«Если что и обрастало таким количеством историй и легенд, связанных с потерей, кражей и сокрытием, - так это драгоценности.»

"Единственной мерой времени является память"



Рейтинг: 18+
Жанр: городское фэнтези, мистика

Место: Ирландия, г. Дублин
Время: зима-весна 2017 г.

Разыскиваем!

Practical Demonkeeping

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Practical Demonkeeping » Альтернатива » Приходи на меня посмотреть


Приходи на меня посмотреть

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://i.gyazo.com/81527bc2e955269292c7f629ba8085df.jpg

Ильзе, дочь рыбака, и Линдворм, королевский сын.
Всё ещё лето 1527 года, рыбацкое поселение неподалёку от столицы.

Никому не сказала Дева о данном Змею слове и сама принялась решать, что делать ей с этой бедой. Выполняла ведьмины поручения, осваивала потихоньку своё мастерство, прислушивалась к новостям из столицы да проведывала родных время от времени. Змей и сам не забыл о старой подруге, новой невесты себе не требовал, выжидал чего-то, к деревне начал подбираться всё чаще и ближе. Слишком близко.

[nick]Ильзе[/nick][status]а вилами по морде?[/status][icon]https://i.gyazo.com/2b6eb5fb9fb9672e297c7e48aabfaa2e.jpg[/icon][sign]Лиха не ведала, глаз от беды не прятала.[/sign][info]<b>ДОЧЬ РЫБАКА</b><br>  Спасительница королевства[/info]

0

2

Материнское послание, на словах переданное с соседским мальчишкой, позвало Ильзе через всю деревню, оторвало от изучения трав и провело вдоль разномастных домишек прямиком под родительскую крышу. Дом не молчал, как это обычно случалось при хворях каких да иных бедах; он заходился множеством голосов, громким мужским смехом да женскими перешёптываниями, шорохом шагов и подолов, топотом, звоном, шипением приготовляемой еды. Ильзе, замеревшую на пороге, почти сразу Хелла перехватила за перепачканные травяным соком руки и увела в соседнюю комнатушку, недовольно покачала головой, хмуро свела к переносице брови: не нравилось ей, как выглядела сейчас дочь, не подходили эти простота и удобство к тому, что творилось в главных покоях. Так и застыла Ильзе, поняв по материнским быстрым движениям и опущенному взгляду сестры, что пришли её сватать.
– Ты присмотрись к Иборову сыну, – шепнула Хелла, как когда-то в детстве поправляя дочери косы и одёргивая на ней платье. – Может, он тебе и по нраву придётся.
Так её, окаменевшую, и ввели в соседнюю комнату, весь простор которой теперь занимали чужие да пришлые. Рядом с отцом – с тем, кого Ильзе звала и считала отцом, – приметила она и его товарища Ибора, а за ним – одинаковых, словно детские игрушки, молодцев, неприятных и уже нетрезвых. В их голосах прорезались иноземные нотки, как это часто случалось с жителями приграничья. Ни один из них Ильзе не приглянулся, а тому, что ближе прочих сидел к Ибору и жадно потягивал пшеничную брагу, хотелось на голову перевернуться ведро да так и оставить.
Ведьма всегда ей говорила, что замуж Ильзе пойдёт, если сама того захочет да приглянется кто. О том, станет ли она тогда и сама ведьмой, они не говорили никогда. Наставница знаниями о замужних товарках не делилась, а Ильзе только её одну и знала. Да и не нравился ей никто настолько, чтобы войти в его дом.
До рассвета выторговывал её Ибор – приглянулась старшему его сыну молоденькая ведьма и другой он не хотел, как ни отговаривали его братья и друзья, – и всё это время отец её устало отказывался. Сама Ильзе молчала, а с полуночью и вовсе ушла, устроилась, как в старые времена, у сестры под боком и молчала. Лишь на другой бок перевернулась, сурово насупившись, когда та в темноте принялась оправдывать мать. Та, может, и видела в Иборовом наследнике хорошего мужа для младшей дочери, вот только сама Ильзе помнила, как сводила синяки да помогала избавиться от возможной беременности мельниковой дочери, когда в прошлый раз приграничные купцы заезжали в их деревушку.

К утру гости так и задремали на лавках, согретые пивом да тяжестью собственного дыхания. Ильзе мышью скользнула во двор, беспокойно взялась за ведро с остатками колодезной воды. Она не сомневалась, что против воли её никакому торговцу не отдадут, но вдруг отец всё-таки вынужден был уступить? Ведь если б он совсем не хотел её отдавать, то развернул бы гостей с порога. Ведро в её руках дрогнуло и чуть не отправилось в колодезное тёмное нутро. Ильзе, ухватив его в последний момент, с минуту переводила дыхание да думала: не бросить ли всё вот так и не уйти ли обратно в дом Ведьмы? Оттуда-то её так просто никому не забрать.
Решив хотя бы занести обратно в родительский двор ведро да напоить домашнюю живность, она дошла до порожка и так и замерла, ослеплённая в первое мгновение слабыми отблесками солнца на тёмной чешуе. Пёстрый дворовый кот, владыка окрестных улочек и повелитель местных коровников, шипел на вторженца с той стороны, но бесславно держался поближе к бревенчатой стене. Даже он чувствовал угрозу в лениво перекатывающемся на солнышке Змее. Что же станется с людьми, если кому из них приспичит сейчас выйти из дому?
– Я змеиную траву во дворе не высаживала, – хмуро приветствовала Ильзе старого друга и смело подступила ближе. Насупилась, подражая ведьме, опустила ведро на землю, посмотрела на него внимательно. Взглядом этим только и было, что чешуйки срезать. – Ты зачем так далеко от леса забрался? – она недобро тряхнула косами да покосилась на неприкрытый прорез двери. Сейчас бы сонной травы пучок, поджечь и оставить внутри, чтобы не помешали. Но руки её были пусты и бесполезны, и потому Ильзе лишь судорожно ухватилась ими за подол платья.
[nick]Ильзе[/nick][status]а вилами по морде?[/status][icon]https://i.gyazo.com/2b6eb5fb9fb9672e297c7e48aabfaa2e.jpg[/icon][sign]Лиха не ведала, глаз от беды не прятала.[/sign][info]<b>ДОЧЬ РЫБАКА</b><br>  Спасительница королевства[/info]

Отредактировано Мэв Маккенна (30-06-2018 19:56:05)

+1

3

Пусто стало в змеином лесу. Пусто и глухо. Ровно, как в тот год, когда девка из рыбачьей деревни по костям в линдвормовой норе прошлась, да узнала в них человечий скелет.
До той поры Змей не просил у короля признания да страшной платы, а тут — объявился перед самым его ликом да перед светом, жуткий на свету. Глаза — что высверк на длинном мече, когти как ножи, в ухмылке на зубах блестит жгучий яд.
Быть может, махнул бы в тот день король Рествин рукой, да встали бы меж ним и Змеем воины в кованых латах и с длинными алебардами в руках. Может, того и искало взбесившееся чудовище.
Мать на шею бросилась, не убоявшись длинных клыков и змеиной чешуи. И стал тогда Змей царским сыном в одночасье, а после — по-своему пригодился и отцу. Но лес в тот год стоял как мёртвый, как будто зверью в нём чудище мерещилось под каждым корнем, в каждой тени.
И нынче так, хотя теперь то заприметила разве что Ведьма в своём потаённом жилище. Люди же, напротив, ходили по лесной дороге, устрашаясь зазря. И дары их “на добрую дорогу” у лесных жертвенников никто не трогал, кроме безбоязненных птиц да мелких текучих хищников.

Зато рыбакам от Змея жизни не стало. И, вроде бы, чудовище царское не лютовало, людей не жрало, работу не портило, а чем тут руки займёшь, когда он то и дело на глаза показывается? Дырявятся руки от вида, а не от вида — так от боязного ожидания.
А Линдворм, знай себе, просачивался к самой реке, следил за бабами в поле, шикнул на брехливую собачонку старостихи так, что у неё лапы отнялись — тут уж пара голосов втихомолку чудищу спасибо сказали и вдругоряд пожелали саму склочную бабу так же приветить.
На этот раз Змей разложился на рыбачьем дворе как на своём лесном холме, по-кошачьи проворачиваясь под по-раннему безучастной и вялой ладонью солнца. На Ильзе, с улицы вошедшую, покосился как на того же кота: нодобрительно, будто та его отдыха заслуженного лишала. Но ответ его был мягкий, с недоброй нечуткой ласкою:
— С-с-слышал я с-с-скас о молотс-се отваш-шном, ш-то за окраем клялс-с-ся, будто уш-шас лес-сной его дес-с-сятой дорокой обхотит да кланяетс-с-ся. Ш-шду я его, ш-шду, штобы пос-с-смотреть, каков ис-с себя, да как долш-ш-шно поклонитс-ся. А он зс-с-с-санят больно. Вот, крас-с-са, вс-с-с-с-с-стречать приш-шёл, рас-с-с-сам не идёт.
Не потому, конечно, Змей в этом углу разлёгся. Но Ведьма за слова о ней наказывала хуже, чем он сам — пустобрёхов перехожих.[nick]Линдворм[/nick][status]Принц-Змей[/status][icon]http://i.imgur.com/ph9SkiQ.png[/icon][sign]свою обречённую ждет[/sign][info]<b>ЛИНДВОРМ</b><br>Чудовище[/info]

+1

4

– И не придёт, – тяжело, тихо и очень веско уронила Ильзе, выслушав Змея да измяв в непослушных пальцах подол скромного платья. Это Иборов сын здесь – герой, способный не словом даже, а взглядом усмирить чудовище? Купчонок, даром – высокий да статный, оружие в руках обученный держать, потому что иначе на местных дорогах никак. Ильзе на него насмотрелась за отцовским столом: там, где прочие мужчины пили по одной чарке, наговаривая друг другу ладную торговлю и хороший улов, её несостоявшийся жених успевал опустошить две и потребовать третью. Неужто сил у него хватало и на пустое бахвальство? Ильзе пожалела теперь, что не слушала, что перебирала тесёмки на рукавах да ждала, пока догорит тонкая гостевая свеча.
Опустив взгляд, она нашла и своё ведро, и змеев хвост, вывернутый так, что тяжело было не приметить начавшую темнеть заплатку. Хорошо, ладно её чародейство сработало, и Ильзе ощутила было застарелое довольство собой, но вспомнила о полном вооружённых мужчин доме, о матери и сестре, и помрачнела. Что-то подсказывало ей, что не ради достойного противника здесь Змей, что достойные – и потому мёртвые – сами к нему ходили в логово, намереваясь побороть чудище и на всё королевство прославиться. Древесные корни оплетали их кости, окружённые шипами цветы прорастали из их сердец, и говорили, что кровоточили они не хуже резных фигурок в столичных святилищах.
– Нет здесь достойного молодца, только купцы да женщины безоружные, – она перекинула косы за спину, и они двумя тугими узлами уткнулись ей в лопатки. Так просто казалось: ухватиться за своё ведро да перетащить то через змеев хвост. Раньше она легко перепрыгивала через него, когда они со Змеем игрались, и ни разу её босая ступня не ударилась об него, не зацепилась, не оставила на себе отпечаток мягких ещё чешуек. Теперь же Ильзе не сомневалась, что при любой её попытке переступить дальше Змей выгнется так, чтобы и она, и ноша её, и всякая дворовая утварь подскочили сначала вверх, а после – рассыпались по земле. И потому не подумала даже за ведро браться. – Если ты кого пугать собрался, то плохой день выбрал. Никто из них не бахвалился, что морской верёвкой стянет тебя в узел, никто не поминал тебя – ни добрым словом, ни проклятьем каким. Не для того они здесь.
«Не для того я тебе хвост лечила, чтобы ты его сейчас поцарапал о какого-нибудь длинноязыкого дурня», – сама для себя договорила Ильзе, Линдворму своей заботы не выказывая. Из историй, ходивших по королевству, она знала, что десяток вооружённых парней ему – что охапка зайчат волку. Зубастых и малость вооружённых, но всё-таки зайчат. Тварь лесная его не одолела, приходившие воевать чудище храбрецы разве что чешуйки ему подрезали. Но сердце её всё равно неспокойно билось в груди, и Ильзе не знала средства, чтобы унять его.
Наклонившись и окунув пальцы в колодезную воду, она медленно выпрямилась и встряхнула ладонью, раскидывая крупные ледяные капли поверх тёмной чешуи. Словно кота с насиженного места сгоняла.
– Уходи, – тихо, без всякого колдовства, молвила Ильзе.
[nick]Ильзе[/nick][status]а вилами по морде?[/status][icon]https://i.gyazo.com/2b6eb5fb9fb9672e297c7e48aabfaa2e.jpg[/icon][sign]Лиха не ведала, глаз от беды не прятала.[/sign][info]<b>ДОЧЬ РЫБАКА</b><br>  Спасительница королевства[/info]

Отредактировано Мэв Маккенна (01-07-2018 14:48:43)

+1

5

Острые поцелуи холодных капель напрасно прошлись по толстой змеиной чешуе, да достали кожицу над недавней прорехой.
Не дрогнул Линдворм, но текучее тело его извернулось глазу почти неприметно, да скрыло светлое пятно, будто известью по змеиному хвосту нанесённое, да до конца ещё не истершееся.
С человечьей стороны Змея рассыпалось приглушённое насмешливое шипение. Он так и не приподнялся с земли. Сложил обманчиво хрупкие руки поверх одного своего кольца, поверх рук — острый подбородок с ямочкой там, где смыкалась подвижная змеиная челюсть.
А смотрел всё одно свысока, как будто девка ни покорности его на собственном дворе, ни злобы не заслужила. Лишь любопытство. Как тот кот, что от движения человечки рванул на дальний угол избы, а всё пытался Линдворма перешипеть.
— С-с-смог в дали чуш-шой хвалитс-с-с-са, смош-шет и с-сдесь повторить, — со злым удовольствием протянуло чудище, поворотив шею так, чтобы всход дома увидеть. Кто знает, может — и что за порогом теплется, дышит и живёт, зла у ворот не ведая.
— А с-с-с-сам не выйдет — ты выведеш-ш-шь.
Петля змеиная выгнулась смоляным пузырём, подкатилась к ногам Ильзе, передумав захлестнуть лодыжки, да свалить, чтобы глаза в глаза глянуть, зачаровать змеиным дурманом, лишить воли и сопротивления.
— Или люп тебе торгованов с-с-сын? С-с-собой пригош-ш, от дома отс-совского — полной чаш-ши — край перепатёт. Авос-сь не уронит. А ш-што с-с-слова с-с делом рас-с-с-с-сходятс-ся, так дефки и любят уш-шами.
Сквозь ласку и довольство в больших глазах Линдворма впервые просочилась нешуточная злость.
Не к недорослю, метившему в герои геройские. Не к словам его хвастливым, боязни во хмелю лишённым — мало ли таких ему дары на опушке боязливо складывали, мало ли таких сами в чаще остались.
Дождался бы. Не вечно ему лес карлезианский двенадцатой дорогой обходить, когда в труд батькин намылился в самом деле.
Но он гулял по этому двору. Попирал ногами этот порожек, да смотрел по-хозяйски на всё кругом.
Мудра Ведьма, видит всё во всех краях земли.
А Змей — помнит всякое.[nick]Линдворм[/nick][status]Принц-Змей[/status][icon]http://i.imgur.com/ph9SkiQ.png[/icon][sign]свою обречённую ждет[/sign][info]<b>ЛИНДВОРМ</b><br>Чудовище[/info]

+1

6

– Не выведу, – буркнула Ильзе, поднимая на Линдворма взгляд. Говорили, что тот, кто утонет в омутах змеиных глаз, сыщет свою погибель, и в первое мгновение ей сделалось страшно, но, подобравшись, Ильзе через собственный испуг перешагнула, как через чешуйчатый хвост. Мокрые ещё пальцы ласково лизнул ветер, и она торопливо отёрла их о подол платья, согревая. – Некого выводить.
Если и бахвалился кто из купцовых сыновей, то всё одно смерти за то он не заслужил. Не он первый, не он же – последний среди тех, кто любит рассказывать о себе байки, простой ужин с наваристой похлёбкой превращая в царское пиршество, а интрижку с чужой женой – в полный трагизма сказ о запретной любви. Среди знакомцев её отца таких водилось достаточно, и маленькой девочкой Ильзе подолгу и очень внимательно их слушала, пока Ведьма не научала отличать правду от лжи, а самохвальство – от настоящего деяния.
И пусть даже было то, за что желала Ильзе Иборову первенцу самой страшной участи и собак по следу, вести его к Змею ей не хотелось. Потому что за хвастливым мальчишкой темнели фигуры вооружённых товарищей, потому что Змея не должно здесь быть, потому что Ведьма будет злиться, да и деревенским не понравится, что лесной владыка забылся. Не раз и не два ходили они облавами на волков, когда те уволакивали ягнят да детей, рвали глотки пастушьим псам и оставляли следы у порожков, пугая дочек деревенского старосты так, что выходить отказывались. Вот как Змей сейчас. Это повезло ему, что она поутру вышла из дома, а не мать или сестра – те бы принялись кричать да причитать; точно бы всю деревню всполошили.
– А если и люб, то что? – слова Змея ожгли, отпечатались на лице розоватыми пятнышками, и дыхание Ильзе перехватило. Она тут же поторопилась оскорблённо насупиться: это Иборов сын-то ей люб? Неужто Змей совсем дурой её считал? По всему получалось – да, и особо отпираться ей как-то и не захотелось. Явно соглашаться – тоже. Ильзе схватилась за первое, что пришлось под руку – острые зубья вил впились в землю, и опора вышла надёжная, ладная. – Я помню про данное тебе слово, но оно – только между нами, и никого в этом доме не касается, – дверь скрипнула, и Ильзе испуганно дёрнула головой, но то только заскучавший ветер поскрипывал петлями да пробирался внутрь. – Если ты за ним пришёл, то бери с меня всё, что должен, и уходи, – повторила она, для надёжности разве что ножкой не топнув. – Нет в этом доме того, кто может с тобой сразиться. И не будет уже. 
[nick]Ильзе[/nick][status]а вилами по морде?[/status][icon]https://i.gyazo.com/2b6eb5fb9fb9672e297c7e48aabfaa2e.jpg[/icon][sign]Лиха не ведала, глаз от беды не прятала.[/sign][info]<b>ДОЧЬ РЫБАКА</b><br>  Спасительница королевства[/info]

Отредактировано Мэв Маккенна (30-08-2018 21:48:40)

+1

7

Поднялся Линдворм с земли, развязал тяжёлые кольца змеиного тела, возвысился над льняной макушкой девы. Глаза его метали молнии, хотя не ведал он, что подцепило его как рыбья острая снасть. Не то ли, что девка отказала, и что тон её так был похож на голос Ведьмы — такой же металлический и прочный, ни на изгиб его не взять, ни преломить силой? Не то ли, что так глубоко вздохнула, сына Иборова припомнив только вскользь, да порозовела вся от лба под светлой челкой до самой груди?
Втянул Змей воздух с шипящим шумом, потрогал раздвоенным языком на вкус, затянул глаза полупрозрачной плёнкой, да и разулыбался ласково. От этой ласки цепенели лесные звери, на коих обращал свой взор повелитель леса. А эта — и не пошатнулась, и крепости не утратила, как заговорённая. Одно слово — ведунья.
— Коли люб, то готофь платков горнитс-су, Дева. Потому ш-што допром не выведеш-шь — я с-сам его вс-стречу. И долг твой не с-сабуду.
Холодная кровь Змея вскипала горным ключом, от ярости его ломило челюсть и просились на волю длинные полые клыки, полные жгучего яда. Хотел потешить себя, на неподъёмный выбор Девы посмотреть, порадоваться надрыву. И сам не углядел, как чуть не сам себя за хвост грызть начал — такая его взяла досада, что какой-то пустячный человечек в доме и мыслях Ильзе устроился.
Сжить со свету сначала его, а потом — всякого молодца, что только взглянуть в сторону двора вздумает.
Не привык Змей хоть в чём-то знать отказ. Храбрецы безголовые — то другое дело, они как будто для забавы Линдворму рождались, самолюбие тешили, силу свою почувствовать давали. А тут — девка, Ильзе! Да лучше было, когда она взгляд в сторону оборачивала да делала вид, будто ослепла на оба глаза!
— И люди его мне не помеха, — добавил он, перекатывая тело по другую сторону от ног Ильзе.[nick]Линдворм[/nick][status]Принц-Змей[/status][icon]http://i.imgur.com/ph9SkiQ.png[/icon][sign]свою обречённую ждет[/sign][info]<b>ЛИНДВОРМ</b><br>Чудовище[/info]

+1

8

Свободной рукой Ильзе потеребила резной медальон из оленьего рога, подарок Ведьмы, да внутренне вся сжалась, готовая отпрыгнуть в сторону от змеевой ярости. И чего злился, спрашивается? Про слово своё Ильзе помнила, а большего она ему и не обещала. Ни ему, ни Иборову сыну, ни другому какому молодцу, огибавшему деревню их двором или ведьминым хутором. Да и что ему брать-то с дочери рыбака – у отца её не было ни титула, ни особого состояния, чтобы сваты королевские, собиравшие кровавую дань сначала с заморских соседей, а после – уже со своих, пришли за ней. Ильзе представила их здесь, на порожке, между загоном для скота и отцовскими снастями, составленными у стены обсыхать; важных, пышных и неумолимых, головы преклоняющих почтительно только для того, чтобы не ушибить, никакой особой почтительности к обитателям добротного, не небогатого дома не имевших.
От картины этой становилось ей и смешно, и горько. Не подходила она Змею, и каждый из них ведал это.
Так чего он хотел теперь? Отчего улыбался так, что оскалом этим только кроликов да мелкую рыбёшку свежевать? Ильзе задумчиво смяла в пальцах ворот рубахи и голос, со спины врезавшийся меж лопаток, не сразу услышала. Он-то и испугал её пуще всех змеевых угроз и намёков, пуще раскрывшейся, что одна из причудливых ведьминых шкатулочек, челюсти с острыми клыками. Нельзя было сейчас во двор никому, но старшей её сестре – особенно. Племянника с родимым пятном во всё лицо Ильзе не хотела, но даже это было лучше, чем разодранные тела матери и нерождённого ребёнка. В милость Линдворма – сейчас – она словно не верила.
– Я сейчас! – отозвалась Ильзе, на два долгих вздоха опуская ресницы и прося сестру не ходить сюда, не выглядывать. Ведьма бы смогла – с одними только хлебными крошками в сильной руке и Знанием. У Ильзе при себе были одни только вилы, деревянной рукоятью поднимавшие облачка пыли над землёй при каждом неловком движении. – Уходи, – повторила ему Ильзе и многократно повторила это слово сама себе, словно так оно могло сработать, а если и нет, то хоть придать ей уверенности и доспехом оградить от змеева гнева.
В последний раз Ильзе за вилы по-настоящему бралась в детстве, как только доросла до помощи старшим и до того, как её, зимнее дитя, прибрала себе Ведьма. У той работа по дому и по двору была иной, а за вилы иногда хватались мальчишки из деревенских домов, “по случаю” помогавшие доброй госпоже. Но и после всех этих лет руки помнили, как держаться за рукоять и как отпугивать от двора ворон и мальчишек, забиравшихся на жерди ограды и одинаково неприятно смеявшихся. Пусть даже Змей не был ни вороном, ни мальчишкой.
– Здесь и сейчас никто никого не тронет, никто ни к кому не выйдет, – сурово нахмурилась Ильзе, переворачивая вилы и зубьями скользя по чешуйчатому боку плашмя, так, чтобы серьёзно не ранить, но чтобы прикосновение железа сделалось ощутимым, как и слово её. – Уходи. Уходи, чешуйчатая ты морда! – для верности она топнула ногой и подняла перед собой вилы, расчертила ими дворовую пыль, словно являя Змею, каким узором дополнит темень его чешуи, коли не скроется по слову её.
[nick]Ильзе[/nick][status]а вилами по морде?[/status][icon]https://i.gyazo.com/2b6eb5fb9fb9672e297c7e48aabfaa2e.jpg[/icon][sign]Лиха не ведала, глаз от беды не прятала.[/sign][info]<b>ДОЧЬ РЫБАКА</b><br>  Спасительница королевства[/info]

+1

9

Помстилось: Дева сдалась и покорилась воле Змея. Сейчас, смирив свой вредный нрав, она последует его велениям.
Линдворм успел вкусить сладость предвкушения. Торжеством загорелись его золотые глаза. Сомкнулась в насмешливый оскал чудовищная пасть. Упали кольца вздыбившегося тела.
Но вот раскрыла ясные глаза девица, и победа змеева рассыпалась гнилым зерном из худой мешковины.
“Уходи!” — сказала она, и в унисон ей отозвались столбы оградки. Визгливыми, тонюсенькими голосами, едва ли слышными человеку. Змей же дрогнул от этих звуков, и разъярился пуще прежнего за этот укол страха, прошедший сквозь плотно подогнанный доспех его всесилия.
Взвился Линдворм до самой крыши, оскалив рот в страшной угрозе, скрючив когтистые пальцы так, будто держал в них тоненькое тельце Девы и рвал на части, живого места не оставляя.
Но невредима оставалась Ильзе, да ещё и вилами ему грозила.
И не страшен был их удар — крестьянскому орудию до рыцарского меча столько же, сколько тому до когтей Зверя лесного — как ответ земли, на которой стоял двор рыбацкой избушки. Мягкая ласковая трава встала иглами: прорастём насквозь, выпотрошим, замотаем. Влажная почва под ней жадно чавкнула: проглочу, утащу, выверну.
Смех ограды порезал Змею уши.
Но и второй приказ Ильзе он выдержал, раздувшись как кобра, потемнев от ярких узоров на человеческом торсе.
И всё же, понял вовремя: не выдержать ему третьего приказа.
— Ты с-с-саплатиш-ш-шь с-с-са это, рыбач-шка, — зашипел он, поднявшись до верхушек деревьев, да сгинул по третьему слову да по движению вил, как будто и не было его вовсе. Не трещала твердь, не кричало дерево, не шептала трава. Только птицы завели свою утреннюю песенку с опозданием, да надорвался от кукареканья петух, навёрстывая заминку.

Герольды прибыли на седьмой день, покончив разом с разостлавшемуся по округе покою и миру. С высоко задранными носами, в красивой дорогой одежде и зычными голосами, сошли они с тонконогих коней на двор рыбака и заскучали. Хозяин с реки имел наглость не явиться в ту же секунду, как благородные господа появились у ворот. Так и стояли, озирая с унынием грубые постройки и с вялым интересом — женщин, собравшихся вокруг. На девиц старший из них поглядывал с плохо скрываемым сожалением, но выявить среди них нужную так и не смог. Но всё же примерил мысленно каждую к золочёному коробу на колёсах, что тащился с ними весь путь от столицы. И всякая к нему подходила как ржавый гвоздь к батистовой рубашке.
— Ты, что ли, Ян-рыбак? — спросил он, когда мужик появился перед процессией. — Возрадуйся, потому что королевский сын пожелал видеть дочь твою невестой.[nick]Линдворм[/nick][status]Принц-Змей[/status][icon]http://i.imgur.com/ph9SkiQ.png[/icon][sign]свою обречённую ждет[/sign][info]<b>ЛИНДВОРМ</b><br>Чудовище[/info]

Отредактировано Дэн Риган (16-09-2018 15:17:50)

+1

10

– Ильзе? – голос – родной, знакомый, такой сейчас сонный, – вновь ударил в спину, подталкивая и едва ли не роняя вперёд, вместе с притулившимся у входа бесформенным мешком яблок-паданцев. Она бы так и осела коленями на неуютную поутру землю, на влажную ещё траву, не окажись в руках злополучных вил. Мнилось: погнулись зубья там, где коснулись угольного бока, и Ильзе повела головой, сгоняя морок, обернулась к Хейде, умытой, причёсанной и ладной, что маленький идол в деревенском святилище. Только у местечковой богини лицо ровное, спокойное, с тёплой улыбкой и пустоватым взглядом, а на Хейде отпечаталось беспокойство. За всех – за родителей, за мужа, за будущее дитя, за неё, Ильзе, по другой дорожке пошедшую. – Ты чего здесь, а не в доме?
– Воды принести хотела перед тем, как к себе вернусь, – вспомнив о тяжеленном ведре, Ильзе для верности его пнула да состроила страшную рожу подорвавшейся было помогать сестре, погнала ту обратно в дом и сама медленно, по два шага за раз, туда устремилась, не забывая оглядываться. Но и вилы мёртвым деревцем торчали посреди двора, и Змей больше не возвращался, и руки ей вскоре тянуть стало так, что внутри ещё с четверть часа сидела Ильзе на лавке, в ладонях сжимая глиняную чашу с ледяной водой и смотря перед собой пустым взглядом.

Ни с чем уехал Ибор с сыновьями: торговля не задалась, иноземное вино скисло в бочке, а ведьма на первенца его посмотрела так, что напрочь тому всё желание отбила, и домой парень ехал молча, братьев с отцом не слушая, лошади под копыта не глядя. Так бы и провалился в трясину, когда б за шкирку не изловили, на твёрдую землю не вытащили да звонких пощёчин не надавали, в чувства приводя. И хотел Ибор вернуться да околдовавшую сына девку изловить, но по собственным же следам не шли назад лошади, тревожно фыркали, широко раздували ноздри и чуть не скинули Якоба, младшего купчонка, отцову головную боль, да материнскую отраду, макушкой об змеиными кольцами извернувшуюся корягу.
С тем и ушли нежеланные гости, ещё долго рыбачье гостеприимство да светловолосую ведьму бранным словом поминая.

И с полдюжины дней всё у них было тихо да ладно. Отмиравшее лето щедро делилось и солнцем, и мягкими ветрами, и долгими ещё днями. Старики готовились к сбору урожая, молодые – к полным пряного мёда, костров и песен ночам. Перешёптывались да пересмеивались они за работой, говоря о том, кто и на кого посматривал, кто с кем собирался танцевать, а у кого планы и посерьёзней были. Доставали лучшие свои вышитые рубахи, изощрялись в словах да подарках. Звенели, хохотали и жили так громко, как только могли, предвидя мрачную тёмную зиму и собираясь до того отгулять своё по полной, чтобы и короли, и боги им завидовали.
Герольдов потому и не сразу приметили, а, приметив, замолкли, как почуявшие кровавый дух хищника птицы. Все их здесь знали. Даже самый последний малец ведал, кто и когда от короля прибывает и зачем. Семеро – сказать, что теперь казна будет забирать ещё с десятину серебром. Пятеро – загрести молодых да крепких ребят во славу очередной войны. Трое… Вот троих в их деревне ещё не случалось, но говорили… Всякое болтали на ярмарках, и потому те, кто порасторопнее, принялись в дома загонять девушек да девочек.
Яну-рыбаку со двора прогонять было некого. Разве что козу, равнодушно жевавшую какую-то травинку. Да соседскую девчонку, совсем ещё маленькую, но дорогу к дому Ведьмы уже знавшую лучше имён многочисленных братьев-сестёр.
– Я, – отпираться он не спешил – сам не скажет, так соседи облагодетельствуют, – но на этом вся его почтительность и закончилась. Не полетели на землю снасти, не спрятался под тряпицей улов, по жаре источавший солёный рыбий запах. Хоть, может, и следовало от всего услышанного пустить карасей с окуньками господам под ноги. Ян-рыбак вместо того только присвистнул. – Благодарствую, ваша милость, да только дочь моя мужняя жена, и мужу её едва ли понравится, что хозяйку его с ребёнком из дому забрали. Королевичу вашему… нашему лучше ещё где себе невесту приглядеть.
Хитро посматривал рыбак на гостей и мрачно – на топтавшуюся здесь соседку, собиравшую сплетни для тех, кому не так оно видно-слышно. Этот его взгляд обещал многое – от поваленного забора до подожжённой крыши курятника, всей соломой как раз и выходившей в соседский двор, – если вздумает хоть словом обмолвиться, что дочь у рыбака не одна. Ведьма Ильзе или нет, а не место ей во дворце. Слышал Ян те сплетни о трёх герольдах – и готов был костьми лечь, а младшую дочь, по крови и не родную, королевичам не отдать.
[nick]Ильзе[/nick][status]а вилами по морде?[/status][icon]https://i.gyazo.com/2b6eb5fb9fb9672e297c7e48aabfaa2e.jpg[/icon][sign]Лиха не ведала, глаз от беды не прятала.[/sign][info]<b>ДОЧЬ РЫБАКА</b><br>  Спасительница королевства[/info]

0


Вы здесь » Practical Demonkeeping » Альтернатива » Приходи на меня посмотреть


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC