Practical Demonkeeping

Объявление

« Русалочка »
Он отмел эту мысль. Франциска охраняет замысел и воля Господа, и он делал то, что считал единственно правильным: искал затерявшийся в море корабль, чтобы спасти людей.
Если, конечно, там и вправду был корабль.
И если, конечно, на нем остался хоть кто-то выживший.
Мистика, городское фэнтези
Ирландия, г. Дублин, 2017 г.
× Сюжет × О мире × Занятые внешности ×
× FAQ и Правила × Шаблон анкеты ×
× Список персонажей ×

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Practical Demonkeeping » Прошлое » [13.06.2012] When They Come


[13.06.2012] When They Come

Сообщений 21 страница 30 из 30

1



Время и место:
13.06.2012
Мексика, безлюдные территории



Участники:
Симон Креван
Марко Корриган



Предупреждения:
Мистические тайны и приземленное насилие


https://i.imgur.com/5juVABq.jpg

+3

21

   Привести свои чувства и мысли в порядок потребовало времени. К счастью, этого добра у них сейчас было с избытком - прогулка по коридорам древней пирамиды продолжилась, позволив Потомкам уложить в голове произошедшие события. Оценить, как долго они с Джеком путешествуют под землей, не получалось - словно прошли одновременно недели и всего лишь несколько часов. Наконец, когда в висках прекратилась биться набатом кровь, Марко смог выдохнуть и почувствовал, как тихо и предупредительно заворчал желудок, намекая на то, что неплохо было бы чего-нибудь съесть - если не тощенького товарища по несчастью, то хотя бы какой-нибудь вегетарианский пирожок.
- Эх, Джон, - дружелюбно хмыкнул Корриган, метнув в сторону Потомка заинтересованный взгляд. Разглядеть что-либо в треклятой темноте было делом нелегким, Марко даже не старался рассмотреть силуэт Джона, но воображение довольно четко дорисовывало его образ на основе шорохов и тепла, исходящего от тела. Выбранная тема для разговора уколола Марко булавкой подозрительности, но ничего внутри не заворочалось, предупреждая вендиго об опасности. По сравнению с их нынешним положением, какой-то Источник был меньшим из зол.
- Как ты лихо расписал мне всю подноготную Дома. - Тихий смех все же отразился от стен и затих в кишке коридора. - Сначала надо бы этот артефакт найти, а там уже видно будет, что с ним можно делать. В Палестине, например, не так давно был натуральный омолаживающий источник! Вот как его утащишь? Ни выкопать, ни выкачать. Но природа сама за всех решила, иссяк он так же быстро, как и появился, а потом обвал случился - и даже раскопать его не получилось... Поэтому да, если я отыщу эту аномалию, я тоже разберу ее на кусочки даже если она нестабильна! Я хочу... отыскать душу этих вещей. Понять, как они работают и можно ли создать что-то новое.
   Марко зашипел, когда ладонь провалилась в небольшую выбоину на стене, а потом на мгновение замер, прежде чем расплыться в улыбке: напрягая зрение, он уже мог увидеть контур своей ладони. Выход был где-то совсем близко.
- А ты сам? Сомневаюсь, что такой трофей останется просто пылиться у тебя на полочке. Занимался артефактами раньше или так, развлекаешься опасным хобби?

+1

22

- Не хобби! - в голосе Симона прозвенела неожиданная для него самого горячность. - Это - не хобби...
Виверн не задумывался, почему так вскинулся на слова Джона, столь небрежно отзывавшегося о том, что было так дорого и важно самому Кревану. Возможно, потому что странный Потомок ему нравился: он обладал быстрым умом, отличной реакцией в сложных ситуациях и неплохой хваткой. Симон хотел бы видеть в нем своего союзника не только в случайном путешествии, но и в образе мыслей. Хотел бы заставить его пересмотреть циничную позицию артефактолога, видевшего в подобных источниках силы лишь исторические реликвии, интересные образцы для изучения.
И потому Симон заговорил - быстро, четко выговаривая каждое слово, блестя в темноте светлыми глазами.
- Я работаю не с артефактами, а с Существами - с теми, которым такие вещи могут быть жизненно необходимыми. Ты никогда не задумывался о том, что далеко не все из них хотят жить, скрывая свою сущность? А некоторые попросту не могут это сделать. Что ты скажешь о демоне, который уже в пять лет нуждается в постоянной подпитке энергией? Или о женщине, чья Сущность, если ее высвободить, вполне способна разрушить пару жилых домов? Опасная аномалия? Лечить, а если не получится - запереть или уничтожить? Это геноцид по отношению к нам, к нашей природе. Дом отказывается работать с такими, или пропускает их, боящихся самих себя. С ними слишком сложно. Слишком опасно и непредсказуемо, да?
Не все из нас могут жить вместе с людьми. Не Дом вырастил меня, и не люди - воспитали. Такие вещи, как та, что скрыта здесь и описана в древних легендах, способны помочь. По-настоящему помочь: усилить нашу природу, самоконтроль, волю... с такими артефактами мы могли бы жить вдали от людей - и в безопасности. И потом... разве ты сам не слышишь?
Симон умолк, переведя дыхание и прислушиваясь. Да, теперь он это слышал особенно отчетливо - то, что было скрыто в Пирамиде, говорило. Не так ясно и разумно, как голос Третьей Дороги, едва различимым свистом, похожим на простой, повторяющийся мотив.
- Такие вещи создавались и открывались не для того, чтобы быть разобранными на куски, Джон. Они создавались для нас - об этом они говорят нам. Они хотят быть использованными правильно...
[icon]http://sg.uploads.ru/tIQF2.png[/icon][info]Виверн, 27 лет
Основатель исследовательской организации "Уроборос"[/info]

Отредактировано Симон Креван (15-11-2018 12:54:12)

+1

23

   От искреннего возмущения, прозвучавшего в голосе Джека, Марко чуть не рассмеялся. О, эти идеалы... Стремиться к большему, желать чего-то, что даже не ухватишь руками, и верить, стремиться за своей путеводной звездой, что ведет тебя сквозь туман невежества и всеобщего скептицизма. Интересно, в какой момент сам Марко умудрился потерять свою? Тогда, когда в зимнем лесу его чуть не поглотило треклятое индейское проклятие или же совсем недавно, когда собственный сын в последний раз выдохнул на его руках?
   А ведь он тоже хотел жить по-другому. Не прячась. Упиваясь тьмой, которая текла в венах всей семьи Корриган.
   Он уже готов был фыркнуть, как бы невзначай кивнуть Джеку на то, что не один он близко столкнулся с такими "особенными" существами, но... Слова застряли комом в горле, так и не обретя силы и не растворившись в воздухе. Джек, сам того не ведая, ковырнул покрывшуюся было плотным наростом рану, вынуждая Марко либо обнажить ее еще раз, накручивая себя и подталкивая к безрассудным поступкам, либо снова уйти в тень, зализывая кровь. И как бы не был соблазнителен первый вариант, вендиго выбрал второй. Ни к чему Джеку, у которого и имя-то было словно ненастоящее, проникать под кожу к Марко.
- Они создавались не только для нас, но и против нас. - Наконец-то выплюнув стягивающий ком в горле хрипло подхватил беседу Корриган, чуть прибавив шагу. - Не стоит недооценивать людей, они во все времена были хитрыми и изворотливыми, раз за разом находя все более коварные способы лишить нас сил, подчинить себе или же просто уничтожить. "Железный занавес" между нашим миром и их хотя бы обеспечил забвение и дал возможность вздохнуть свободнее. По крайней мере, мне и моим соседям не приходится жить, каждый день ожидая того, что какой-нибудь борец за права человека бросит в окно бутыль коктейля Молотова или просто передушит детей, пока они еще не познали своих сил. А изоляция... Боюсь, некоторым из нас просто необходим нейтральный фон, иначе уже ты сам будешь подгаживать соседям просто потому, что вашим... кхм, "видам" не повезло не переваривать друг друга едва ли не на органическом уровне.
   Мотивчик, юркой змейкой проникший в голову, засел там назойливой мелодией, которую хотелось одновременно мурлыкать вслух и от которой хотелось избавиться, как от мерзкого припева, подхваченного из второсортного рекламного ролика. Поморщившись, Марко приложил было пальцы к виску, но тут же отдернул руку, с удивлением рассматривая вновь заострившиеся против его воли когти. Это было очень-очень плохо...
- Ох, не нравится мне это... - Проворчал вендиго, наконец-то останавливаясь вместе с Джеком возле еще одного хлипкого деревянного щита и в пару ударов ногой спихивая его с пути.
   Перед ними лежало озеро изумительной красоты: кристально-чистое, подсвеченное изнутри какими-то неведомыми водорослями, шевеление которых можно было наблюдать издали, со стен кокетливо свешивался какой-то мох, тоже едва фосфоресцирующий зеленоватыми всполохами, дно озеро терялось в темно-синей глубине. В центре озера, в созданной самой природой каменной чаше, ограненной впоследствии грубыми человеческими руками, покоился какой-то песок непривычно-алого цвета, а на каменной тропе, ведущей к чаше, лежал уже истлевший скелет, растерявший половину своих костей.
- Джек, иди осторожнее. - Предупредительно прорычал Марко, пложив на плечо летучему Потомку руку и легонько сжав пальцы. Что-то не давало артефактологу покоя, звенело назойливо и тревожно на краю сознания. К чаще с алым песком подходить совершенно не хотелось, но вместе с тем Марко страстно желал этого: песня манила вперед, словно новая доза наркомана.
- В этом озере даже захудалой рыбешки не видать. - Небрежно бросил Корриган, передернув плечами от холода и наконец-то постигая смысл собственных слов. Это место действительно было гибельным.

+1

24

В глубине души Симон знал, что прав. Все равно прав, вне зависимости от того, как к этому относился Джон. Он мог не понимать правоты его слов и идей - пока не понимать, сейчас не понимать, - но он определенно имел тот горький опыт Существа, мечтавшего и не сумевшего жить в полной гармонии со своей природой. Симон слышал это по изменившейся частоте его дыхания, по предательской хрипотце в голосе, по тому, как быстро его попутчик попытался сменить тему. 
Симон усмехнулся в темноте, безропотно поддерживая. Пусть говорит о другом, это ничего не изменит. Сейчас виверн, несмотря на усталость и ломоту во всем измотанном теле, не привыкшем к подобным злоключениям, ощущал нечто сродни эйфории. Голос пел в его голове, пел в согласии с песней Третьей Дороги, пел песню правды и истины, и это наполняло легкостью все тело. И уже неважно, что думал и говорил по этому поводу Джон - они приближались к тому, что составляло самую суть здешней магии, и все остальное отступало на второй план.
И когда коридор вывел их к еще одной пещере и чудесному озеру - зеленовато-голубому, светящемуся, дивно контрастирующему с кроваво-алым песком, и Симон взглянул на попутчика, то совсем не удивился, увидев в этом призрачном голубом сиянии, как помутнели и побелели его живые карие глаза, как заострились его пальцы и зубы. Нечто, скрытое под песком - или под поверхностью озера? - уверенно взывало к самой природе Существ, и виверн ощущал, как и его собственные зубы становятся длиннее и острее, как слегка искажается обзор из-за вытянувшихся змеиных зрачков, и как привычно покалывает в плечах, локтях и запястьях, готовых обратиться в плотные кожистые крылья.
- Кто же это не дошел до конца? - протянул Симон, слегка шипя на согласных и не сводя глаз со скелета. - Его убило что-то... из-под воды или из песка?
Джон предостерегающе произнес что-то, но виверн его не слушал. И сам чувствовал некую угрозу, но почему-то она его совсем не пугала. Казалась испытанием, отбраковавшим недостойных, но он - он, рожденный в Кроухолте! - определенно не тот, кто испугается, свернет или попадется в глупую ловушку на середине пути. Он не таков. Он сильнее.
- Может, просто не надо было идти... - и Креван остановился у самого края тропы, окончательно выпуская крылья. Сейчас он казался себе почти всемогущим - так близко от источника сил, такого манящего и ясного. Будто кто-то родной распахивал навстречу объятия, ободряюще кивал: иди сюда, иди, совсем немного...
И прежде, чем Джон успел его остановить, он взял короткий, стремительный разбег, оттолкнулся ботинками от берега и взмахнул крыльями, бросая легкое тело вперед и вверх, не касаясь камней, из которых была сложена тропа, не касаясь зеленовато-синей воды, уверенный, что сумеет перемахнуть к кровавой чаше...
[icon]http://sg.uploads.ru/tIQF2.png[/icon][info]Виверн, 27 лет
Основатель исследовательской организации "Уроборос"[/info]

+1

25

   "Проверяй, куда суешься", руководствоваться этим девизом было трудно, но он оберегал уже не первое поколение артефактологов от фатальных ошибок, сохраняя им конечности, рассудок, а порой и жизнь. На этот раз, даже при отсутствии нужных инструментов и проверенной команды, следовало поступить так же - присмотреться, провести пару экспериментов с подручными материалами - в общем, сделать все, чтобы перед падением на полу лежал хоть какой-то слой мягкой соломки. Но, как это обычно и бывает, все полетело к чертям собачьим.
- Нет, Джек, СТОЙ!
   Не на шутку перепугавшийся Марко дернулся было вперед, но его рука схватила лишь пустоту: безумный мальчишка в последнем порыве полетел прямиком в распахнутую пасть неведомого хищника.
   Страх перед смертью, лишь подстегнутый внезапной выходкой товарища, забурлил в сознании словно кипящая вода, переплетаясь с горчащим отчаянием, гневом на чужую безрассудность и холодной решительностью, бросившей на лету изменявшееся тело вендиго вперед, за его добычей.
   Время не замерло, но словно растянулось в бесконечности. Не замерло, но замедлилось парение виверна, мучительно-медленно растягивался во всю свою длину сам Марко, уже почти ухвативший беглеца за походный ботинок, и с неспешной вальяжностью песок в чаше также пришел в движение, закружившись воронкой, словно приглашая в свои объятия долгожданного гостя.
   Очередное падение болью прошило ребра, заискрило в глазах радужными всполохами - зато рука Марко смертельной хваткой держала Джека за лодыжку, что очень пригодилось в момент, когда вендиго, краем глаза уловив всполох алого тумана над чашей, вздумал свалиться в воду - прохладную и почему-то противно пахнущую плесенью. И отчего-то купание показалось взвинченному Корригану меньшим злом, чем то, что таилось в красном песке...

+1

26

Он понял, что ошибся, когда красный песок взметнулся ему навстречу. Голоса, мелодично певшие в голове, загремели победной музыкой – и мгновенно стихли, оставив после себя ужасающее до холода в животе ощущение пустоты. И обмана.
Виверн уже не успевал ни затормозить, ни свернуть – мог лишь неловко изогнуться в воздухе, будто подбитый внезапным выстрелом. И в этот момент ногу цепко оплели длинные, жесткие пальцы, рванули назад и вбок. Мелькнуло жутко исказившееся лицо Джона, лязгнули его длинные, острые зубы.
А затем над ними обоими второй раз за день сомкнулась холодная, маслянистая вода.
Там оказалось неожиданно глубоко – оба Потомка разом пошли на глубину. Из-под мутной поверхности там, в пещере, были видны алые всполохи, слепящие даже на глубине – то ярилась, уничтожая все живое, что оставалось бы над водой, странная и жуткая сила, стерегущая мост.
Симон отчаянно заработал руками-крыльями и ногами, удерживая себя на глубине. Легкие жгло – он почти не успел набрать в грудь воздуха – но сейчас выныривать было нельзя. Сунешься наверх – и эта смертельная, гипнотическая сущность испепелит на месте.
Краем глаза он заметил Джона – белоглазую темную тень в темной воде, озаряемой алыми вспышками. Потомок махнул ему рукой, призывая плыть за ним, и мощным гребком ушел еще ниже, на глубину. Что он заметил?
У виверна не было ни сил, ни мыслей рассуждать об этом. Чувствуя, что близок к тому, чтобы глотнуть мутной, затхлой воды, он нырнул вслед за своим попутчиком, и только тогда разглядел чернеющую дыру в стене, темный подводный тоннель, уводящий… куда?
Оставалось надеяться, что туда, где есть воздух.
Дыра казалась бесконечной. Перед глазами поплыли яркие цветные пятна, затем потемнело. Симон греб почти вслепую, уже зная, что до конца тоннеля не доплывет – не хватит воздуха. В какое-то мгновение он понял, что видит перед собой лицо Лалы – размытое, нечеткое, но узнаваемое. Сестра сидела посреди черного тоннеля в своем неизменном кресле, крепко сцепив руки на коленях, и изо рта и глаз ее вверх тонкими струйками поднимались крупные пузыри.
«Тебя здесь нет», - успел подумать Симон и отключился.

***
Он очнулся от того, что вода выплескивалась из его носа и рта. Легкие горели, грудь раздирало от кашля. Лала, склонившаяся над ним, недоуменно моргнула, улыбнулась – и превратилась в Джона, мокрого с головы до ног и очень злого.
- Т-ты… её… идел? – прокашлял Симон и с трудом перевернулся на живот, отплевываясь водой. Пока кашлял – сообразил сразу несколько вещей. Первое: Джон никак не мог видеть Лалу, его персональную галлюцинацию. Второе: где бы они ни вынырнули, здесь, по крайней мере, не было уничтожающего красного песка.
И третье: Джон только что спас ему жизнь. Еще пара мгновений, и неведомое нечто поглотило бы виверна на подлете, как огонь – мотылька-идиота.
- Нена…вижу индейцев… - с трудом втянул в себя воздух Креван и искоса глянул на Джона. – Спасибо…
[icon]http://sg.uploads.ru/tIQF2.png[/icon][info]Виверн, 27 лет
Основатель исследовательской организации "Уроборос"[/info]

Отредактировано Симон Креван (26-11-2018 17:05:56)

+1

27

- Всецело поддерживаю! - Рассмеялся Марко, чувствуя, как вместе со смехом из него выходит напряженная взвинченность, успокаивается бешено бьющееся сердце и перестает гудеть голова. Всего минуту назад он готов был привести Джека в чувство и уже потом растерзать его собственными руками просто за то, что тот не совладал со своим воистину подростковым порывом доказать что-то кому-то! Желание выдать хороший подзатыльник, однако, сохранялось, но зато теперь не сопровождалось тягой скрасить наказание треснувшими костями и кровищей.
- Живи, Бэтмен... Или кем ты там величаешься по матушке-батюшке. - Убедившись, что с молодым человеком все в порядке, Марко грузно плюхнулся рядом, потирая ладони и дыша на них в попытке сохранить как можно больше тепла в конечностях. Следовало подумать, как быть дальше. Что вообще делать дальше?
   Одно было ясно Корригану наверняка - возвращаться к чаше алого песка нельзя, та ловушка уже среагировала на чужое вторжение и на этот раз может захлопнуться гораздо быстрее, не успеешь и воздуха глотнуть. Оставалось плыть дальше. Насколько помнил Марко, здешние лабиринты пещер были полны пустот, а порой и вовсе подмигивали поверхности слезливым окошком.
- Надо плыть дальше. - Наконец-то решительно кивнул головой вендиго и потянулся рукой в воду, где еще сияли проросшие из соседнего грота светящиеся водоросли. Вырванная трава чуть потускнела, но не лишилась света - это было хорошо.
- Мы, конечно, можем повернуть назад и стать еще одной жертвой этого... явления, но, Джек, вспомни-ка, от чего мы укрылись в пирамиде? Местные дожди могут лить неделю, а то и дольше. И вся эта вода скоро протечет сюда. Нас затопит, как котят. И надо искать выход, пока не поздно.
   "А потом можно и вернуться", - невысказанная вслух мысль все же повисла между ними, намекая на то, что победителем будет тот, кто сможет организовать очередную экспедицию в кратчайшие сроки. Марко вспомнил, как горели глаза Джека и невольно подумал о том, что не станет дожидаться команды, а лучше уж сам проникнет в индейский лабиринт и взорвет там все к чертям собачьим, если разрушения, устроенные Потомками, не прикончат пирамиду еще раньше. Джек был странным и идеи его были тревожными, но скармливать его какой-то древней гадости было уж слишком. Все же ему еще жить и жить, заведет детишек - и тогда будет не до революционных помыслов.
- Так что, ты со мной? Или предпочтешь остаться тут?

+1

28

- Я виверн... - пробормотал все еще не до конца прокашлявшийся Симон, тяжело дыша. Его начинало колотить от холода - и это в чертовой Мексике, тропической, мать ее, стране! Все из-за дурацкой подземной пирамиды и этой ледяной воды!
Джону было не легче - вот они и сидели на каменистом бережке, как два выживших после кораблекрушения, дрожали и скалили зубы. Симон пытался сообразить, что делать дальше, но организм виверна, утомленный беготней, прыжками, плаваньем и чудесным спасением от утопления, не позволял думать ни о чем другом, кроме того, что нуждается в тепле, пище и отдыхе. Гораздо больше, чем в мифическом артефакте, запрятанном хитроумными майя.
- Плыть? - простонал он, уже понимая, что другого выхода все равно нет. Место, куда они выплыли, было маленькой тупиковой пещеркой, и Джон был прав. Если от ливней поднимется уровень воды, плыть придется уже их трупам.
Неужели придется выбираться, оставив надежду найти одно из величайших творений древнего мира? Не разгадав тайну, и даже почти не приблизившись к ней?
Симон скрипнул зубами. Вся его Сущность восставала против этого, но сейчас, когда пение чаши алого песка поутихло, виверну пришлось признавать поражение. Они сунулись в Толлан неподготовленными, растеряли все снаряжение и еду, чудом не погибли несколько раз, и испытывать дальше судьбу было бы глупо.
Но как же позорно было отступать!
Ладно. Как только он выберется отсюда - свяжется с Алонсо и затребует у нагваля побольше крепких парней. Главное, что он уже провел разведку, и не отступится от несчастной пирамиды, пока не вскроет ее, как овцу-мутанта. Это Симон точно мог себе обещать.
А пока что...
- Так что, ты со мной? Или предпочтешь остаться тут? - Джон, куда лучше подготовленный к неожиданным условиям выживания, и гораздо более опытный путешественник, чем он сам, уже был готов плыть. Все-таки придется действовать быстро, иначе может статься, что они снова столкнутся лбами у артефакта Толлана, только вот вряд ли снова обойдутся мирными посиделками и взаимовыручкой.
- С тобой, - вздохнул Симон, растирая себя руками. - Как минимум, я должен тебе пива за спасение. Думаешь, здесь где-нибудь можно найти "Гиннесс"?
[icon]http://sg.uploads.ru/tIQF2.png[/icon][info]Виверн, 27 лет
Основатель исследовательской организации "Уроборос"[/info]

+1

29

   Марко был далеко не уверен в правильности предложенного пути. Более того, считал его почти безнадежным: ведь если он ошибся, перепутал описание местной системы пещер с какой-то еще, то оба потомка могли банально утонуть, тогда как сидя на месте оставался шанс выжить и вернуться тем же путем, каким они пришли сюда. Риск был велик, интуиция предательски молчала, задушенная более сильными эмоциями и банальной усталостью, но мрачная решимость твердо держала сознание в стальном кулаке, запрещая расплываться перепуганной лужей.
   Понимал ли Джек всю серьезность ситуации? О, наверняка понимал! Он не был юнцом, играющим в археолога, не был пристукнутым на голову мистиком, ищущим пришельцев, но был пристукнутым искателем этой самой мистики в вещах более чем реальных. И он согласился на невозможный, ужасный план Марко!
- Ловлю тебя на слове! - Рассмеялся Корриган, приободренный как согласием виверна, так и забрезжившим на горизонте призраке халявной выпивки. Пару раз резко выдохнув, он с шипением плюхнулся обратно в прохладную воду и принялся вырывать с насиженных мест чудо-водоросли. Жуткий разлом, из которого они вынырнули с Джеком, был преодолен на одном лишь честном слове, но двигаться дальше, рискуя каждую секунду треснуться головой о камни и захлебнуться, Марко был не согласен.

   Вынужденное путешествие оказалось страшным, выматывающим во всех смыслах. Как и предполагал Марко, местные пещеры были запутаны и, на его счастье, объединены запутанной сетью. Иногда Потомкам удавалось отыскать маленькие выступы, на которые можно было взобраться и отдохнуть, но чаще всего подышать затхлым воздухом удавалось лишь высунув голову или вытянув губы к застрявшему под землей воздушному пузырю. Темнота, бесконечная вода, склизкие камни - казалось, этому не будет конца. И все же однажды в конце тоннеля забрезжил свет: водоросли прослужили Потомкам дольше, чем рассчитывал Марко, но и они начали погибать, лишая пловцов такого важного освещения, уступая место природным способностям виверна и вендиго улавливать мелкие отголоски освещения и оборачивать их себе на пользу. И когда удалось различить скалы не только на расстоянии вытянутой руки, но и гораздо дальше, Корриган едва не завопил от радости, рискуя утонуть на месте.

- Да-а-а! - Завопил Марко, стоило ему наконец-то вынырнуть на свежий воздух под занимавшееся рассветом небо. Тут же закашлявшись, вендиго на пару мгновений ушел под воду, но уже скоро сияющими глазами зыркал в сторону товарища и улыбался ему всем набором зубов. Им удалось! Они выжили. На западе клубились грузные тучи, обещая вскоре пролиться еще одной порцией дождя, солнце на востоке вовсю пыталось согреть землю, а с дикого пляжа, возле которого не повезло вынырнуть Потомкам, за ними с открытым ртом наблюдало несколько нескладных тощих подростков, побросавших свои дела и тыкавших пальцами на шумных пловцов.

+1

30

Симон ответил ему не менее зубастой улыбкой, усталой, все еще тревожной, но все же улыбкой. Они выбрались, и теперь его колотило после заплыва в холодной воде - и после исчезновения воли неизвестного артефакта, до которого они так и не дошли.
Это было сродни окончанию сложного, выматывающего разговора, в котором приходилось напрягать весь свой ум, память и волю. Как будто бы все это время виверн разговаривал с собеседником, столь значительно превосходившим его во всем, что сама беседа с ним истощала.
И все же, избавившись от этого ощущения, Симон ощутил короткий прилив горечи, объяснить которую не смог бы и сам себе.
- Пойдем, - он хлопнул Джона по плечу, обтянутому мокрой рубашкой, - за то, что мы выбрались, можно и по два пива...

Хорошего пива в Мексике они, разумеется, не нашли. Но нашли текилу, которую, подумав, сочли подходящей заменой.
Разумеется, это было уже после того, как они нагнали экспедицию. Как над ними попричитали и поохали, отыскали сухие вещи и отправили назад к деревне. Продолжать фольклорные изыскания людей у Симона не было желания, а возвращаться обратно в Толлан - сил. Да и сейчас, когда пирамида с ее тайнами и влекущим Зовом осталась позади, виверн мог взглянуть на все произошедшее куда более трезвым взглядом.
Они с Джоном оба были слегка... одержимы. Но если одержимость Джона была сродни азарту исследователя - к примеру, энтомолога, обнаружившего редкий и вполне опасный вид тропического жука, - то одержимость самого Симона - опасной, почти болезненной страстью.
В следующий раз он будет лучше контролировать себя. Он никогда не даст своей одержимости, своему внутреннему чудовищу, взять над собой верх. Он сам - хозяин своим мыслям.
Симон повесил трубку - он говорил с Алонсо, нагваль обещал, что в два-три дня наберет для него команду. Вернется ли Джон с ним? Вряд ли. Скорее всего, второй раз его случайный попутчик предпочтет действовать самостоятельно, и наверняка постарается опередить.
А жаль. Он оказался неплохим - силен, вынослив, умен, обладает драгоценной для любого исследователя способностью нестандартно мыслить и быстро принимать решения в критических ситуациях. Симон ценил таких людей... Существ в своем окружении. Какая жалость, что Джон - вероятно, в силу возраста и слишком укоренившихся в нем принципов воспитания! - слишком предан риторике Дома, и не пожелает воспринимать всерьез убеждения "Уробороса".
Хотя...
Виверн улыбнулся и вернулся туда, где оставил Джона со стаканом текилы - в открытой уличной кафешке. Сел рядом, налил себе и какое-то время молчал. Над ними смеркалось вечернее мексиканское небо.
- Знаешь, каждый раз после всего... такого мне немного жаль, - проговорил Симон, разглядывая созвездия. - Жаль, что нельзя показать и рассказать всем, что я видел и что ощутил в таких местах. Иногда мне кажется, что такие вещи меняли бы... мышление людей. И Существ. В лучшую сторону.
Он глотнул из стакана и внимательно посмотрел на Джона.
- Если вдруг тебе когда-нибудь понадобится компаньон для чего-то подобного - я с радостью составлю компанию. И кстати... - виверн слегка помедлил и протянул артефактологу руку. - Меня зовут Симон.
[icon]http://sg.uploads.ru/tIQF2.png[/icon][info]Виверн, 27 лет
Основатель исследовательской организации "Уроборос"[/info]

+1


Вы здесь » Practical Demonkeeping » Прошлое » [13.06.2012] When They Come


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC