«Кьяра не была уверена до конца в том, чего именно "этого" не хватало. Ударить его головой? Залечить в нем дырку? Просто рассказать о том, кто она такая? Может, от количества тайн вокруг он был такой вредный?»

"О рыбной ловле на Хэллоуин"



Рейтинг: 18+
Жанр: городское фэнтези, мистика

Место: Ирландия, г. Дублин
Время: зима-весна 2017 г.

Разыскиваем!

Practical Demonkeeping

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Practical Demonkeeping » Основная игра » [31.10.2016] О рыбной ловле на Хэллоуин


[31.10.2016] О рыбной ловле на Хэллоуин

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

https://i.pinimg.com/564x/3c/8a/02/3c8a028c887a932a3ee9f95eb240c1e5.jpg

Время и Место: 31 октября 2016 года, вечер и следующая ночь. Тара.

Участники: Джул, Дэн Риган, Кьяра Риган, Мэв Маккена.

Предупреждения: человеческие жертвоприношения. И да, фейлы всё ещё не закончились.

Джул всего в одном шаге от бессмертия. Осталось всего ничего — вытащить из бестолкового человека трепетное сердечко и правильно его приготовить по рецепту глубоководно уважаемой бабушки. Джул просто ещё не знает, какой ужас летит за ней на крыльях ночи.
У Кьяры и Мэв планы не менее чёткие: успеть и что-нибудь придумать.
Ну или хоть отомстить с огоньком — Хэллоуин же.

+2

2

Пропажу сумки Джул заметила только в двух километрах от Тары, когда возвращаться стало поздно. Пока Дэн парковал машину как примерный турист, она прикидывала, насколько катастрофическая эта потеря. Записи о ритуале Джул могла воспроизвести на память даже после третьего бара за ночь. А в остальном… она так или иначе собиралась пропасть без вести лет на двадцать, когда любые улики потеряют актуальность. Дублинский Дом так или иначе узнал бы о ритуале, даже если бы сестра Дэна не была ангелом — у них наверняка свои люди в Гарде. Так что всё её преимущество — скорость. А так оставленное позади теряет вес.
Ничего страшного. Но сцену Джул Дэну всё же закатила в чисто практических целях: несчастный почти до суицида Риган прыгал вокруг на задних лапках, заглядывал в глаза, пытался укутать в себя самого, щекотал шею волоснёй и был на девятом небе любви и счастья, когда она его показательно… ну, пока не простила, но подарила ему надежду на помилование.
В стремлении заслужить полнейшее прощение, Риган совершенно не задался вопросом, что они делают у стылого мегалита в такой час, почему сторонятся людей и за каким хреном Джул потребовалось аккуратно открывать низкую дверцу в основании древнего холма королей.
Без мелких хитростей всё же не обошлось: ветки рябины, изрезанные символами стержни из ясеня, бронзовая чаша с водой, свечи озадачили Дэна, но слава прогрессу — в его голове со всем этим ничего, кроме оригинального способа заняться сексом, не связывалось даже чисто по приколу. А в такой связке ему не требовалось даже потомничье внушение — почти все манипуляции с ритуальными предметами сделал сам, следуя указаниям так точно, что ржач приходилось сцеживать в кулак и находить наименее стёбные слова для приободрения его деятельности.
Нет, его фотку она обязательно где-нибудь сохранит. Просто чтобы вспоминать это несуразное создание Мэнсона и Мадонны, складывающееся пополам, чтобы не тереть затылком каменный свод холма.
Чем ближе подходило время, там отчетливее Джул чувствовала объёмность воздуха, вещественность секунд и что-то такое ещё, что наверняка и было самой настоящей магией, отнятой у мира то ли с пришествием ангелов и демонов, то ли просто — по желанию какого-то божка. Теперь у неё будет достаточно времени, чтобы это разузнать.
С кругом из глиняных идолов, свечами и ворохом странного оккультного мусора холм стал похож на декорацию мистического фильма. И на очень обжитую декорацию. Но, возможно, этот эффект был целиком заслугой Дэна. Он бы подпрыгивал на месте, честное слово, если бы и так не упирался макушкой в потолок.
Достаточно было поманить человека вниз, слегка направить — он тёк как забытое на солнцепёке мороженое под её руками.
— Ну а теперь, Дайре Риган, — она всё ещё не могла удержаться от ухмылки, когда произносила это имя, — я заберу твоё сердце.
Медленно сдающиеся под её пальцами пуговицы его рубашки совсем исключили из поля зрения Дэна старый-старый нож. Ну, и тактическая булавка на поясе её джинс — не поддающаяся застёжка занимала человека больше всего остального. Он отвлёкся только чтобы с трепетом выдохнуть с земли фейсбучный статус:
— Оно и так принадлежит тебе.
О да. Это Дэн точно подметил.
Улыбнувшись, Джул полюбовалась на почти живые в отблесках огня рисунки на груди Дэна. Жалко попортить.
— Ты меня любишь?
— Больше жизни, солнц, — восторженно прошептал парень. Джул размахнулась и с силой опустила ритуальный кинжал прямо в пасть чернильному тигру.
Уже на середине удара Джул подумала о том, что может ударить слишком сильно. Что лезвие пробьёт сердце, которое нужно ей целиком, невредимое… и тогда всё придётся начинать заново. Её рука не остановилась, но и тело человеческое оказалось куда более твёрдым, чем её представлялось. В кино всё было так просто. В её воображении всё было очень-очень просто.
А в реальности тут же захотелось от обиды заплакать. Ранка на груди Дэна кровоточила, но годилась разве что на монетоприёмник.
Так Джул показалось, потому что Дэн тут же поднялся к ней и схватил руками её лицо, ошалело вглядываясь в ней громадными прозрачными глазищами.
— Джул… что?..
— Тс-с-с, — она нашла в себе силы сохранить самообладание, положить руку ему на грудь и легонько толкнуть обратно. — Всё хорошо, милый. Сейчас всё закончится.
Как будто ещё неуверенный, Дэн упал в центр круга и спросил очень непринуждённо и задумчиво для человека с дыркой под рёбрами:
— Ты выйдёшь за меня, солнц?
— Обязательно, — пообещала Джул и примерилась кинжалом к груди Ригана во второй раз. На этот раз его пресс ей не помешает.

+3

3

Всё их время внезапно вышло, словно на Тару приходился какой-то совершенно иной часовой пояс. Мэв с нервной дрожью в пальцах ткнула в экран смартфона и чуть тот не выронила, уставившись на часы и беззвучно ойкнув. Вот только внизу, среди редких пикничков каких-то особо бесстрашных или упоротых неоязычников, не высматривалось ни одной по-ригановски тёмной макушки. Не было там и девиц, похожих на Черри – Мэв всё ещё не знала, какая она, эта Джул, и решила представлять её более опасной копией бывшей Дайре, – ничего и никого вообще. Она дважды облетела Тару по кругу, а потом, следом за Кьярой, всё-таки потянулась ко входу в холм, соглашаясь с невысказанным замечанием: глупо было бы ждать, что парочка станет дожидаться полуночи на продуваемом всеми ветрами холме. Зачем, если внутри оно наверняка теплее? Да и Джул – от этой мысли в горле у Мэв снова собрался тугой и неуютный ком – наверняка ведь надо приготовиться к тому, что она задумала совершить сегодня.
Мэв тормознула пятками о землю, оставляя после себя два глубоких тёмных следа, как если бы землю взрезали чем-то острым. Дверь уже была открыта, и тот, кто её запирал, даже слабенькой подпоркой не озаботился на случай всякого непредвиденного. Дилетантство. Уже внутри у Мэв по всему телу пошли мурашки – от того, насколько древним, священным и важным всё вокруг было, – и вздыбились мелкие волоски. Та же участь постигла бы и перья, не спрячь она их при приземлении; внутри холма с ними попросту было бы неудобно. Они с Кьярой сообща молчали, потому что говорили здесь другие – Мэв слышала и смутно узнаваемый теперь низкий рокот Дайре, и какой-то второй голос, девичий, капризный и испуганный. В самый последний раз она подумала о том, что, может, у соседа здесь просто свидание – у всех свои фетиши, в конце-то концов, а она в эту часть жизни Дайре не лезла, – но тетрадка с записями снова напомнила, насколько она заблуждается. Может, конечно, сначала эта Джул и хотела с Риганом здесь переспать, но после она всё равно собиралась совершить с ним недоброе.
Они были там – Дайре, какой-то полуголый, странным образом спокойный и, слава всем богам, живой, и эта его Джул. Совсем не такая, какой Мэв успела её нафантазировать. Взрослая, темноволосая, больше плюшевая, чем фигуристая, и из всех совпадающих черт – только нож в руках, занесённый над грудью Дайре. У Мэв кровь прилила к щекам от возмущения и немного – от вызванной пламенем свечей и человеческим дыханием духоты. Ничего лучше не придумав, она швырнула в Джул первое, что пришлось под руку – собственный смартфон, – только бы выбить из её пухлых ладошек нож.
– Привет, – она шагнула к парочке, намереваясь стащить Джул на землю и дальше… Дальше Мэв пока не знала, но ничего доброго на её очень сложном лице сейчас не отражалось. – Нас друг другу не представили, но ты мне уже не нравишься.
Подружка Дайре и впрямь была потомком, и за это она не нравилась Мэв ещё больше – после всего, что ангелы-демоны о них говорили, Джул только и делала, что подтверждала худшие, кажется, домыслы об их виде. Хватанув Джул за воротник, она потянула её в сторону от Дайре, только теперь замечая алые бусины на его груди и попутно нехорошо и на гэлике ругаясь.
[icon]https://i.gyazo.com/1a821774693c54a8c9d5158dcbda5a44.jpg[/icon]

Отредактировано Мэв Маккенна (08-07-2018 20:32:35)

+3

4

До Тары они добрались быстро, но к моменту приземления Кьяра уже чувствовала себя отвратительное трезвой. С Мэв они говорили, почти одновременно, похоже, понимая, что делать. Мэв приземлилась как-то грубо - не то это было что-то птичье, не то летала она не так часто, как Кьяра - это было неважно. Дверь зато она открыла с таким рвением и готовностью нестись вперед, сметная все на своем пути, что не впечатлиться было нельзя, и всякие там мелочи вроде тормозного следа, тут же отступили на задний фон.
Декорации внутри холма были на уровне очень старательной, но очень уж аматорской труппы. Но кровь была настоящей - запах ударил в нос, пятна притягивали взгляд.
Кьяра вдруг на крыло острым осознанием конечности смертной жизни. Дайре и так должен был умереть очень рано, всякая там кровь на его тщедушном тельце делу никак не помогала.
Она вернулась к Джул, но ту уже держала Мэв - и откуда у нее взялось столько сил?
- Убей ее. Представляться вам для этого незачем.
Кьяра покружилась по тесному помещению, пытаясь найти что-то такое, чем можно было бы все исправить. Идеальным был бы маховик времени, но нож, который она нашла на полу, тоже подошел бы. Кьяра почти подняла его, но в отражении лезвия вдруг увиделя себя, кромсающую подружку Дайрп, и от увиденного ей стало нехорошо. Кьяра была ангелом, она могла бы быть и разящим мечом, и карающим крылом, но вместо этого она была только Кьярой, и мысли ее метались.
- Или сообщим в Дом?
Хорошо, что Мэв была потомков - на нее внушение не подействовало бы. Увидев в этом еще одну причину держаться подальше от Джул, Кьяра осталась рядом с братом.
- Ты жив? Ты выживешь? Почему ты такой дурак, что дал себя охмурить? - спрашивала она, глядя на дырку в Дайре.

+3

5

Всё было хорошо. Всё было просто отлично. И хорошо, что всё должно было закончиться. И отлично, потому что Джул согласилась. Хотелось спросить ещё, чтобы ещё раз почувствовать укол ужаса перед отказом и ещё раз услышать слова согласия. Конечно, она не шутила. Конечно, она сказала бы это ещё раз. Много-много раз, до самой сотой годовщины счастья.
Дэн глубоко ушёл в грёзы о будущем, о сыне или о близнецах, о поездках в Англию на их каникулы, ведь жить они будут “подальше от этой зелёной дыры”, в цивилизованной стране. Головы сыновей были так реальны, что Дэн почти мог позвать их по имени. А над ними сияло склонённое в светящейся радости лицо…
МЭВ?
С той же счастливой улыбкой, сквозь которую пробивалась тревога, Дайре сел, упираясь ладонями в пучки какой-то красноватой травки. Он посмотрел на Мэв, невесть что тут забывшую. Потом поднял взгляд на Кьяру, разочарованную и какую-то до разлома временного континуума взрослую в оранжевых ответах свечей.
Целую секунду она была очень, очень похожа на маму. Это ошарашило, стряхнуло с лица дурную лыбу.
Какое там хорошо. Ничего хорошего!
— Джул! Оставь её, курица пёстрая!
Дурака он мог потерпеть до другого времени. Вмешательство Кьяры, которой английским языком было сказано не лезть в его личную жизнь, было перебором. Отец был прав, выгнав её к чёрту. Но это подождёт. Джул визжала яростно, а в ушах Дэна — призывом о помощи. И он не мог не прийти!
Полыхая как бенгальский огонь, Дайре взвился на ноги, и его тут же повело в сторону. Не сильно, но он замешкался, с неожиданно равнодушным недоумением посмотрел на руку Кьяры, удерживающую его ладонь, на тёмное пятно на их пальцах, на Джул… Джул, которую он не знал. Даже в неверном свете огня было видно, как покрывает блестящая перламутровая чешуя её лицо, как прорастают когти на её руках, силящихся достать руки Мэв и исполосовать их за дерзость. И лицо заодно.
— Оставь её, — уже не очень уверенно по инерции повторил Дэн.
— Убей их, Дэн! — тише прежнего, но так, что в голове Дэна зазвонило, крикнула Джул, поймав его взгляд своими удивительными затягивающими глазами.
— Зачем? — переспросил парень. Идея ему в принципе… понравилась, да. Девчонки ему всё обломали. Что именно “всё” ему не было ясно, но там точно были каникулы в Англии и очень большое и желанное счастье. Но… это были Мэв и Кьяра. Мэв хотелось многое сказать за позавчерашний день. Кьяре — за всю жизнь. Но… за секунду размышлений Дэн успел запутаться так, что голова его треснула. Ему так показалось. По линии слома исчезли все рассуждения, весь смысл всего и сразу.
В безрассудстве Дэн не противодействовал ничему, что его куда-то вело. А вело его быстро и по-кельтски прямолинейно. Без замаха и предупреждения Дэн метнул кулак в лицо Джул.
И только потом окончательно потерял смысл происходящего, волю держаться на ногах и сел там, где покачивался секундой ранее.

+2

6

– Да из какого болота ты вообще вылезла? – Мэв всматривалась в перламутрово-бледное лицо Джул, напрочь лишённое остатков человечности. Вся она, от заострённых плотных когтей и до расплывшихся по радужке чёрных зрачков, завораживала и отвращала разом. От удара Дайре Джул скривилась, подавилась этим своим рвущим душу криком, и по чешуйкам на скуле у неё потёк алый контур, не добавлявший девушке привлекательности. Словно внутренняя гниль лезла таким образом наружу, распространяла заразу, и тому, кто дотронется, тоже захочется выдрать кому-нибудь сердце или вскрыть глотку. Мэв невольно отдёрнула руки и тут же об этом пожалела: Джул воспользовалась моментом и оттолкнула её от себя, уронила на влажную по осени землю, но бежать и не подумала.
Убить её? Мэв выставила перед собой ладони и колени, отпихивая несостоявшуюся невесту Дайре в сторону, отворачиваясь – и от падающих на лицо капель крови, и для того, чтобы посмотреть, что там вообще с Риганами. Слишком нехорошо покачнулся Дайре. А что, если первый удар Джул при всей своей неудачности всё-таки был опаснее, чем казалось? Мэв от злости чуть не заплакала. Они ведь торопились. Она выжимала из своих крохотных по ангельским-то меркам крыльев всё, что могла, и опоздать теперь было очень обидно. И всё-таки: убить её? Это ведь справедливо, кровь за кровь, око за око, жизнь за жизнь. Она ведь Дайре сюда не на пикник привезла. Он ей вообще нравился? Или она выбрала его просто потому, что внушение в его голове легко укладывалось в один ряд с собственными мыслями?
«Люди», – не без тоски подумала Мэв, тревожно всматриваясь в бледного и осевшего на землю Дайре. Этого короткого момента отвлечения Джул хватило, чтобы когтями рассечь ей ладони, вынудить те прижать поближе к груди в обиженном и несколько напуганном жесте – и подставить под удар горло.
– Обойдёшься, – прошипела Мэв, локтем целясь рыболюдке куда-то под рёбра и уворачиваясь. Не для того она ходила на йогу, чтобы теперь не суметь совладать с собственным телом. Ладони горели, и оставалось только надеяться, что Джул хотя бы не ядовитая, а уж то, что бить теперь придётся кулаками, – не её, Мэв, проблема. Она и ударила, с первой попытки мазнув Джул по кровоточащей щеке, но уже со второй попадая ей ровнёхонько в нос. Рука теперь саднила и со стороны костяшек, но результат ей больше понравился, чем нет: Джул схватилась ладонями за лицо и забулькала какими-то не то проклятиями, не то причитаниями. Для верности пнув её коленом в живот и скинув с себя, Мэв придавила соперницу к земле и наконец-то выдохнула.
Оставалось… малое? Она растерянно перевела взгляд на Дайре и с него – на Кьяру, как на самую взрослую здесь. Убить Джул? Сдать её в Дом? Но тогда туда же придётся тащить и Дайре, а Мэв не думала, что ему это слишком понравится. Ему и этой чешуйчатой морды-то теперь хватит для кошмаров на ближайшие месяцы. И рассказывать, почему они с самого начала не позвонили в Дом, а принялись решать что-то сами, ей тоже не хотелось.
– Он… живой? – её дрогнувший и печальный голос звучал плохой старой записью, всё больше и больше стиравшейся от времени и использования. Мэв тряхнула головой, брезгливо провела кончиками пальцев по лицу, смазывая чужую кровь и обнажая собственный лихорадочный румянец. – Ты сможешь что-нибудь сделать? – в словах прорезалась тщательно заныканная на самое дно паника. Хотелось скользнуть вперёд и всё увидеть своими глазами, но Мэв держала Джул, потрёпанную, пришибленную, но ещё не бессознательную. И оставалось верить в Кьяру и давать себе самые нелепые обещания, только бы Дайре был жив.
[icon]https://i.gyazo.com/1a821774693c54a8c9d5158dcbda5a44.jpg[/icon]

Отредактировано Мэв Маккенна (08-07-2018 20:32:19)

+3

7

Кьяра бы с радостью поучаствовала в потасовке, но она была занята - удерживала Дайре, пока он решал, хочет ли кого-то из них убивать. То, что Джул выбрала тот же очевидный выход из ситуации, не нравилось ей очень сильно - как-никак, она была ангелом, могла бы быть и лучше, а не опускаться до уровня всяких там потомков. Даже другой всякий там потомок, Мэв, оказалась выше этого и просто вмазала ей, а потом еще, и еще. Вмазывала она очень умело, даже подсказывать не нужно было. Кьяра преисполнилась уважения к соседке Дайре и решила было, теперь-то все образуется само собой, но тут брат пополз вниз и обмяк.
- Дайре? Дайре!
Она ударила его по щеке, чтобы не засыпал. Засыпать в таких ситуациях было самым глупым, что можно было сделать, а она уже ни в чем не была уверена. Потянуло же его за этой Джул в подземелье в Таре. Дал же он себя проткнуть.
В голове что-то орала паника, и Кьяра, чтобы не слушать ее, включилась назад в мир, где что-то орала Мэв, сложившая Джул так, как она складывала глажку - аккуратно и без заломов.
Что она могла сделать? Что тут вообще можно было сделать? У ее брата была дыра в груди, и он, вполне возможно, что... Он не мог, но все равно, прямо на глазах... Кьяра сжала ему плечи так, что побелели костяшки, до следов до бледной коже.
- Нет, постой, могу. Я могу! Подожди, подожди.
Кьяра не лечила раньше никого, только знала, что может. В теории. Она выплескивала энергию в стихах, летала - и больше ей ее ангельство было ни к чему. До сегодняшнего дня, по крайней мере.
Все еще придерживая Дайре, она пересела, оказавшись у него за спиной, обняла, обвив руки во круг груди. Расправив крылья, закрыла ими их с Дайре от мира. Что дальше, Кьяра не знала - но это и не нужно было: потому что на самом деле знала, просто не помнила.
Закололо пальцы, она почувствовала, как потекла ее жизнь из тела в тела, из нее в Дайре. Не больно, просто странно - как когда кровь берут из вены. Как будто вытягивается и улетает куда-то кусочек души, и телу становится легко-легко. Исчезло время, и звуки, и вся тревога. ей еще никогда не было так спокойно и хорошо, как в эти минуты. И ей становилось тем лучше и тем легче, чем меньше становилась рана на груди Дайре.
Потом крылья вдруг стали очень тяжелыми и упали вниз, потому что держать их Кьяра больше не могла. Она была очень пустой, и очень уставшей, но все равно держала Дайре - чтобы он не упал, чтобы она сама не упала.
- В Дом... Ее надо сдать. И этого, наверное, тоже. Он видел, запомнил. И я могла не все сделать, - тихо попросила она. - Только держи ее, эту. Не давай ей опять причинить ему вред.

+3

8

— Какого хера?
Дайре спрашивал не потому что действительно был уязвлён пощёчиной, но потому что снести эту наглость совсем безропотно было неправильно. К тому же — это Кьяра. Позволь Кьяре безнаказанно ударить ладонью, и в следующий раз она возьмёт в неё что-нибудь тяжёлое. Или обидное. Или ударит на глазах у любимой женщины.
— Джул… — грустно проскулил Дэн, избегая теперь смотреть на странную уродку, которая была на неё похожа и говорила её голосом. Она звала его этим рвущим душу голосом. И там кипела драка, что было совсем не дело.
Что по сравнению с этим щекочущая кожу под ремнём кровь!
Мутантка умоляла на неё взглянуть. Дайре искал настоящую Джул. В какой момент она исчезла? Когда её место заняла вот эта… тварь?
В один момент Дэна переполнило стремление к действию. Эта хрень инопланетная, живучая как таракан, грозила Мэв. И она могла сказать, где Джул.
Но действие закончилось, едва начавшись. Может, Риган и хотел дальше. Но у него плохо получалось и самостоятельно, а тут ещё Кьяра…
— Где она, Кьяра? — спросил Дэн у неё, но сестра никогда его не слушала. И теперь беспокоилась о какой-то ерунде.
Потом исчезла Кьяра, но её руки всё ещё висели на нём неподъёмным грузом, но ему расхотелось сопротивляться. Он ещё успел поймать треугольник сосредоточенного и строгого, как у хищной птицы, лица Мэв.
Потом исчезло и оно. И, кажется, Дэн провалился в сон. Во сне были перья, оцарапавшие руки. И светлое удивительное спокойствие, тёплое и знакомое как руки матери. Даже запах был тот же — запах большой птицы и озона.
Вот теперь всё действительно хорошо.
Но если хорошо, то отчего так щиплет глаза?
Даже плохонький свет частично угасших во время возни, частично просто затоптанных свечей не скрыл, что они у Дэна на мокром месте, когда сон закончился. И занавес пропал, а там всё ещё была низкая пещера, растрёпанная Мэв и переливающаяся даже в этих блеклых отблесках Джул.
В опустошающем спокойствии, как будто паря над самим собой, Дэн понял, что это не двойник, а оригинал. Она всегда была такой. Только… обманывала. Как та девчонка в старшей школе, носившая носки в лифчике.
Из-за спины подала голос Кьяра. Не мама. Кьяра. Сестра. Опустив взгляд, Дэн посмотрел на никуда не исчезнувшие большие перья, белые до боли. Чувствуя, что не может наскрести в себе злобы на действие, Дэн повернул голову и скосил глаза на чёрную-чёрную голову за своим плечом.
Кьяра?
— Что ты за мутант? Ты не…
Дэн снова посмотрел на Джул. Нет, она была незнакомка, выползшая из какого-то тихого омута. Может, из Лиффи, у которой они в первый раз встретились.
Но не Кьяра. Они росли вместе. Какое-то время.
Но, если подумать… хоть и не хотелось… если подумать… она приезжала только на лето… и всегда сторонилась семьи. Как будто никогда ей особо и не принадлежала.
— Что ты?..
В его умиротворённом равнодушии проступила тень будущей грозы.

+3

9

Никогда раньше Мэв не видела, как лечат ангелы. Да и сейчас обзор был так себе – Дайре и Кьяру со всех сторон закрывали переливчатые светлые перья, – но у неё всё равно перехватило дыхание. Даже рыболюдка, прижатая к земле её коленом, притихла и перестала всхипывающе поскуливать. Оценила, что все её старания пошли прахом? Нутро холма накрыло тенью большой птицы, дрогнули уцелевшие в минувшей потасовке свечи, но ничего больше – ни благостного сияния, ни иноземного хора церковных ангелов, ни отрезанных конечностей, оставляющих на стенах граффити, – не случилось. Просто наливались тяжестью огромные светлые крылья Кьяры, как утопленные в какао маршмеллоу, прибивались к земле, и из-под них возникал уже не настолько бледный Дайре.
Мэв улыбнулась.
Но почти сразу улыбка эта переросла в хмурое, обеспокоенное выражение. Кажется, именно поэтому Мэв и не говорила своим друзьям-людям о крыльях и своей видовой принадлежности. Это только в теории они принимали всяческих метахьюманов и людей-крестиков; на деле же – вот так, как Дайре, шарахались в сторону и уточняли, что ты такое. Не кто даже, а что. И твари вроде Джул только всё портили своими «подвигами». Мэв вздохнула и перехватила свою пленницу за когтистые ладони, поморщилась: разодранные руки горели, словно она их в огонь погрузила. Хорошо бы у Дайре в машине были какой-нибудь антисептик и бинт; ей совсем не нравилась перспектива подхватить какую-нибудь очень древнюю и неизлечимую болезнь.
– Если ты шевельнёшься или издашь хотя бы звук, – очень просто произнесла Мэв, всматриваясь в тёмные глаза Джул, и её собственный взгляд, впитавший в себя тёплый свет, налился янтарно-золотым, – тебе придётся до конца жизни отращивать чешую и когти. Поверь мне, мои рыбные пироги – лучшие по эту сторону Лиффи.
Она медленно отпустила чужие ладони, и в пальцах осталось что-то мелкое, округлое и с камнем – Мэв с некоторым удивлением узнала вчерашнее кольцо, это беспощадное лакшери, отёрла его о джинсу и спрятала в карман. Оно принадлежало Дайре, не Джул, и ему она его и вернёт. Потом, после того, как со всем этим они покончат. Ну, может быть.
Да куда она денется?
– Дай… Дэн? – она оторвалась от потерянной Джул, отряхнула джинсы, поморщилась. Может, в Доме его и могли исцелить до конца – Мэв скользнула взглядом по оголённой груди парня, но под потёками крови не рассмотреть было, – со всем остальным она способна и сама справиться. – Не надо бояться, пожалуйста, – Мэв шагнула вперёд и протянула ему изувеченную ладонь, мягко заглянула в глаза, ловя взгляд и показывая, что она – друг, что ей можно доверять, что она не станет, как Джул, обижать его и играть с его чувствами. – Пожалуйста, – почти с отчаянием повторила Мэв, и пальцы её дрогнули от раздиравшей обе ладони боли.
[icon]https://i.gyazo.com/1a821774693c54a8c9d5158dcbda5a44.jpg[/icon]

Отредактировано Мэв Маккенна (18-07-2018 12:32:41)

+2

10

Это было не так как когда она читала стихи. Тогда Кьяра почти искрилась, тогда она отдавала - и ей было хорошо, и это освобождало место для чего-то нового. Без этих чтений ее бы просто разорвало: моменты, когда ее было слишком много, а вылить излишек энергии было некуда, Кьяре были хорошо знакомы, за годы она научилась их узнавать и успевать что-то сделать до того, как это стало проблемой. Теперь единственной проблемой иногда бывала лихорадочная активность, появлявшаяся в ней время  от времени, но и ее она тоже научилась глушить.
А это было не так. Теперь это было не как электричество, делающее ее невесомой, забирающее к себе, объединяющее с чем-то большим, а как кровь, которая вытекала, перетекала. Теперь она отдавала - и оставалась пустой. Пожалуй, ей все же было хорошо, но только совершенно не так, не из-за того. Просто потому, что она спасла кого-то.
Пусть даже этот кто-то теперь оглядывался на нее так осоловело. Он хотя бы не рвался больше к своей этой, окрутившей его, и этого было вполне достаточно.
- Не мутант. Я ангел. А-а-ангел.
Кьяра протянула это. У нее было такое чувство, которое бывало, когда несколько дней пьешь, умудряясь каждый раз не свалиться в похмелье, а продолжить пить дальше. Чувство свободы и безнаказанности, когда она говорила Дайре о том, кто она, больше не обязанная притворяться кем-то совершенно другим, просто девочкой, потерянной, ненужной, выбракованной из правильной приличной жизни.
- А она феникс. А это - это твоя Джул. Но только ты не удивляйся и не запоминай слишком сильно, - Кьяра наклонила голову вперед и поцеловала Дайре в волосы, легко, как мама делала, когда они были маленькими. - Ты скоро все об этом забудешь, и все снова пойдет, как шло. Ну, давай вставать. Смотри, нашей птичке нужно заметать ее лапки. У птиц очень нежные лапки.
Она медленно, пошатываясь поднялась на ноги и потащила вверх и Дайре тоже.
- Отличный у нас Хэллоуин получается. И костюмы всем на зависть.

+2

11

Для Дэна Ригана существовало всего две фразы, которые возвращали ему трезвость в любом состоянии и в любых обстоятельствах. Первая могла быть по наполнению любой: важен был тихий сильный голос отца, её произносящий. Вторая была: “Не бойся”.
Эффект их сильно различался. Если отец в каждом своём проявлении заставлял Дэна натянуть адекватный вид, ясный и внимательный взгляд, внятную артикуляцию и разумную речь, но где-то под кожей всё равно скакать как слинки; то вторая фраза действовала ровно наоборот.
Мэв была недалеко — в этом стылом пыльном каменном мешке места вообще было немногим больше кухни, — и Дэн подобрался, ещё даже не начав искать, чего нужно не бояться, не бояться, не бояться до тех пор, пока оно шевелиться не перестанет. И ещё раз — чтобы наверняка.
Но перед ним была только Мэв. Да, она так отодрала эту… Эйб Сапиен, что жалко было о выключенной камере телефона. Но… всё ведь было хорошо? У них с Джул всё было хорошо.
Нет, какое нафиг хорошо?
Дэн помотал головой. Вот это уже было стрёмно до дрожи. Эту мысль он уже думал. И она и тогда не была такой уж убедительной. В те триста два раза. И была ещё одна такая же, щёлкающая в живот при каждом звуке имени Джул. Люблю её. Больше жизни.
— Ага. Зашибись, — пробормотал он, поморщившись, как делал маленьким, когда Кьяра позволяла себе вот этот сестринский поцелуйчик, одной рукой нашарил опору, а второй размазал кровь по рёбрам, выискивая дырку, которая там была. Наверное. Должна была быть, не приснилось же ему?
Совсем рядом, у лица, замаячили большие перья исполинского крыла. Теперь, в движении они переливались и плавно двигались как на живом, не механическом каркасе. А такое перо у него было. Торчало над столом. Хз взялось откуда…
— Дал себя охмурить, говоришь. Джул? — переспросил Дайре, когда оказался на ногах. Это было не так сложно, как ему представлялось, но голова кружилась. Что же, это хорошо. — А ты феникс. А ты — ангел. И ты тоже меня охмурила, а на самом деле у меня никогда не было сестры?
Даже в его голове всё не выглядело сильно логичным. Но и Джул, и феникс, и лапки — всё это в целом вообще мало смахивало на правду, а не на, скажем, живой квест на хэллоуинскую тематику.
Усомнившись, Дэн лизнул палец, поморщился и сплюнул песок. Нет, это точно был не сироп. А когда из тени у земли показалось уже вполне человеческое лицо Джул, сердце Дэна дрогнуло и стало заливаться чёрным.
— Я тебя любил, рыба ты долбаная! Чего тебе не хватало?!
Джул отвернулась, как будто обещание Мэв её сковало. И Дэну тут же захотелось её защитить. А ещё — взять камень и на голову опустить.
Поэтому он стал искать телефон. И пуговицы. Это было бессмысленно, но хотя бы понятно.
— Хэллоуин, блядь. Такой праздник испортила.

+2

12

Руку Мэв опустила медленно и не сразу; так и стояла, понадеявшись, что Дайре ещё вложит свою ладонь в её, что она сможет сбить с него это разочарование ситуацией и Джул. Но куда там. Его мрачное и самую малость отстранённое лицо – словно он вдруг очнулся посреди иммерсивного шоу и осознал, что это всё сплошная постановка, – не отзывалось в ней ни одной позитивной мыслью. Словно Дайре теперь и их с Кьярой видел такими же, как Джул. Это было уже совсем обидно.
– К лешему этот ваш Хэллоуин, – пробурчала Мэв, сжимая ладони в кулаки и ногой сбивая высокую чашу, утащенную то ли из магазина с фиксированными ценами, то ли с распродажи в оккультной лавке. Второй день всё рыбе под хвост – то отменённая вечеринка, то почти убитый Дайре. И никакого веселья, никаких костюмов и вкусняшек, и даже благодарности – тоже нет. Только напряжённая до сведённых скул рожа. Мэв подозревала, что и сама сейчас выглядит не лучше, но злиться и в злости своей неторопливо загораться это ей не мешало.
Она и сама не знала, какой реакции хотела на признание – даже не ей принадлежавшее, – но уж точно не такой. Может, если бы он принялся крыть их матом и обещался пустить на диванные подушки, было бы легче. Правильнее. Но он одной фразой уравнял их с Джул, принявшей теперь свой обыденный облик, и это ранило. Мэв не хотела, чтобы всё было вот так.
– И с лап… руками моими всё хорошо будет, – она с усталой благодарностью посмотрела на Кьяру и слабо ей улыбнулась, опустила взгляд на собственные ладони. Может, совсем они и не заживут, но затянутся быстро, как и ожог их первой встречи, как и все прочие мелкие ссадины, царапины и синяки, не оседавшие на её теле. Иногда Мэв смотрела на татуировки Дайре и гадала: останутся ли чернила на её коже, или тело вот так вот просто и от них тоже избавится? Ей никогда не хватало ни времени, ни смелости, ни готовности проверить. – А она просто хотела обменять твою жизнь на несколько лишних десятилетий для себя, – со всё той же усталостью Мэв теперь посмотрела и на Дайре, предпочитая игнорировать Джул. Она не была уверена, что, свершись у рыболюдки задуманное, там бы действительно выпало бессмертие, но вот лишние полвека, принадлежавшие Дайре, она бы точно себе забрала.
В Доме, ещё когда она только оперялась, неистово расчёсывала себе спину и загружала стиралку окровавленными вещами каждый день, кроме воскресенья, рассказывали, что человек – вот такой вот маггл, как Дайре, – увидевший ангела вблизи, запомнит скорее большую птицу, пролетевшую мимо. Когти станут причудливыми перчатками. Хвосты… Про хвосты Мэв никогда и не спрашивала, но вот про свои крылья спросила – и узнала, что они, скорее всего, останутся в чужой памяти фейерверком, не вовремя взорвавшейся петардой, всполохом. Она никогда не уточняла, что будет, если её пламенеющие крылья окажутся у кого-то прямо перед самым носом, а ей и не говорили.
Стоило ли это того? Наверняка Мэв не знала, но крылья осторожно раскрыла, разгоняя начавшую собираться темень и затмевая остатки свечей.
– Дэн? – снова позвала она, делая к нему полтора шага и останавливаясь. – Дэн, я могу всё исправить, могу сделать так, что не будет… настолько больно, – Мэв потопталась на месте, смотря теперь не на Ригана, а себе под ноги. Она почти сразу пожалела о том, что сделала, но раз уж Кьяра сказала, что она – феникс, значит, следовало хотя бы раз дойти до конца. – Я могу исправить хоть что-то, если ты мне разрешишь.
[icon]https://i.gyazo.com/bcf27fc6a72bea7f9c85117f7b5a9f4f.jpg[/icon]

Отредактировано Мэв Маккенна (30-07-2018 21:43:42)

+3

13

- Ну, знаешь, - обиделась Кьяра сразу на все.
Перья на крыльях нахохлились и стали похожи на торчащие острые ножи. Потом она расслабила их, повела лопатками, складывая крылья - и те пропали, остались невидимым грузом на спине, как слишком большой рюкзак в первом классе, когда у нее еще был рюкзак, когда за учебниками и тетрадями нельзя было забежать в комнату просто между занятиями.
Дайре снова стал обычным собой. Обижал Мэв, обижался из-за того, что его спасли, и хотел быть единственным ребенком в семье. Это у них было семейное, и обычно Кьяра не оставалась в долгу, но сегодня, сейчас сил у нее на это не было. Внутри было так пусто, что не оставалось места ни на остроумие, но на сестринско-братскую вражду, ни на то, чтобы о чем-то волноваться.
Потому она только посмотрела на него и покачала головой.
- В Доме все исправят, - сказала Кьяра Мэв. - Не трогай его. Никого из нас больше так не трогай, пусть будет просто человеком. А в голове ему поправят все те, кто в этом специалист. Мне что-то кажется, ему там и так слишком много потрогали, чтобы лезть туда грязными пальцами.
Она отошла от них обоих к Джул, рыбе, как ее звал Дайре. Что-то такое, рыбье, в ней и правда было. Тоже потомок, но какой, Кьяра не видела. Она не очень хорошо разбиралась во всем этом, да и не собиралаьс исправлять это. В Джул ее волновало только то, что она пыталась причинить вред ее близким.
- На СиДи ты пасть не раскрывала? Потому что если да - то что бы там с тобой ни собирались делать в Доме, я устрою так, что все станет раза в два хуже. Ты очень, очень ошиблась, когда захотела себе моих людей. Потому что они мои люди.
По Джул не было понятно, слышит ли она, боится ли. Это было неважно - Кьяра хотя бы выпустила со словами лишнее, кипевшее в ней. Она пригладила волосы, потерла глаза, натужно зевнула.
- Выбираемся. Терять здесь весь день я не собираюсь. А у детишек же где-то здесь должна была быть машина, так?

+3

14

Дайре не поймал в себе момент, когда ему расхотелось смотреть на Джул, на “сестру” и на Мэв. Он как в первый раз оглядывал россыпь странных предметов на полу тесной пещеры. Сами по себе они не казались такими уж таинственными, а теперь и не будоражили. Виной ли тому потасовка, перемешавшая свечи с чашками, травы с камнями и узоры с песком, или же непонятная дичь, которую Мэв называла “обменять жизнь на несколько десятилетий”, но антураж за пару минут превратился в мусор.
И теперь Дэна глодали сомнения, которые он сам для себя не мог определить. Было ли всё это на самом деле? Нравилось ли ему на самом деле? Звал ли он Джул замуж на полном серьёзе?
И, главное, как многое из того, что он чувствовал — он чувствовал на самом деле, а не по велению?
Взгляд Дэна дёрнулся в сторону Кьяры, но не добрался. Как будто прикоснуться даже взглядом к ней было чревато помутнением.
А потом ему пришла в голову мысль. Он всю жизнь недолюбливал Кьяру. Сестра ухитрялась действовать на нервы даже когда ничего не делала и подчёркнуто не обращала внимание на младшего.
Все они так или иначе чувствовали, что Кьяра другая. Не такая. Неправильная. Будь чувства семьи в её власти, разве она пренебрегла бы возможностью…
Дэн не успел добраться до вывода. В пещере стало светлее. За спиной Мэв развернулись тлеющие полотнища, в первую секунду менее всего похожие на крылья Кьяры.
От изумления, — хотя казалось, что дальше некуда, — Дайре распрямился и резко, от души впечатался затылком в камень над собой.
Приглушённо взвыв, парень согнулся втрое, и в этот момент был почти счастлив — кроме искорок и громкого “ААААААААА!!!” в голове не осталось ничего.
А потом не осталось и этого, и всё стало хорошо.
Девчонки дружески переговаривались.
— Сдохни, сука, — с дружелюбным оскалом парировала Джул пропущенную Дайре мимо ушей остроту. Ядовитую, наверное, как всегда. — Ты, СиДи, Дэн и эта…
— Мэв, — подсказал Дайре, и его толкнула неясная тревога, но он поспешил оттолкнуть её в сторону. — Мы ещё успеем всё исправить, если двинем сейчас.
На имени соседки Джул глянула на неё и, как показалось Дэну, мило кивнула, обещая всё-таки запомнить простое имя. Выглядело как начало неплохого приятельства, и это стоило закрепить.
Глянув на часы, Дэн расстроился — они то ли умерли, то ли разрядились.
— Кажись, челлендж можно засчитать. Мы едем пить, — решительно заявил он. — Кьяра, как самое тёмное из невеликих созданий разведай путь отхода. И давайте живее, иначе пропустим всё веселье. Хэллоуин же!
Живой и воодушевлённый тон Дайре всё-таки не мог изгнать тревогу из его бегающего отовсюду взгляда.
Но тот рыскал не в поисках ответов.
Он от ответов виртуозно убегал.

+3

15

У Мэв на слова Кьяры нашлись десятки, а то и сотни возражений – ну что они могут-то, в Доме, если они совсем не знают Дайре? – но взгляд у соседки был настолько внушительный, что все их она оставила при себе. Она бы и озябшие руки для надёжности и чужой уверенности спрятала в карманы, но оставленные рыболюдкой раны продолжали пульсировать, а сорванный ритуал наличие кровеостанавливающих штук не предусматривал. Со всем этим сцена из важной превратилась в дурацкую, и Мэв под шумок, невнимание и трескучий голос Джул, снова очеловечившейся, крылья спрятала и сочла попытку провалившейся. Может, оно и к лучшему: она бы с радостью выкинула эту ночь, Тару и чешуйчатое лицо из собственной головы, но для потомков подобной функции мироздание не предусматривало.
– Пить? – Мэв удивлённо почесала переносицу, стараясь не запачкать лицо кровью, и с подозрением посмотрела сначала на Дайре, а после – на Кьяру. У неё не так много было опыта со столкнувшимися с этой стороной жизни людьми, а потому и понимания нормальности – ха! – ситуации тоже недоставало. И почему в Доме не было горячей линии или хотя бы сайта с простеньким тестом «как узнать, что вы поломали своего человека»? Может, это всё тот удар головой? – Ну, пить, значит, пить, – Мэв решила, что спорить не стоит – ни с Дайре, ни с Кьярой для надёжности, потому что включившийся в той режим Старшей Сестры – или просто Старшей – внушал некоторое уважение, перемешанное с опасением. – Если уж Хэллоуин.
В конце концов, под предлогом «пить» всегда можно и в Дом заехать, сдать им Джул и показать Дайре кому-нибудь, у кого никакой личной заинтересованности и понимания вопроса заодно. Да и выпивка в Доме точно-точно была. Мэв сама себя осекла, поняв, что снова начинает обижаться, и вместо этого посмотрела на рыболюдку. То, что нельзя её так просто здесь оставлять, казалось очевиднее, чем четвёрка в результате сложения двойки с двойкой. Вдруг она захочет за Дайре вернуться? Или найдёт себе другого человека – вон, Кьяра там о ком-то говорила, – и через год повторит всё успешно? Не будешь же охранять Тару и другие священные места от таких вот двинутых каждый Самайн.
Но и сажать Джул с собой в машину не хотелось.
– Поднимайся, – устало сказала ей Мэв и снова посмотрела на Кьяру. – Её-то можно трогать, чтобы она не трогала нас? Не скажу, что я в восторге от этой перспективы, но вариант, где эта вот копается в моей голове, мне нравится ещё меньше.
[icon]https://i.gyazo.com/1a821774693c54a8c9d5158dcbda5a44.jpg[/icon]

+1

16

- Ее трогай сколько захочешь, - милостиво разрешила Кьяра.
Смотрела она при этом на брата. Тот сначала бился головой, теперь вел себя странно. Все это ей очень не нравилось. Но таким он был привычнее и нравился ей больше, чем прежде. Возможно, именно этого и не хватало всегда, чтобы нормально иметь с ним дело.
Правда, Кьяра не была уверена до конца в том, чего именно "этого" не хватало. Ударить его головой? Залечить в нем дырку? Просто рассказать о том, кто она такая? Может, от количества тайн вокруг он был такой вредный?
На какой-то миг ей даже расхотелось отвозить его в Дом. Но времени набраться решимости и сделать это, у нее было еще предостаточно. Тем более, что один раз она его туда уже водила - и все обошлось. Хотя и повод тогда был совсем другой.
К Джул Кьяра не прикасалась. Она держалась подальше от всех, кто пытался на нее влиять - и авторитетом, и родственными отношениями, и вот просто влиять, как делали это существа. Принципы говорили, что с Мэв бы тоже надо было покончить, но Кьяра вовремя сказала им замолчать и вместо этого потащила Дайре к выходу.
На воздуха запах был получше и не было вокруг этого гнетущего и устаревшего жертвоприношенческого шика - уже хорошо.
Машину она высмотрела быстро, подумала о том, что Джул сажать с ними не стоит, но что с ней делать еще?
- Нужно с ней что-то придумать, - сказала Кьяра Мэв и тут же решила, что теперь это не ее проблема.
А вот в Дайре она вцепилась посильнее, став ему и поддержкой, и опорой, и сестрой, от которой так легко не отвяжешься.
- Ну что, Дайре, это наша единственная возможность поговорить по душам. Спросишь что-то у самого темного из невеликих созданий, малыш?

+2


Вы здесь » Practical Demonkeeping » Основная игра » [31.10.2016] О рыбной ловле на Хэллоуин


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC