«Кьяра не была уверена до конца в том, чего именно "этого" не хватало. Ударить его головой? Залечить в нем дырку? Просто рассказать о том, кто она такая? Может, от количества тайн вокруг он был такой вредный?»

"О рыбной ловле на Хэллоуин"



Рейтинг: 18+
Жанр: городское фэнтези, мистика

Место: Ирландия, г. Дублин
Время: зима-весна 2017 г.

Разыскиваем!

Practical Demonkeeping

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Practical Demonkeeping » История » Pretend. Relive. Regret


Pretend. Relive. Regret

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

[nick]Дайре Риган[/nick][status]mutterseelenallein[/status][icon]https://i.imgur.com/e0zZTmg.png[/icon][sign]Living life for the end
Nothing left to defend
[/sign][info]<b>РОК-ИСПОЛНИТЕЛЬ</b><br> Звезда и студент[/info]https://i.pinimg.com/564x/38/98/c9/3898c90880669b10196a60da8bfbd554.jpg
Участники: Дайре Риган, Птичка.
Время и место: 6 ноября 2016, вечер. Дублин.
Предупреждения: разной степени тяжести страдашки.

0

2

Молодой человек за стойкой, несмотря на лихой вид и бейсболку с логотипом “Богемианс”, ничего эротичного с бутылками и стаканами не делал. Местная публика этих гейских выкрутасов не ценила — только крепость алкоголя и скорость его возникновения под рукой. Если бармен запаздывал, у публики организовывалась пауза в разговоре и время покоситься в дальний край почти бесконечной столешницы. С мрачно окрашенными мыслями об этом... ну, о гействе.
Косился туда и бармен. С Дайре Риганом, как он считал, ему удалось неплохо скорешиться. Никто кроме бармена тут не слушал альтернативный рок: да тут скрипка звучала чаще, чем в каком-нибудь Лимерике. Но не настолько, чтобы к бармену по имени Чарли Андервуд тут были какие-то претензии.
Так вот. Чарли млел от того, что Дайре Риган выползал сюда как в Крепость Одиночества и время от времени отвечал на вопросы более чем двумя словами. Чарли даже вспоминал пару эпизодов, которые можно было принять за настоящую беседу.
Поэтому Чарли мог гордиться тем, что знает Дайре Ригана лучше почти всех других.
Настоящий Дайре Риган мог показаться блеклым. Глаза казались маленькими и прозрачными. Манеры ничем не напоминали сценическое воплощение провокации. Он не обращал на себя чрезмерное внимание. Его можно было и не узнать вовсе, если бы не перо на шее, стрекоза на руке и Черри.
Черри появилась в жизни Чарли не так давно. И он ещё не был до конца уверен, что она правда появилась. Не понять, впечатляли ли её его попытки понравиться. На сообщения она могла не отвечать несколько дней, а потом прислать смущённый смайлик.
Вот как сейчас.
Поминутно оглядываясь на посетителей, Чарли насыпал в ответ эмоджи о работе, попытавшись, чтобы это не выглядело так, будто какая-то работа для него важнее Черри, просто это действительно немного не вовремя. Через два заказа по две пинты получилось обменяться ещё сообщением-другим. И вот зачем он упомянул, что тут Риган? Просто к слову пришлось.
А она появилась. И тогда Чарли это со своим сообщением не связал. Она действительно была мила. Они поболтали. А потом она всё-таки спросила:
— Он очень пьян?
Чарли обернулся. Его настигло ощущение неправильности. Он тут в своё удовольствие и на далёкую перспективу общался с бывшей девушкой Дайре, когда тот сидел в десятке метров и пустым взглядом пытался заморозить бокал водки.
— Это первый, — честно ответил Чарли, огорчаясь повторно. Сегодня Дайре даже на односложные ответы был скуп. А ведь это призвание бармена — слушать, когда на душе кошки скребут.
— И давно? — продолжила допрос Черри, и Чарли снова почувствовал, как всё неправильно.
— Часа полтора, — сказал он и уже почти не удивился, когда Черри слезла со стула и шагнула в сторону бывшего. Удивлению не осталось места там, где равноправно боролись два сильных чувства, причём оба они так и не определились чётко, как называться.
Будто почувствовав его смятение, Черри мимоходом коснулась его руки и бросила:
— Встретимся позже, когда ты заканчиваешь?

Дайре не пошевелился, когда рядом с его бокалом появилась ухоженная женская рука, но взгляд его стал более осмысленным.
— Что тебе надо? — проговорил он. И без того низкий голос гудел на каких-то супер-низких оборотах. И выглядел он на супер-низкий уровень... всего. Возможно, это было даже на руку Черри. Она гадала, как быть с самоуверенным Риганом, который просто пошлёт её в генитальный тур. Может, с таким неведомым Риганом будет проще?
— Поговорить, — забросила Черри пробный крючок.
— Нам не о чем говорить. Иди к чёрту, — не отступив от тональности и на шаг, отозвался Дайре. Он даже не посмотрел в её сторону. И Черри разозлилась. Это смело остатки сомнений в ней, и тревогу за всё, что могло случиться.
— Дэн, — она приняла очень обеспокоенный вид и коснулась его руки, заставляя хоть взглянуть на её артистические усилия. — Это очень важно.
Взгляд у него действительно был пустой. Не будь Черри так зла, она бы испугалась, не выдержала. Но теперь она сказала себе, что это эффект от какой-то новой дури, с которой Риган решил поэкспериментировать. “Потраить”. Топлива злости подбрасывало понимание: это не из-за расставания с ней Дэн закусывал больше, чем мог пережить без настолько очевидных проявлений.
И чем больше ярости копилось в Черри, тем более искренним был её взгляд.
— Ну?
— Не здесь. Давай выйдем.
Звук, изданный Риганом, был уничижительным и оскорбительным, но со своего места он сполз. Что и требовалось.
Проходя мимо всё ещё ошарашенного Чарли, Дайре бросил ему купюру, ткнул бармену за спину и односложно попросил энергетик.
Двигаясь как плохо отрегулированный робот, Чарли подал требуемое. Дайре потянулся к банке, но его руку опередила Черри. Как будто между ними не было окончательного разрыва и раздела личного пространства на непересекающиеся множества. Дайре помрачнел, хотя это и казалось невозможным, но не полез отбирать энергетик. И ему показалось, что просить вторую будет уступкой.
Так что он просто пошёл за Черри. Если она хотела отвоевать какие-то очки умилённости, у неё получалось из рук вон плохо. И то, что на выходе она уже открытую банку вернула, только хуже сделало.
— Ну? — повторил Дайре, как будто экономя слова для будущего выступления или автограф-сессии.
Черри покосилась на улицу, с тревогой посмотрела на неброскую вывеску бара и медленно пошла вдоль дороги, собираясь со словами.
Дайре, хотя и не собирался играть в её игры, был вынужден пойти следом, на ходу глотая гадкую сладкую жижу.[nick]Дайре Риган[/nick][status]mutterseelenallein[/status][icon]https://i.imgur.com/e0zZTmg.png[/icon][sign]Living life for the end
Nothing left to defend
[/sign][info]<b>РОК-ИСПОЛНИТЕЛЬ</b><br> Звезда и студент[/info]

+1

3

– Чёрт, здесь Черри, – Птичка подалась вперёд так резко, что столкновение с бортиком импровизированного балкона на пожарной лестнице вышло почти ощутимым, а пакет с вафельными рыбками чуть не отправился в свободный полёт над городом. В самый последний момент она успела его перехватить, и именно этих секунд светловолосой девушке хватило, чтобы перешагнуть порог бара и исчезнуть.
– Черри? Она-то какого лепрекона там забыла? – голос Джанин выдавал то невысказанное, о чём думала теперь и сама Птичка, разом помрачневшая и подобравшаяся.
Дайре Риган сказал ей, что Черри больше не придёт, и по голосу его Птичка угадывала, что не придёт вообще. Значило ли это, что Дайре ей соврал, Черри вполне себе оставалась, а она – вернее, Мэв, – в глазах Ригана была просто дурочкой? Или он просто решил не терять времени, раз уж не выгорело ни с ней, ни с Лорой? Как бы там ни было, появление Черри в кадре оживило картинку, в которой ничего уже не происходило последние часа полтора – с того момента, как сам Дайре таким же образом исчез в нутре бара и теперь не казал носа, словно чего-то дожидался. Установленная на дверь чёрного хода камера, за которой следила Умница – и очень страдала теперь по этому поводу, – показывала, что Риган не смылся таким незамысловатым образом. Значит, и дозор свой Птичка выдерживала не зря.
– Я предлагала тебе подкинуть ему микрофон с отслеживанием в карман, – с некоторой укоризной пробормотала Умница, но тут же голос её сделался печальным. – Нет, только не здоровяк снова.
Птичка глухо угукнула: конечно, предлагала, вот только уже ей это показалось чересчур. Не хотела она настолько близкого знакомства с миром Дайре Ригана, пусть даже это и было важно для дела. В конце концов, он не будет сидеть в этом баре вечность, как не будет он и прятаться в своей квартире. Птичка вчера безуспешно ждала, пока Риган выберется куда-нибудь, но он только пару раз показался на кухне с чашкой чего-то и таким прибитым видом, что становилось ясно: все эти протестные акции и «помни, помни не зря пятый день ноября» могут катиться фаллическим лесом.
Вероятно, его бы прижали, окажись в документах из монастыря что-то, ведущее не только к Дилэйни, но и к его поставщикам. Но и сам Крокодил пока сидел в тишине и невредимости, а в фильтр Умницы в основном стекали новости о монастыре, о спасённых девушках, о старой аббатисе и её преемнице, вынужденной отвечать на всё и за всё. В остальном Гарда ещё вела расследование, а детектив Кейн на все Птичкины сообщения не отвечала, даже когда та писала ей на личный номер. Даже догадка, что она просто разбирается с гудевшей до сих пор Драмкондрой и старается, чтобы это не распространилось на остальной город, не делала этот игнор менее обидным.
Удовлетворение от проделанной работы Птичку так и не настигло.
Она успела закинуть в рот две одинаковые розоватые таблетки и запить их травяным чаем по какому-то особому рецепту, выловленному Умницей в недрах неанглоязычного интернета, когда дверь бара дважды хлопнула, выплёвывая в мир сначала Черри, а за ней – Дайре. Шли они не как парочка – на каком-то расстоянии друг от друга, без объятий, смеха или хотя бы криков, и даже через разделявшие их с Птичкой метры чувствовалось какое-то напряжение. Может быть, Дайре уговаривал её вернуться, но ведь Черри никогда не ощущалась той девушкой, которую ему бы пришлось просить дважды.
Далеко за их спинами из проулка вырулила машина и медленно покатила по пустующей улице, удачно пристроившись у ближайшего светофора. Птичка её заметила, и машина ей не понравилась, пусть даже держалась та обособленно и на порядочном расстоянии.
– Мне кажется, у нас здесь гости, – она разорвала бумажный уголок и остатки вафель подкинула ворковавшим здесь же хмурым голубям, не слишком довольным таким вторжением, но с готовностью набросившимся на еду. Покосившись вниз, на темневший под множеством решёток асфальт, Птичка подняла глаза к небу – и решила, что крышами будет быстрее и удобнее, пусть даже она не сможет слушать Дайре и Черри. Не велика потеря.
Подтянувшись – в правой руке предательски ожила заснувшая было боль, и Птичка только поморщилась, – она перебралась на площадку выше, а с неё – на крышу. Риган с подружкой с высоты в несколько этажей мерещились картинкой на киноэкране откуда-нибудь с последнего ряда, но шли они удобно, вдоль улицы, и Птичка торопливо последовала за ними, не отпуская из этого кадра и машину. Черри ей не слишком нравилась, но и она не заслуживала того, чтобы оказаться в лапах у Крокодила.
[nick]Птичка[/nick][status]да вы серьёзно?[/status][icon]https://i.gyazo.com/ddbfbfed3ed57b5104e76c7ef5636263.jpg[/icon][sign]http://images.vfl.ru/ii/1486137563/2e87b804/15942952.png[/sign][info]<b>СУПЕРГЕРОИНЯ</b><br> Головная боль Гарды[/info]

Отредактировано Мэв Маккенна (30-04-2018 14:59:15)

+2

4

Дайре Риган заранее знал, что всё сказанное Черри ему не понравится. Уже само её появление было ударом дерьмовой жизни под дых лежачему. Надо было сразу послать её к чёрту. В конце концов, он ведь сволочь, придурок и наркоман. Даже лучше — чем меньше останется рядом людей, тем проще будет с этим жить и действовать.
Но только чтобы вызвериться на Черри так, чтобы она свалила, мало было слов. Нужно было желание, а Дайре не мог наскрести по собственной изнанке мизер уверенности, что он хочет чего-то пожелать. Даже чтобы Черри исчезла. Даже чтобы она наконец высказала уже то, за чем пришла.
Впрочем, тащиться дальше за ней ему тоже не хотелось, и не хотелось сильнее всего остального. Он вытянул и запалил сигарету. И на этом посчитал, что отпустил бывшей девушке достаточно времени.
Они завернули за угол.
— Хватит морозиться. Рожай уже, — тоскливо протянул Дайре, остановился у тумбы с афишами и оперся о неё, демонстрируя, что не намерен устраивать из разговора романтичную прогулку под тусклыми дублинскими звёздами. Черри состроила мордочку, но вернулась.
В полумраке бара и пока девушка отстукивала каблуками мостовую на полшага впереди, рассмотреть насколько она бледна было невозможно. Но здесь её осветили фары какой-то тачки.
— Ты ебаный козёл, Риган, — процедила Черри сквозь сведённые до скрежета зубы.
Дайре озадачился, хотя мог бы и не удивиться наезду — это была на новость. Но весь набор обстоятельств его толкнул. Он отмотал разговор назад. Подумал. Первая подходящая под ситуацию интерпретация с размаха растеклась по барьеру “да не, быть не может”, но блокировала путь для всех остальных.
— Стой, ты... — Дайре оттолкнул от тумбы мгновенно потяжелевшее тело и по ощущениям обронил по ходу дела трахею. Свет и звук голоса, и улица, и Черри превратились в цветной шум...
— Надеюсь, тебя выебут до хрустящей корочки и бросят свиньям, и пусть они сожрут твой куцый...
Черри только вошла во вкус, когда Дайре шагнул к ней, невменяемый и угрожающий в таком виде, на нетвёрдых ногах. Подкрадывавшийся фургон грузового такси, тяжело качнувшись, встал рядом с тумбой.
...его подхватили под руки. Или подняли с земли? Затылок неприятно тянуло. Кажется, их было несколько. Кажется, он отбивался...
Черри показалось, что Дэн вырвется из рук людей Мистера Локмана — настолько яростно тот отбросил одного из них в афишу какой-то местной кавер-группы. Но его не хватило надолго.
...Черри кричала...
Замолчала она только когда закончился воздух. Ей было необходимо выговориться. Он должен был знать, насколько большую ошибку совершил, когда обошёлся с ней как с надоевшей проституткой. Он должен был это услышать, и пусть будет шанс, что об этом он и будет думать, захлёбываясь в бетоне на какой-нибудь грошовой стройплощадке.

Один из людей в чёрных тренировочных костюмах не участвовал в натягивании мешка на Дайре Ригана. Он со шприцем в одной руке и пухлым конвертом в другой подошёл к Черри.
Как недальновидно девушка отвернулась, чтобы подставить свету внутренности переданного вознаграждения.[nick]Дайре Риган[/nick][status]mutterseelenallein[/status][icon]https://i.imgur.com/e0zZTmg.png[/icon][sign]Living life for the end
Nothing left to defend
[/sign][info]<b>РОК-ИСПОЛНИТЕЛЬ</b><br> Звезда и студент[/info]

Отредактировано Дэн Риган (30-04-2018 18:17:17)

+2

5

В какой-то момент они свернули за угол, и Птичке пришлось стечь по очередной пожарной лестнице к тёмному окну и достать бинокль. Машина за это время подкатила ближе, и эта незапланированная многозадачность нервировала. Вот туда бы в салон микрофон, чтобы понимать, что вообще происходит, но Птичка сознавала, что любая её попытка покрутиться рядом с автомобилем сейчас всё испортит и, возможно, спугнёт и Ригана, и его товарищей. Приходилось смотреть немое кино через окуляры бинокля, держать собственные нервы в узде и ждать.
Не очень долго – картинка дрогнула и сменилась истерикой Черри, настолько сильной и громкой, что ветер подхватывал её слова и доносил их окончания до Птички. И было странно, что Дайре не осадил её сразу и вообще ничего как будто не говорил. Она для надёжности сфокусировалась на его бледном, дёрганном и каком-то потерянном лице и поморщилась. Всё ясно: он снова был под чем-то. Ладони её зачесались; Птичка ещё помнила и как удерживала пакетик с наркотиком в его квартире, и как дома долго отмывала руки, словно отрава растеклась по её коже даже через хлипкий целлофан. Черри казалась менее брезгливой, её словно бы и не заботило ничего из того, о чём думала Птичка; она кричала, и кричала, и кричала, так долго, что, казалось, просто раз за разом прокручивают один кадр, а потом лицо её сделалось жестоким и немножко злым. Именно тогда за её спиной хлопнули двери машины, но выбравшиеся из неё люди рванули не к Черри.
Птичка, собравшаяся уже в два прыжка добраться до земли, так и замерла на месте, понимая в происходящем примерно ничего.
Она только однажды цокнула – когда Риган приложил одного из некеров о тумбу с афишами и очень глупо подставился другому, – и всё больше просто оцепенело смотрела, как Дайре скручивают и запихивают в машину. Крокодил что, решил провести чистку среди своих людей в городе, пока до них не добралась Гарда? Ответа не было, но нашёлся один из мужчин внизу, которого Птичка признала по давней ночной погоне. Он держался возле Черри, и Птичка, в отличие от неосмотрительной довольной собой девушки, видела обе его руки. Это ей не понравилось, это заставило всё-таки вернуться на землю и запустить в мудака дубинкой.
Игла успела задеть хорошенькую шейку Черри, а дубинка взметнула её волосы, но удар всё-таки пришёлся мужчине по пальцам. Он закричал – от боли, от злости, Птичку это мало волновало, – и потянулся второй рукой к поясу, но опоздал. Отпихнув Черри в сторону, она впечатала кулак ему в грудину и дважды – ниже, в солнечное сплетение, перехватила пистолет и разрядила тот, разбросала в стороны и добавила к череде ударов ещё один, в подбородок. Это мудака уронило одновременно с тем, как машина, вильнув багажником, вырвалась из плена проулка и лихо рванула вперёд, теперь уже игнорируя все светофоры и переходы.
Птичка выскочила за ней, но куда там – под рукой не было ни велосипеда, ни даже скейта, а ловить такси всё-таки казалось ей слишком несупергеройским занятием. Грубо выругавшись, она вернулась к Черри и бессознательному крокодилову лейтенанту.

Бывшая девушка Дайре всхлипывала и с торопливой нервозностью собирала вырвавшиеся из рук деньги обратно в конверт. Всё это было слишком неправильно: зачем Крокодилу платить ей за шкурку Дайре Ригана, если он у него – проверенный поставщик, которого наверняка можно без всяких там Черри вытащить из дома в нужное место? Птичка почувствовала себя обманутой и это её разозлило. Без особой нежности ухватив Черри за плечо, она швырнула её к стене, так и не ослабив хватку.
– Ты о чём вообще думала? – Птичка мрачно смотрела девушке в глаза, улавливая там то, что раньше она пропустила в Черри. Это Мэв не рискнула бы с ней так говорить, стушевалась бы, огородилась рядом игольчатых, но осторожных фраз, и отползла в сторону, предпочитая не связываться. У Птички подобных проблем не было. – Ты хоть понимаешь, что всё испортила? Кто тебе заплатил? Куда они его повезли?
– Я не виновата меня заставили они угрожали меня заставили и я ничего не зна-аю, – от испуга и от неожиданности голос Черри лепетал что-то заранее заготовленное без участия простаивающего мыслительного процесса. – Кто ты уходи я ничего не знаю!
– Я – та, кто может быть пострашнее этих парней, если ты продолжишь верещать и ничего мне толком не скажешь, – Птичка поморщилась – вблизи Черри оглушала, сбивала с малейшей мысли и джонсноуила на полную. Хотелось залепить ей пощёчину – ту, на которую не хватило сил и времени Ригану, – но это было уже чересчур; Птичка ещё помнила, что она не такая, как Дайре или те парни. Поэтому она просто Черри встряхнула, заставляя заткнуться и услышать кого-то ещё. – Тебе заплатил Гэри Дилэйни? Зачем ему Риган?
Черри с сомнением посмотрела на Птичку, чьи торчащие ушки маячили на уровне её носа, но вспомнила о громиле и с трудом сглотнула.
– Я не знаю Дилэйни! Его звали Локвуд! Мистер Локвуд! У меня мобильник… он дал… он… я не знаю, зачем он ему… но… он сказал, что он не станет… что он не появится… больше…
Никакого Локвуда Птичка не знала, но об этом можно было после спросить у Умницы. Сейчас она не собиралась отвлекаться от Черри, пока та не выложит ей всё, не сдаст пароли и явки.
– Мобильник? – очень ровно спросила Птичка, взглядом прошлась по Черри, но в руках та всё ещё судорожно сжимала несчастный конверт с выползшими за край купюрами и ничего больше. Она вдруг поймала себя на том, что совсем не интересуется ценой здоровья и жизни Дайре Ригана. Со всем, что он сделал, Дайре должен было рано или поздно огрести своё возмездие, но не так и не от девчонки вроде Черри. Она попыталась пожалеть её, но не смогла. – Слушай, – Птичка старалась звучать помягче, но не получалось, – разве Риган стоит того, чтобы из-за него оказываться за решёткой и гробить жизнь? Похищение и... исчезновение людей – это очень серьёзная штука. Оно тебе надо? Думаешь, что содержимое этого конверта всё покроет? Спасёт тебя?
– Он обещал всё устроить… он… он… – до Черри с опозданием дошло, как именно мистер Локвуд собирался всё устроить, и осознание почти лишило её дара речи. – Что мне делать?..
– Просто отдай мне телефон Локвуда и уходи, – решила Птичка. Не так сильно ей нужна была Черри, не настолько она горела желанием решать её судьбу. Возможно, со временем она осознает, что сделала и что хотела бы сделать, возможно – нет. – Иди домой, смой с себя это вот всё и подумай о том, что ты стоишь больше, чем все эти деньги. Самоуважение. Попробуй ему научиться.
Всхлипнув, Черри неловко, словно якорь, подтянула за цепочку свою сумочку и непослушными пальцами, выронив безвозвратно тёмные очки и тюбик крема, выцепила совершенно неуместный тут кнопочный кирпичик. Птичка ловко его перехватила, словно он и до того был частью её ладони, и коротко девушке кивнула: уходи, не оглядывайся, не возвращайся, тебя здесь не было. Черри в последний раз дёрнула своим острым носиком, поняла, что конверт у неё никто забирать не будет, и затолкала тот в сумочку. Посмотрела на Птичку, на распростёртого на земле мужчину – и только слышно было, как быстро и неровно ударялись об асфальт её каблуки.

Когда о Черри перестал напоминать даже едкий парфюм, разлившийся в воздухе, Птичка и сама посмотрела на бессознательное тело. За ним не вернулись, ради него не остались – значило ли это, что Крокодил сбросил его со счетов, как сделал он это с Риганом? И что тогда должна была делать с ним она? Самый простой вариант, первым пришедший в голову, – отдать его Кейн, чтобы разбиралась Гарда. Но тогда Гарда и Ригана сцапает вот так просто, не успев обзавестись неопровержимыми доказательствами его вины. Птичка задумчиво подцепила мысом ботинка бумажный комок мусора и щёлкнула переключателем наушника.
– Бери скотч, машину и, пожалуй, наручники, – всё ещё не слишком себе веря, произнесла она максимально чётко, чтобы Умница там не подумала, что её переключили на какой-нибудь левый канал. – И ещё… да, какой-нибудь мешок, или старую футболку. Что-нибудь тёмное. У тебя есть минут десять.
Отключившись, она подобрала свои дубинки, вернула их на пояс и принялась рассматривать полученный от Черри телефон. Артефакт старого времени слабенько светил экраном, выдавал какие-то почти шпионские контакты, звонить по которым Птичка, не имевшая дополнительных данных, до поры не собиралась. Стоило надеяться, что Дайре Риган там продержится ровно столько, чтобы ей выяснить, чем он так прогневал Крокодила и куда его уволокли.
[nick]Птичка[/nick][status]да вы серьёзно?[/status][icon]https://i.gyazo.com/ddbfbfed3ed57b5104e76c7ef5636263.jpg[/icon][sign]http://images.vfl.ru/ii/1486137563/2e87b804/15942952.png[/sign][info]<b>СУПЕРГЕРОИНЯ</b><br> Головная боль Гарды[/info]

Отредактировано Мэв Маккенна (03-05-2018 00:23:37)

+1

6

Он продержался.
Но каждую секунду охрипший жалобный голос в его голове на одной ноте стучал мольбой: “Можно мне умереть? Пожалуйста, пожалуйста, умоляю! Я хочу умереть. Я хочу это закончить. Я хочу умереть”.
Дайре не хотел умирать, но безрассудная часть его считала смерть лучше возвращения. Смерть была для неё незнакомкой, прошлое же — болезненной пыткой, в конце которой оставалось только уничтожающее отвращение. Чем сильнее вгрызалось в мысли прошлое, тем громче становилась душераздирающая мольба, начинала заглушать шум в ушах.
И тогда безоглядная бесформенная паника пролагала себе путь наружу через горло. Дайре задыхался. Толчками, с усилием ухватывался за комковатый воздух на счёт, растягивал треморные вздохи на четыре удара сошедшего с ума сердца.
Паника поддавалась неохотно, играюче сбивая с мучениями выстроенную концентрацию из-за любого случайного звука. А звуков вокруг было в избытке. Когда собственный разум переставал заглушать все чувства, Дайре мог их распознать.
Он не мог видеть дальше собственного носа: яркий свет лампы резал глаза и оставлял опасность укрытой в непроницаемой темноте по ту сторону. Но в трёх-пяти метрах за пятном света стояла металлическая дверь, мимо которой с той стороны проволокли что-то большое и металлическое на разболтанных колёсиках. С других сторон, как казалось Дайре, стоили металлические полки, заваленные хламом. Он мог ошибаться. Он не мог доверять себе.
Поразительно тихо открылась дверь. Или он просто не отделил звук от вакханалии в голове. Но шаги будто прокладывали звонкую цепочку следов прямо по его барабанной перепонке. Дайре подобрался, но все его движения ограничивались металлическими как и всё вообще тут наручниками и дрянью, отрубившей его на улице.
— Шаннахи. — Неосязаемая тьма по ту сторону лампы подала голос. Дайре вздрогнул. Не только от мгновенного ужаса, что личность его раскрыта, и это катастрофа, и он навлёк беду на отца и всех тех, кто был им дорог. Голос принадлежал Притворщице. Отвлекающе-плавный в тот раз голос на этот раз был резкий и властный. Но это была она, и она наслаждалась его реакцией. — Где он?
Второй вопрос едва не вогнал Ригана в новый приступ паники — он забыл о дыхании, забыл вообще обо всём.
— Каждый твой дилер быстро встречается с кем-то из ряженых засранцев. Ты расскажешь, как найти Шаннахи. И эту Пичужку.
— Где Черри? — спросил Дайре после долгой борьбы с отказавшим голосом, на который недоставало силы лёгких. Он не помнил, что стало с ней. Он помнил только её бессвязный крик.
— С ней ты скоро встретишься, — зловеще уронила Притворщица, и под грузом её слов сердце Дайре упало. — Если ответишь на простой вопрос. Где Шаннахи?
— Подойди поближе и сними одежду. Может, один найдётся у меня в штанах, — выплюнул Дайре, отчаянно цепляясь за осколки безрассудной наглости мажора. Притворщицу его эскапада не впечатлила.
— То, что у тебя там, пусть с лупой ищет твой голубой дружок. Меня не возбуждают миниатюры.
— Тебя вообще никто не возбуждает, кроме твоего папочки.
Раскатистый и неожиданно низкий хохот Притворщицы болью отозвался в переносице Дайре, и он с ужасом осознал, что снова задыхается и не может унять сердце. Вот Притворщица на расстоянии удара. Вот её рука на его горле, но вместо того, чтобы вырубить её и попытаться найти выход из ловушки, он сражается с собой, потешно щёлкая зубами. Конвульсивные движения нельзя было назвать сопротивлением.
— Знаешь, твой важный папаша далеко. — Притворщица почти урчала, как большая бессовестная кошка, ей вторил двигатель крупного авто где-то неподалёку, будто бы прямо за стенкой. — И на его месте я бы поблагодарила ту счастливую случайность, что избавит его карман от обузы сына-наркомана. Мне не сложно. Мне даже не придётся марать об тебя руки.
Оставив Дайре дышать и убиваться по упущенной возможности, женщина поправила лампу так, что парню стала видна пустая полка. На неё Притворщица демонстративно медленно, с громким, щёлкнувшим Дайре в самое основание черепа, звуком, выложила шприц.
Парень позеленел. В эту секунду он явственно увидел будущее, раздвоенное змеиным языком. На одном конце рок-звезда, следуя половине кумиров, отбрасывает копыта, накидавшись наркотой. Это никого не удивляет. Это достойно разве что облачка цветов и фанатских кривых рисунков у подъезда дома на притоке Лиффи. На другом конце будущего отец не верит. Он знает больше. Он знает лучше. Но он не сможет никого убедить — только мстить. И Дайре уже будет всё равно.
И Дайре будет в этом виновен.
Они говорили. Он огрызался, понимая, что умрёт как только станет бесполезен, а сам себе он не помощник, пока даже думать не может толком. Это скоро стало понятно и Притворщице. Скучным голосом она протянула:
— Оставлю тебя подумать с этим, пупсик. Как надумаешь, кричи пожалобнее. Я ещё подумаю, спешить ли к тебе. Меня заводит только искренняя боль.
Дайре закричал сразу, коротко, яростно и страшно. Притворщица переспросила: “Что-что?” — но он уже замолк, и она исчезла.

Когда Притворщица вернулась, снаружи уже давно умерли все звуки. Дайре решил, что это была эвакуация побитой крокодиловой империи, и уже это одно грело душу, но ни черта не проясняло голову.
— Ну как? Ты уже придумал, как мне помочь найти своих циркачей? Давай начнём с простого. Как мне найти Птичку?
— Обернись, — зловеще посоветовал ей Дайре и надменно усмехнулся, когда Притворщица резко прокрутилась вокруг себя, выхватывая из темноты равно бестелесные тени.
— Очень смешно, пиздюк. Ты перестаёшь меня веселить.
— С чего ты вообще взяла, что мне известно, где они?
— В Лондоне Шаннахи вытаскивал тебя из взятого в заложники клуба; ты единственный гуляешь на свободе из всего притона, который они с Балором накрыли в Кэмден Тауне; в Дублине твою жопу вытаскивает из неприятностей Птичка. Не строй из себя девственницу, Риган. Ты скажешь мне имена или я разрежу твоё накрахмаленное личико.
Дайре осознал, насколько мало времени у него осталось.
Действовать нужно было сейчас. Наобум, на предположениях, на ватных ногах, со всё ещё не способном выровняться дыхании, на слепой вере в удачу.
Прежде, чем понял, что Притворщца блефует.
Прежде, чем всё завертелось, и время и в самом деле вышло.[nick]Дайре Риган[/nick][status]mutterseelenallein[/status][icon]https://i.imgur.com/jzVBQNa.png[/icon][sign]Living life for the end
Nothing left to defend
[/sign][info]<b>РОК-ИСПОЛНИТЕЛЬ</b><br> Звезда и студент[/info]

+1

7

– Кажется, мы только что похитили человека.
Замечание Умницы запаздывало – подручный Крокодила, хорошенько упакованный, болтался на заднем сидении автомобиля, уносившего их прочь от перекрёстка, от бара, от импровизированного наблюдательного пункта, от забытого на балконе термоса с остатками чая, – и Птичка только неопределённо помотала головой, показывая разом всё. Она знала, ей тоже это не нравилось, но так нужно было, а, значит, без вариантов. Не зная, кого убеждает больше – свою совесть или Умницу, – Птичка отвернулась в сторону затемнённого окна и принялась следить за дорогой и за смутным отражением человека позади, ещё не оправившегося, но как будто очнувшегося. Изредка она подсказывала, когда и куда надо свернуть, но в остальном – молчала и всё думала о Дайре Ригане, о Крокодиле, о том, как всё вдруг вышло из-под контроля, а она не знала, что с этим делать. Словно тугая нить от неё и до Дилэйни вдруг разошлась живыми щупальцами, хлеставшими теперь её по подставленным ладоням и уползавшими в дублинский туман. На конце одного из этих щупалец – истончившегося и рваного – находился Риган, и Птичка понимала, что если упустит его сейчас, то второго шанса уже и не будет. Оставалось надеяться, что времени у Дайре хотя бы в половину столько, сколько ей нужно на убеждение крокодилова лейтенанта.
– Здесь поверни, – просто сказала Птичка, когда дома стали прорастать пореже и пониже, похуже, с битыми окнами и граффити поверх граффити. – И остановись перед забором.
– Точно? – Умница с послушным сомнением выкрутила руль, уводя машину в сплошное бездорожье, и Птичка не смогла не умилиться этой её неуверенности. Это была её часть работы – знать все сомнительные места города не по гугл-картам, но наглядно, вживую.
Знать и охранять.
– Точно, – Птичка улыбнулась, но быстро погасла, обернув лицо к грязной от покрывавших её картинок обрубленной стене. Вдвоём они протащили своего попутчика вдоль рисунков, на первый этаж некогда почти жилого здания – инвестор слился в последний момент, и дом так и остался гнилым зубом среди и без того не особо привлекательных соседей. Уже внутри Птичка ножом срезала узел на собственной старой футболке, послужившей им вместо мешка, и лезвием же подцепила плотный слой скотча, резко дёрнув его на себя. Неприязненно-наглый взгляд пулями впился ей в укрытое маской лицо, а чистая английская ругань заполнила собой весь первый этаж и звучала ещё целую вечность, пока Птичка на мужчину не шикнула.
– Думаешь, мне нравится твоя компания? – она слишком резко для настоящего равнодушия дёрнула плечом, отходя в сторону и осматриваясь. Раньше здесь часто собирались городские бездомные, но она и её времянка их спугнули. Теперь Птичка находила разве что следы мелкого зверья – собак и крыс. – Расскажешь мне, куда твои люди увезли Ригана – сможем расстаться полюбовно.
У него про «полюбовно» было иное мнение, и Птичка поморщилась, выслушивая, как бы он со своими ребятами её полюбил и в каких позах. Только теперь на неё по-настоящему навалилась мысль, что они действительно похитили человека, а дальше она собиралась… что? пытать его? Рядом не было никого, способного дать ей подсказку, молчал даже Шаннахи на той их особой линии, где предпоследним её сообщением была достаточно агрессивная стена полного своеобразной заботы текста.
Птичке захотелось ладонями закрыть лицо и закричать.
Вместо этого она поставила мысок ботинка поверх чужой коленки и перекатила стопу на пятку, с невозмутимым лицом ловя сдавленный поток новой ругани. Где-то за пределами огораживающего их круга из воображаемой соли ойкнула Умница, и это её одёрнуло, остановило, отвело на два шага в сторону.
– Где. Риган? – медленно, отчётливо и очень устало спросила Птичка, не уверенная в том, что не стукнет его, если ответить он попытается в рифму. Но то ли дорога, то ли боль выбили из мужчины всю готовность отшучиваться на типично некеровском уровне.
– Болтается в той выгребной яме, в которой я и тебя похороню так, что даже рожек не видно будет, – он барахтался на полу, стараясь вывернуться и что-нибудь сделать с руками. Птичка догадывалась, что застегнула наручники слишком туго, но исправлять ничего не спешила.
– Я спрошу снова – где Риган? – она обошла его и встала так, чтобы он видел её лицо и всю ту уверенность, что вкладывала она в свои слова. – И снова, и снова, пока ты не скажешь. Не гарантирую, что в процессе тебе не будет становиться больно.
За спиной кашлянули, и она торопливо обернулась – у Умницы под импровизированной маской, очень похожей на её первую, лицо было уже не неуверенное, а откровенно несчастное.
– М… Ты мне нужна в машине.

– Ты вообще в порядке? Мне позвонить Кейн? В Гарду? – вопросы сыпались быстрее, чем подгружалась картинка на экране ноута. Птичка только головой помотала – всё ок, всё идёт так, как должно, даже если изначальный план поломался с час назад.
– Что тут у тебя? – спросила она, без возражений переводя тему.
– Я изучила телефон Черри, в нём не очень много контактов, я смогу отследить один, если… – она запнулась, и сама понимая, что именно «если». Если им скажут, какой именно контакт это должен быть. Время уходило с каждым их неверным решением, и нить, позволявшая посадить Дилэйни и всю его сеть, сделалась призрачной. Был ли Дайре там жив? Птичка отказывала себе в волнении за его жизнь, но оно пришло само. Каким бы моральным уродом не был Риган, живым он хотя бы мог помочь.
– Значит, я просто позадаю нашему новому другу несколько новых вопросов, – она внимательно прошлась по списку имён в выведенной на экран таблице.
– Мэв, – неуместное здесь реальное имя щёлкнуло её лучше всякого шокера, и Птичка медленно подняла на подругу голову. Она что, собралась тут расплакаться? – Ты не обязана это делать.
Между ними повисла пауза, родственная той, что возникала и раньше.
– Больше некому, – словно бы это всё объясняло, не слишком уверенно ответила Птичка, торопясь развернуться и снова оказаться в доме. – Ты же помнишь, что остальным плевать.

Все тридцать минут, что она пробыла внутри, Умница гоняла на экране своего смартфона пиксельных человечков, но руки её дрожали, а каждые шестьдесят секунд растягивались на одну мучительную вечность. Больше всего ей хотелось ворваться в здание, схватить Птичку и увести отсюда, но теперь, понимала она, когда они вышли на кровавый след, это будет сложнее, чем выиграть в «Дарк Соулс». И почти настолько же смертоносней.
И когда Птичка всё-таки появилась на пороге – бледная и очень решительная, – она поймала себя на том, что выдохнула с некоторым облегчением. Всё это время над окрестными домами стояла тишина, изредка нарушаемая, но самовосполняемая. Вот и теперь – машина горестно застонала, стоило Птичке упереться в неё ладонями, и под готовыми пальцами Умницы шумно ожил ноут. Скрипнул крышкой старенький телефон Черри.
– Рокфлит, – односложно пробормотала Птичка, забираясь в машину и позволяя теперь поколдовать Умнице. Её ноутбук скверно, но цеплялся за сигнал в каком-то из очень соседних домов, и медленно обрабатывал запрос, пока его хозяйка слушала сначала гудки, а после – недовольный женский голос.
– Это Черри, – она забормотала на плохоньком гэлике и далеко не сразу спохватилась. – Ой, вы меня слышите? Вам всё понятно? Мне повторить?
Переведённый с английского матерного ответ звучал примерно как «не надо, всего доброго», но расстроиться «Черри» не успела. Обрубив звонок, она дважды перепроверила данные на экране и, скакнув к двери машины, резко ту распахнула и нарочито радостно объявила:
– Я знаю, где они. Эй, ты что, плакала?
– Нет, – Птичка торопливо растёрла лицо, подобралась и села, возвращая себе и боевое настроение, и всё сопутствующее. – Подбросишь меня? И… позвонишь потом Кейн, чтобы она забрала нашего нового друга?
– Конечно, – теперь уже Умница не позволяла своему голосу дрожать, пока сворачивала полевую лабораторию. – Он там…
– Я просто с ним поговорила, – перебила её Птичка, забираясь на переднее пассажирское сиденье и включая радио. – Рассказала ему, – она нахмурилась, не находя ни одной приличной композиции в ночном эфире, – о карьерных перспективах человека, которого бросили на улице с девчонкой в костюме из секс-шопа. Далеко они?
– Ага, – непонятно на что ответила Умница, забираясь за руль, потом опомнилась и покачала головой. – Нет, но совсем близко я подъехать не смогу.
– Не страшно, – Птичка всё-таки остановилась на чём-то из Джонни Кэша. – Я всё равно пойду через крышу. 
[nick]Птичка[/nick][status]да вы серьёзно?[/status][icon]https://i.gyazo.com/ddbfbfed3ed57b5104e76c7ef5636263.jpg[/icon][sign]http://images.vfl.ru/ii/1486137563/2e87b804/15942952.png[/sign][info]<b>СУПЕРГЕРОИНЯ</b><br> Головная боль Гарды[/info]

+1

8

Позже, возвращаясь к этому моменту, Дайре понимал, что Притворщица не собиралась воплощать и половину своих угроз. Но она искренне хотела, и это идущее от сердца желание насилия вышло убедительнее прямой демонстрации. Вернее было его первое впечатление: его хотели уморить его же собственным нефункционирующим без героина по мнению всех подонков Дублина организмом до невменяемости, и уже после того, как он будет готов продать душу, Родину и своих несвятых покровителей, с избытком залить желаемым. Чтобы наверняка. Чтобы ни у кого не было и тени подозрения в том, что он не хотел.
Ужас перед элементарной и практичной чудовищностью грядущего зажевал и без того с трудом проворачивающиеся в неестественном сонном мареве мыслительные механизмы Дайре. Там, где ему отказывал рассудок, на помощь всегда приходила выучка Шаннахи, но и тут она немногое могла противопоставить умению подручных Крокодила фиксировать людей и той же предательской слабости, что сковывала мысли Ригана.
Он сорвался вместе со стулом, и черта с два у него бы вышла что-то подобное, если бы не недооценённая сила студента-мажора. Потом стул исчез непонятно куда — возможно, это его части почти выбили Дайре коленную чашечку, когда атака на Притворщицу захлебнулась, вряд ли достигнув чего-то важного.
Балор учил Шаннахи сражаться в темноте и на узком карнизе, в воде и под ней, вблизи и на расстоянии. Единственное, чему он его не мог научить — как сражаться в состоянии глубокого опьянения. У них был уговор. Никто из них не думал о том, что он его нарушит не по своей воле.
Вдохнув бетонной пыли с пола, Дайре закашлялся и зарычал от упершегося в спину острого колена Притворщицы и от боли в вывернутых назад всё ещё сцепленных вместе руках.
— Хочешь ты того или нет, но это не закончится, пока ты не дашь мне того, что я хочу, — мурлыкнула женщина, склонившись к самому его уху. Плечи Дайре отчётливо затрещали, но в следующий момент Притворщица просто пропала.
По-рыбьи хватая ртом воздух, Дайре извернулся, чтобы встать, наткнулся на стеллаж и свернулся в калачик, преодолевая мучительный приступ кашля. На это не было времени, но он едва улавливал звуки и происходящее вокруг. А когда его в его движения вернулась хоть какая-то осмысленность, стало уже тихо. Так тихо, что он засомневался, остался ли во всём мире хоть кто-то живой.
Рыжие пятна от лампы на сетчатке отказывались выгорать, и появление лица в них заставило Дайре вздрогнуть. Тем более, что он узнал его сразу. И ему он, пожалуй, никогда ещё не был настолько рад.
— Птичка? — Выдохнул Риган.[nick]Дайре Риган[/nick][status]mutterseelenallein[/status][icon]https://i.imgur.com/jzVBQNa.png[/icon][sign]Living life for the end
Nothing left to defend
[/sign][info]<b>РОК-ИСПОЛНИТЕЛЬ</b><br> Звезда и студент[/info]

+1

9

Некоторое время Птичка ещё боялась, что Умница свернёт с дороги, резко развернёт машину в сторону Тринити и увезёт её в кампус, забив на все протесты и возражения. Но она, даже если и хотела, следовала их едва наметившемуся плану – и только чересчур крепко её обняла перед расставанием. Так, что Птичка на долю секунды почувствовала себя виноватой, вспомнив и про половинчатое обещание, и про всё остальное. В следующее мгновение её уже не было на земле.
Там, высоко, она без особых сожалений выбила стекло и подменявшие его доски. У Птички не было ни паука, ни маски, как у Шаннахи, и шла она редким отсветам уличного света в ту сторону, где громыхало и словно бы жило. Собрались они здесь ради одного Дайре Ригана или Крокодил решил устроить красивенькое исчезновением всем своим работникам на полставки? Умница ещё работала с его базой данных, вычленяя из неё имена, места и даты, составляя списки, отмечая чёрным маркером на карте связанные с Дилэйни заведения. Некоторые из них казались до этого приличными, в паре-тройке из них девушкам нравилось проводить иногда час-другой. Их Умница с особой мстительностью обводила ещё и алым.
Первое столкновение случилось быстро – Птичка наткнулась на здоровяка, топтавшегося в одном из коридоров, и со спины припечатала его о стену, не позволяя лишним звуком себя выдать. Спросить его о том, где Дайре Риган, она тоже не успела, и эта досада оседала руганью на кончике языка. Утешало лишь то, что у мужчины при себе оказалась рация, и Птичка, помня о монастыре, захватила её с собой. Очередные некеровские разговоры были всё-таки лучше, чем ничего, а уж когда в них всплыл «тот нарик, с которым развлекалась Эдди», мир внезапно вновь засиял яркими красками. Лучшее сочетание для встречи – Птичка эту Эдди не знала, но она ей заведомо не нравилась. Хороший и приятный человек с Дилэйни работать не станет!
Теперь, когда она знала, куда идти, всё стало проще. Людей оказалось не так уж и много – шкурка Дайре Ригана не стоила дорого, а больше здесь никого и не было, – и Птичка чаще их обходила, своей целью поставив неведомую ей Эдди. О том, что Эдди окажется той самой девчонкой из монастыря, но теперь уже чистенькой, холёной и без следа затравленной паники во взгляде, она до последнего момента и не думала. Содрав с пояса баллончик, Птичка швырнула его в проходную комнатку, тут же заполнившуюся пурпурным облаком, и рванула вперёд.
И Притворщица была там, а с ней – и Дайре Риган.
Первое, что успела понять Птичка, – ловушкой это всё-таки не было. Второго уже не последовало: ухватив Притворщицу за шкирку, она дёрнула её на себя, отрывая от Ригана.
– Сюрприз, стерва, – сквозь зубы прорычала Птичка, отталкивая соперницу к стене. По лицу Притворщицы скользнуло ошарашенное удивление, но его резко, в один дрогнувший кадр, сменила собой кровожадная радость. За ней щёлкнул нож-бабочка, и Птичка потянулась за дубинками, намереваясь этот раунд оставить за собой.
– Цирк прибывает ночью и без объявления, да? – она атаковала первой, и Птичке пришлось уворачиваться и тут же бить. Ей хватало того, что после прошлой их встречи рука до сих пор болела, тянула при каждом неосторожно движении, а Притворщица здесь была свеженькой и отдохнувшей. Ей не требовалось принимать таблетки несколько раз в день – чтобы уснуть, чтобы выбраться из постели, чтобы просто дотянуться до переключателя в душе, – и эта злость зажигала Птичку изнутри. Так, что она с трудом оттащила себя назад, когда Притворщица сползла по стенке, оставляя кровавый след от разбитого носа. И с ещё большим трудом выровняла дыхание и не добавила сверх того.
Только после Птичка обернулась к Ригану и чуть не выругалась: выглядел он теперь ещё хуже, чем на улице в объектив бинокля. Словил отходняк? Ему теперь срочно надо было догнаться? Что?
– Надо же, ты запомнил имя, – с неподдельным удивлением пробормотала Птичка, опускаясь к нему. Она готовилась и Дайре Ригана тоже придавливать к стенке и обещать ему жизнь и здоровье только в том случае, если он согласится сотрудничать с Гардой, но теперь все угрозы комом в горле застряли. Этот незнакомый ей Дайре, будто бы обрадованный её появлению, казалось, и без давления расскажет всё. Даже то, что Птичка знать и не хотела вовсе. – Идти сможешь? Я тебя отсюда вытащу, только если ты расскажешь Гарде всё о своей работе с Дилэйни.
Она всё-таки собрала в себе суровость по крупицам и серьёзно нахмурилась. Взгляд скользнул от дёрганного лица Ригана в сторону, туда, где среди сломанных полок болтался уцелевший шприц с какой-то дрянью внутри.
– Если… если тебе нужна доза, я могу отвернуться, – голос её дрогнул от подобного соглашения с совестью, но лучше уж Дайре живой и под кайфом, чем поехавший крышей от ломки или мёртвый.
[nick]Птичка[/nick][status]да вы серьёзно?[/status][icon]https://i.gyazo.com/ddbfbfed3ed57b5104e76c7ef5636263.jpg[/icon][sign]http://images.vfl.ru/ii/1486137563/2e87b804/15942952.png[/sign][info]<b>СУПЕРГЕРОИНЯ</b><br> Головная боль Гарды[/info]

Отредактировано Мэв Маккенна (09-05-2018 15:01:56)

+1

10

Его избирательное сознание сначала ухватилось за “я тебя вытащу” горячей благодарностью, всего через секунду раскалившейся до недоумения — как нашла? откуда узнала? И только потом этот раскалённый штырь с влажным хрустом и садисткой плавностью вошёл ему под рёбра со следующими словами Птички.
Из всех возможных форм обвинить его Птичка выбрала такой, что Дайре накрыло сразу с головой, и “нет” он закричал прежде, чем смог вдохнуть глубже, чем воробей. Вместо крика из его горла выбрался только отчаянный скрип ржавой дверной петли, разборчивый только потому что проще отрицания в этой мире выговаривать нечего.
Когда тёмная пелена сползла с изнанки глаз, Птичка ещё была здесь, рядом, и по сжатым её губам он не смог прочитать ничего. Сцепив зубы, Дайре призвал себе в помощь всё самообладание, всё то, чему учил его Балор, отсчитал вдохи и выдохи... он понимал, как это выглядит. Как типичный наркотический бред.
Поэтому дальше он взвешивал каждое слово, выговаривал его как на приёме у логопеда и страстно надеялся, что его ощущения хоть вполовину совпадают сейчас с реальностью. Вцепившись в лицо Птички, он, разделяя слова, произнёс:
— Я не работаю с Дилэйни. Я чист пять лет четыре месяца восемнадцать дней. Я здесь, потому что Дилэйни считает — я работаю на вас. И он прав.
Поверь мне, поверь мне, пожалуйста, поверь. Дайре Риган только раз жаждал подобного доверия. Когда умолял отца дать ему шанс всё исправить и исправиться. Когда был заключён их договор. Когда появился Шаннахи.
— Освободи мне руки и уходи. Найди Черри. Девятнадцать лет, блондинка, в светлой куртке и платье. Она тоже у них. Она... тоже там была.
И попалась глупо, так глупо — всего лишь решив выяснить отношения не в то время и не в том месте. И ещё она... даже если она не беременна, она всё равно не заслужила ничем этих подонков. Это из-за него она попала в переплёт.
И она им не нужна. Значит, у неё гораздо меньше времени.
Это для него свободные руки — уже немало.[nick]Дайре Риган[/nick][status]mutterseelenallein[/status][icon]https://i.imgur.com/jzVBQNa.png[/icon][sign]Living life for the end
Nothing left to defend
[/sign][info]<b>РОК-ИСПОЛНИТЕЛЬ</b><br> Звезда и студент[/info]

Отредактировано Дэн Риган (09-05-2018 16:13:45)

+1

11

– Но… почему? – Птичка медленно, как во сне, отстранилась, словно Дайре в одночасье выкатил на неё ведро ледяной воды. Ему сложно было поверить – всё им сказанное могло оказаться частью его наркотической реальности, и меньше всего Птичке хотелось из-за этого с ним на пару оказаться где-нибудь в пригороде закатанной в асфальт. В её неверие потихоньку вклинивались и переживания Мэв – слова Дайре, его взгляды, эта его опасность и тот пакетик с отравой, бережно хранимый возле кровати, – подкрепляли и подпитывали его. И если бы Шанни хоть раз обмолвился, что Риган работает с ним! Птичка подавила в себе вредное желание достать телефон и выкатить товарищу ещё одну стену текста, только бы он подтвердил или опроверг всё, что говорил сейчас Риган.
Птичка пытливо уставилась Дайре в глаза, и слова его по кругу прокатывались у неё в голове. Пять лет четыре месяца восемнадцать дней чист. Пять лет. И четыре месяца. И ещё восемнадцать дней. Чист. Хватило бы ему актёрского мастерства на подобное? Он был хорош на сцене, но за её пределами?.. Птичка тоскливо признала: если бы его по-настоящему теперь ломало от жажды – нет. И эта его правда сейчас означала, что тогда он соврал. Это было уже обидно.
– Черри, – задумчиво пробормотала Птичка, словно бы ей пришлось вспоминать, кто это такая, – здесь нет. Я отправила её домой. Ты разве… ничего не слышал?
Она подобралась к Притворщице, перекатила ту на спину, быстро и очень брезгливо прошлась по карманам, выискивая ключ от наручников. Её бессознательное и залитое кровью лицо хранило в себе отпечаток порочности, но с ним вместе сделалось простым и взрослым. Вот кого следовало сдать Гарде – со всем этим местом, со всеми её знаниями о делах Дилэйни. Птичке всё казалось, что Притворщица сейчас очнётся и снова на неё набросится, как в старом плохом кино, но нет: её удары вырубили женщину надёжно.
Она вернулась к Дайре с ключом и бодрее, чем до того, расстегнула наручники, забрала их и с ними подошла обратно к Притворщице. Тащить с собой и её Птичка не собиралась, но вот оставить здесь подарочком для Гарды и детектива Кейн – запросто. Может, хотя бы это заставит ту позабыть про свой игнор и признать, что пользы от Птички больше, чем вреда.
Птичка дождалась, пока Риган примет вертикальное положение, разотрёт запястья и словно бы тоже выровняет дыхание. За наркотиком он не потянулся, как-то ей навредить – не попытался, слинять – тоже. Уже неплохо. Птичка в полтора шага оказалась возле него, с силой толкнула обеими ладонями назад, заставляя парня не упасть, но привалиться к стене. По-хорошему, её это не должно было волновать – она пришла сюда за ним, чтобы он рассказал всё Гарде, но, раз уж рассказывать ему было нечего, следовало его просто отсюда вытащить фанаточкам на радость. По-плохому, Птичка чувствовала себя обманутой и самую малость преданной.
– Зачем? – наступая вперёд, спросила она. Дайре всё ещё был выше, и приходилось задирать голову, но хоть говорить с ним Птичка могла без былой слабой осторожности. – Если ты пять с лишним лет чист, то зачем тебе… это всё? – она без особого уточнения обвела рукой всё вокруг, словно это что-то и значило теперь, словно вокруг них раскинулась не порушенная комнатушка с обморочной женщиной на полу. – Почему… почему я не знала, что ты работаешь на Шаннахи? Зачем кому-то вроде тебя так рисковать? – Птичка поймала себя на том, что ладони её так и лежат поверх его груди, и, подумав, не стала их убирать, словно тогда Дайре мог уйти – и от ответов, и просто.
[nick]Птичка[/nick][status]да вы серьёзно?[/status][icon]https://i.gyazo.com/ddbfbfed3ed57b5104e76c7ef5636263.jpg[/icon][sign]http://images.vfl.ru/ii/1486137563/2e87b804/15942952.png[/sign][info]<b>СУПЕРГЕРОИНЯ</b><br> Головная боль Гарды[/info]

Отредактировано Мэв Маккенна (09-05-2018 16:52:42)

+1

12

В одну секунду ему стало легче. Как будто, будучи высказанным, срок без химической удавки стал реален. Как будто до этого он притворялся тем Дайре Риганом, который пьёт меньше, чем льёт в стакан; рассчитывает пути отхода из убежища дельцов, отсчитывая им деньги за порошок, и втихую ищет неравнодушных к судьбе знакомых наркоманов людей, которым и нужно для помощи — открытые глаза, немного информации и толчок. Реже — анонимный перевод.
Отвечая на строгий и внимательный взгляд Птички, он вдруг осознал, что никогда не делил свою жизнь и на этого Дайре Ригана тоже, но именно им сейчас он должен был и хотел быть. Всегда был Шаннахи, свободный и сильный. Дайре Риган — его полная и ничтожная противоположность. Только две стороны. Только признание высветило третью часть, которая никогда до того не казалась важной, но… была ей? Самой важной?
Слепая паника отпустила его, как будто свалившись с шеи вместе с железным ошейником тайны. Ему удалось самостоятельно подняться, морщась от головокружения, непослушности тела, пустопорожней тошноты и боли в правом колене.
По крайней мере, теперь ему не мешал воспринимать мир он сам. По сравнению с истерикой прошедшей минуты, это была свобода и ясность, каких он не знал с первой встречи с Птичкой.
— Потому что от охотника зверь прячется, а на добычу выходит сам, — это звучало почти виновато, и Дайре был готов поклясться, что не знает, в чём именно сейчас чувствует свою вину. Какое именно из его “потому” — виноватое. — Потому что никто вообще не должен был знать. Потому что на одного меня сотня тех, кто не выкарабкается. Потому что я должен далать что-то, чтобы не скатиться обратно или хуже. Потому что кроме этого… я не годен ни на что.
Остановиться было сложно. В этом переполненном дерьмом мешке ещё далеко было до донышка, но, начав его исчерпывать, хотелось вытряхнуть всё, до последнего постыдного греха.
— Ты уверена, что здесь больше никого? Что Черри в безопасности? — в повисшей паузе проговорил Дайре и посмотрел на стеллажи в поисках какого-нибудь обрезка трубы, годящегося на оружие. Он знал, как отлично справляется с громилами вчетверо себя тяжелее Птичка, но и бессмысленным балластом за её спиной быть не хотел. Даже хромая и рискуя навернуться под тяжестью дубинки с лестницы. Даже без костюма.
Ведь можно быть Дайре Риганом и что-то при этом делать.[nick]Дайре Риган[/nick][status]mutterseelenallein[/status][icon]https://i.imgur.com/jzVBQNa.png[/icon][sign]Living life for the end
Nothing left to defend
[/sign][info]<b>РОК-ИСПОЛНИТЕЛЬ</b><br> Звезда и студент[/info]

+1

13

Под её ладонями быстро и беспокойно билось сердце – простое человеческое сердце, в наличии которого у Дайре Ригана Птичка не сомневалась, но только как органа, качающего его отравленную наркотиками кровь. И теперь она так и замерла – прислушиваясь к его словам и к этому ритму на кончиках собственных пальцев, медленно это всё усваивая и до конца словно бы не веря. Дайре Риган – наркоман, но в очень далёком прошлом и уверенной завязке. Дайре Ригану не наплевать на то, что происходит с другими людьми в мире. Дайре Риган – хороший парень?
Она неторопливо опустила руки и сжала ладони в кулаки, словно могла там сохранить эти удары его сердца, чтобы в любой момент воспроизвести и вспомнить. Этот новый Дайре весь состоял из беспокойного отчаяния и вины, и Птичке впервые стало его жаль. Готовность что-то делать чуть не притащила его Крокодилу в пасть, и ей впервые за вечер захотелось уже вербально уронить на Шаннахи стену текста – за безответственность с такими вот фрилансерами и волонтёрами, как Риган. Вместо этого Птичка разжала кулак, протянула руку и осторожно, но крепко ухватилась за ладонь Дайре в простом и понятном желании как-то приободрить. В мире без костюма для этого существовали обнимашки и мороженое, здесь же это было тем единственным, что не вызывало подозрений.
– Черри в порядке, – Птичка кивнула, решив, что Дайре и дальше не нужно знать о её роли во всём, что сегодня случилось. Захочет и наберётся смелости – сама потом расскажет. – Этим ребятам был нужен только ты, – она обернулась на поверженную Притворщицу и на дверь. Там химикат, загнанный Умницей в металлический баллончик, наверняка уже разошёлся липкой сиреневой пеной, и у оставшихся в здании парней точно поднакопилось вопросов и непоняток.
Птичка с сомнением перевела взгляд уже на Дайре – оставлять его здесь и зачищать здание в одно лицо хотелось примерно так же, как и тащить его с собой сразу. У человека тут исповедь случилась и, возможно, какие-то внутренние перезагрузки, нельзя его так сразу тянуть под пули и кулаки. Но иначе не складывалось. В комнате ничего больше не было – только дверь в коридор, через который она уже прошла, но который оставила на потом.
Птичка отпустила ладонь Дайре и взялась за свои дубинки. Не вовремя и невпопад у неё нашлись для него слова, которым бы вот проклюнуться минут на пять раньше; недовольно покачав головой, девушка отложила их на потом.
– Не отходи далеко, ладно? – она шагнула к двери и почти перепрыгнула через Притворщицу. Вот бы кого выпихнуть в коридор первой, её собственным людям на радость. Но у них там наверняка есть огнестрел, а лишней крови сегодня Птичка уже не хотела. Для неё одной её было достаточно. – Не лезь под пули, не будь героем… пожалуйста? – дверь раскрылась с одного пинка, и там, в линялом пространстве, не оказалось как будто бы никого. Птичка показательно удивилась, но дубинки не убрала.
Первая пуля пришлась в косяк чуть левее и выше её головы.
[nick]Птичка[/nick][status]да вы серьёзно?[/status][icon]https://i.gyazo.com/ddbfbfed3ed57b5104e76c7ef5636263.jpg[/icon][sign]http://images.vfl.ru/ii/1486137563/2e87b804/15942952.png[/sign][info]<b>СУПЕРГЕРОИНЯ</b><br> Головная боль Гарды[/info]

+1

14

Дайре не думал о том, что Птичка может, например, прогнуть свою уничижительную линию, не поверить в прямоту, честность и чистоту намерений известного наркомана. Он привык доверять ей в бою и неожиданно для себя доверился душевно, но… да непонятно, чего он ждал. Точно не этого рукопожатия, в котором сочувствия было больше, чем он ощущал со времён реабилитации.
Кивнув в заверение того, что с ним будет всё в порядке, Риган сжал свою уже пустую ладонь точно так же, как это минутой до того сделала Птичка. На ладони остались бетонная крошка да призрак тепла, никак не способного дотянуться через плотную кожу перчаток. Но ловить это фантомное ощущение было не время. Вероятно, он своей истерикой успел исчерпать всю фору, что у них была. И за это как-то нужно было отыгрываться.
Но даже так Риган в ходе исследования полок задержался, чтобы сломать злосчастному шприцу иголку и выпрыснуть содержимое на пол. Брезгливо отбросив даже пустой пугающую штуку, Дайре на следующей полке нашёл бейсбольную биту.
Самое место для спортинвентаря. О том, какая оказия по ходу матча оставила на блестящем набалдашнике бурое пятно он предпочёл не думать. Шансы выбраться отсюда невредимым и без того были призрачнее некуда. И это если не считать уже полученной неприятной хромоты.
Привалившись к стенке рядом с дверью, Дайре согласно кивнул, обещая и Птичке, и себе не искушать головокружение и не пытаться лезть вперёд. Это было непонятно, неприятно и непривычно. Это было в конце концов неправильно.
Брони и маски Шаннахи у него не было, но ведь оставалась и выучка, и знания. А ещё отходняк от снотворного с сахаром, вкаченного с поправкой на теоретическую лояльность организма. Приходилось со скрипом признать: из хендмейд-Птички сейчас боец был на порядок лучший.
— Командуй, — сказал Дайре под аккомпанемент дребезга раскрывшейся двери.
Над головой истерически зажужжала пуля. Риган выдохнул. Всё как в тот раз, когда Птичка спасала Сайкса от ровно таких же громил. Только на этот раз он не играет угашенного и не обязан вести себя по-скотски. С такого ракурса задача казалась не настолько безнадежной.[nick]Дайре Риган[/nick][status]mutterseelenallein[/status][icon]https://i.imgur.com/jzVBQNa.png[/icon][sign]Living life for the end
Nothing left to defend
[/sign][info]<b>РОК-ИСПОЛНИТЕЛЬ</b><br> Звезда и студент[/info]

+1

15

Поглубже задвинув призрачную обидку – почему он не мог вот таким быть со мной раньше? – Птичка плавно оттолкнула Дайре в сторону, позволяя невидимому стрелку изрешетить несчастный косяк и стену с ним рядом. И только когда выстрелы стихли и сменились бессвязной и торопливой руганью, она повторно шагнула вперёд, картинно подкидывая дубинки. Ещё на подходе сюда ей не показалось, что с Притворщицей так уж много людей, но теперь, когда их сцена за закрытой дверью позволила им сообразить что-то и перегруппироваться, они все наверняка были здесь. Значит, танцевать придётся интенсивно, но не слишком долго.
– Возьмёшь всех, которые пойдут справа? – Птичка быстро оглянулась на Ригана. Он умудрился разжиться битой, и это было здорово, и она видела, как он и раньше справлялся с парнями вроде бы крупнее себя, но… Она не позволила сомнению схватить себя за глотку. Или так, или их обоих здесь и похоронят, так, что Шанни с Умницей даже косточки не соберут. Этот исход Птичке не нравился. Она тут только начала проникаться этим новым Дайре Риганом, у которого было сердце и который мог быть таким послушным. – Первое правило и сейчас единственное – никаких убийств и слишком тяжёлых травм, – с той стороны её наверняка тоже слышали, но у них тут и не бойцовский клуб, чтобы такое скрывать. Про слишком тяжёлые травмы добавила уже сама Птичка, здраво оценив перспективы столкновения биты с чьими-нибудь костями или внутренностями. Но здесь уже как повезёт.
В них больше не стреляли. То ли берегли патроны, то ли просто не рассчитали, что за одним утащенным с улиц мальчишкой может кто-то прийти. Во второе верилось меньше: они же тут из него как раз и выбивали информацию о его работе с дублинскими супергероями, нет? На уточнение времени тоже не хватало: на Птичку почти сразу свалился здоровяк головы на полторы выше, и она принялась быстро и чётко обороняться и дубинками отмечать его самые уязвимые места. На каждом третьем ударе правая рука дрожала, и казалось, что там внутри всё расходится по воображаемым швам. Высоко подпрыгивая и добавляя громиле ещё и ногой с разворота, Птичка пообещала себе всё-таки добраться до врача, если они отсюда выберутся.
Помня о том, кто из них тут супергерой, она ненавязчиво пыталась следить за Дайре, но подручные Крокодила и Притворщицы оказались жадными до внимания. Птичка по одному потопталась, а вместо него уже нарисовалось двое. Восхитительно. Неприятное и тягучее чувство, зародившееся в ней там, в заброшенном доме, только теперь рассосалось и разошлось окончательно. И даже подозрение, что после оно вернётся и с удвоенной силой навалится на неё, напоминая о том, что Птичка сделала, чтобы спасти Дайре Ригана, не портило ей сейчас момент. Ну, почти.
– Эй, – она лёгким нажатием включила наушник и дождалась от Умницы короткого сигнала присутствия на линии. Птичке показалось, что это был всхлип, но она никогда раньше не видела Джанин в слезах. Она даже «Хатико» смотрела с максимально строгим и собранным лицом. – Сможешь сделать что-нибудь, чтобы эти ребята больше никого не позвали?
– Попытаюсь, – пауза между фразами повисла совсем коротенькая. – Дайре с тобой?
– Да, – Птичка слабо улыбнулась, в развернувшейся заварушке находя Ригана взглядом. – Он… неплохо держится.
Она вовремя прикусила себя за язык и отключилась, пока у Умницы не возникло лишних вопросов. Возможно, после Птичка ей расскажет то, что сможет рассказать. Возможно – нет. Откровения Дайре были слишком личными, и она до сих пор не разобралась, как с ними быть. Зато один из парней Притворщицы именно в этот момент разобрался, что делать с Птичкой – и, ухватив её за правую руку, хорошенько на себя дёрнул, перекидывая девушку через колено и роняя на выстланный досками пол. Где-то между полётом и падением Птичка, кажется, вскрикнула от резкой боли. Вышло громче, чем ей бы хотелось.
[nick]Птичка[/nick][status]да вы серьёзно?[/status][icon]https://i.gyazo.com/ddbfbfed3ed57b5104e76c7ef5636263.jpg[/icon][sign]http://images.vfl.ru/ii/1486137563/2e87b804/15942952.png[/sign][info]<b>СУПЕРГЕРОИНЯ</b><br> Головная боль Гарды[/info]

+1

16

Хорошая драка всегда оставалась лучшим обезболивающим. По меньшей мере, до тех пор, пока противник на ногах стоит. Этим сомнительным лекарством Дайре лечился от любых травм, и оно не подводило и сейчас. На боль в колене он уже не обращал внимание, да и думать о Птичке и всём том, что он успел наговорить, стало некогда: ребятам по ту сторону двери тоже хотелось драки, всем сразу и без очереди.
Риган раздавал драку как автографы: в охотку и без разбора, кому больше надо. Бита для раздачи подходила куда хуже дубинок, даже если это дубинки Птички, но он достаточно быстро приноровился выбивать конечности из суставов широким концом, продолжать движение и выравнивать зубы рукоятью другому, а потом уже собственноручно догонять счёт до неподъёмного.
Единственная связная мысль, оставшаяся с ним, отражала надежду, что Птичке так же некогда оглядываться по сторонам, и она не успеет заметить те движения Дайре Ригана, которые Дайре Ригану никогда не воспроизвести. Но иначе у него не получалось. Не сейчас, когда противники то и дело начинали двигаться дёргано как в игрушке с проседающим fps или размываться в движении как Ртуть. У него не было шансов взять собственной силой. Приходилось брать хитрости Шаннахи.
Он не простил бы себе, если бы Птичка пропала из-за него. И уж тем более — из-за его желания сохранить тайну во что бы то ни стало.
Это был более чем короткий ответ на крик: Дайре бросил биту сразу, не задумываясь, как будто даже не целясь. Рисковый шаг, когда подводят разом и руки, и зрение. Но желание помочь сработало не хуже системы наведения: бита с хрустом долбанула здоровяка в затылок.
На этом хорошие новости заканчивались. Дайре остался без оружия, и на его левой руке уже кто-то повис. Их там было трое, если мозг ещё не отказывал Ригану в счёте. Он упал, пропуская над собой удары оставшихся, а схватившего одарил пинком в колено. Не одному же ему страдать, в конце концов. Откатываясь в сторону, где можно было бы подняться на ноги, Дайре поглядел в сторону Птички: иного способа убедиться, что героине его помощь пришлась кстати, у него не было.[nick]Дайре Риган[/nick][status]mutterseelenallein[/status][icon]https://i.imgur.com/jzVBQNa.png[/icon][sign]Living life for the end
Nothing left to defend
[/sign][info]<b>РОК-ИСПОЛНИТЕЛЬ</b><br> Звезда и студент[/info]

+1

17

В накинувшейся на неё темноте несколько раз что-то тяжело одно о другое ударилось, глухо охнули, и Птичка только и успела, что поджать ноги и чуть откатиться в сторону. Там, где она только что тряпичной куклой валялась, теперь бессознательно раскинулся хватанувший её за саднившую и огнём горевшую сейчас руку чувак. С ним рядом, словно в каком-нибудь «Начале», подрагивала и покачивалась на месте бита Дайре, и теперь уже Птичка выдохнула через плотно сжатые зубы и, кое-как сфокусировавшись, нашла Ригана взглядом. Всё как-то само по себе стало очень плохо – безоружный Дайре местным некерам пришёлся по душе больше, чем экипированная девчонка с дубинками, и все они навалились на него, уронили и щедро сыпали сверху ударами. Птичка, устремившаяся на помощь, подняться смогла со второй с половиной попытки, прицепила дубинки к поясу и пяткой в лоб заехала парню, попытавшемуся под шумок сцапать ничейную теперь биту.
Она перехватила взгляд Дайре, но даже кивнуть не вышло – любое движение сверх того, что диктовалось теперь привычкой и долгими тренировками, отзывалось неприятной до тошноты болью в правой руке. Сжав биту в обеих ладонях, Птичка вмешалась в свалку, плечом ткнулась кому-то в грудину, деревяшкой прошлась по чужим ногам. Повторить с ней тот же трюк, что до того – с Риганом, у громил не вышло, и это их очевидно злило и заводило ещё больше. Кто-то попытался вцепиться ей в предплечье зубами, но поломался – и об костюм, и об взгляд, и о прямой и точный удар между глазами. Птичка подпрыгнула, опираясь о чужое подставленное колено, поставила тяжёлую подошву ботинка кому-то на грудь, левой рукой вцепилась в плечо – и оказалась за ними, там, где был теперь Дайре.
– Надо уходить отсюда, – быстро сказала она, возвращая ему биту, а себе – дубинки. Говорить приходилось на ходу – парням её акробатических выкрутасов захотелось ещё, и теперь Птичку с Дайре пытались взять в плотное кольцо. – Вниз, – пробормотала Птичка, стряхивая с себя чужие руки, выгибаясь и дубинкой подрезая одного из некеров в росте. С одной только рабочей рукой было непривычно, словно отрезали часть мира и функций. Но теперь, когда Дайре не жали к полу, сама она не валялась увечной марионеткой на досках, а их противники выигрывали в командном забеге по количеству полученных синяков и ссадин, не унывать становилось как будто легче. – К машинам, – добавила она, чтобы сделать это совсем уж очевидным.
Птичка не для того обыскивала Притворщицу, чтобы забрать у той одни только ключи от наручников. Пусть ничего полезного там и не нашлось – ничего такого, что вело бы к Крокодилу и что тоже можно было бы передать Гарде, – зато были ключи с металлическим модным брелоком и таким же крошечным, как и у Умницы, пультом с парой кнопок. Так себе компенсация за всё, но как вариант отхода отсюда и способ потешить вредность – сойдёт.
[nick]Птичка[/nick][status]да вы серьёзно?[/status][icon]https://i.gyazo.com/ddbfbfed3ed57b5104e76c7ef5636263.jpg[/icon][sign]http://images.vfl.ru/ii/1486137563/2e87b804/15942952.png[/sign][info]<b>СУПЕРГЕРОИНЯ</b><br> Головная боль Гарды[/info]

+1

18

— Ага, — согласился Дайре, поднимаясь и перехватывая трофейную биту. Насчёт “уходить” он был полностью согласен. У Птички не было на вооружении достаточно крутых плюх для этих парней. У него — тем более. И ни один из них не обладал достаточным уровнем здоровья для прохождения этой локации почти без экипировки.
“Вниз” — это было понятно, хотя разглядеть направление удалось только со второго оборота вокруг своей оси: ребята Притворщицы не позволили всматриваться в указанную Птичкой сторону достаточно долго, чтобы расплывающийся фокус поймал конец коридора. Толку от того, правда, было меньше чем нифига. Мифическое “к машинам” могло с равной вероятностью быть за поворотом или в преисподней: по совершенно уважительным и неприятным причинам Дайре дорогу досюда не запомнил. Оставалось понадеяться, что Птичка знает, куда бежит, и что это всё же не дальше соседней улицы. В ином случае игнорировать жалобы коленной чашечки станет невозможно.
Отбросив всякие “если” и “хотелось бы”, Дайре как следует огрел в живот кого под руку подвернулось и рванул за Птичкой, старательно концентрируясь на всём, что происходит вокруг. И всё равно стены бросались на него с неожиданных сторон, расстояния сокращались без предупреждения, и трижды им приходилось тормозить только потому что его непринуждённая траектория давала достаточный крюк для сокращения дистанции громилами.
Где-то там, где двери начали казаться Дайре бесконечным кошмаром Седьмого круга, над головой распахнулось мокрое от морских брызг небо Дублина. Это и было “к машинам”, одна из которых кокетливо подмигивала габаритными огнями в ответ на позыв брелока в руках Птички.
Потратив последний боезапас ясного ума на то, чтобы зафиксировать дверь битой и доскакать до тачки, Дайре почти удивился, когда от водительской двери его бережно, но решительно оттёрли в сторону. Хлопнув глазами, он всё же согласился. Сейчас он наводит до ближайшего столба, пожалуй.
Обидно. Досадно. Но ладно.
Прокатившись по капоту, Дайре юркнул на пассажирское сиденье и зашипел, пытаясь устроить ногу так, чтобы немного успокоить колено.
— Время выходит, — буркнул он, оценивая мочало на том месте, где бита на последнем издыхании удерживала дверь.[nick]Дайре Риган[/nick][status]mutterseelenallein[/status][icon]https://i.imgur.com/jzVBQNa.png[/icon][sign]Living life for the end
Nothing left to defend
[/sign][info]<b>РОК-ИСПОЛНИТЕЛЬ</b><br> Звезда и студент[/info]

+1

19

– Сейчас, – то ли попросила, то ли одёрнула Птичка, с панической решимостью смотря на руль перед собой и на всяческое непотребство на приборной панели. От химического аромата неизвестной науке ягоды в носу засвербело, и она, урывая себе с полсекунды, содрала похабной формы подвеску с зеркала заднего вида и швырнула ту в приоткрытое по случаю окно. Переживания после такого только удвоились; машина изнутри слабо походила на автомобиль Умницы, и Птичка не сразу заставила её ожить и начать издавать хоть какие-то звуки. – Пристегнись, п-пожалуйста, – она вложила в эти два слова всю свою уверенность, сознавая, что покалеченный нос едва ли входит в дальнейшие планы Дайре.
Может быть, ещё не поздно было завопить, отбросить от себя руль и ключи, перебраться на заднее сиденье и там переждать всю дорогу, пока Риган будет вытаскивать их отсюда. Но Птичка видела, как заносило его там, в здании, и представить себе боялась, во что это выльется на дороге. Лучше уж так, лучше она; здесь-то хотя бы всё понятно. Она резко дёрнула машину вперёд одновременно с тем, как за их спинами люди Притворщицы доломали и дверь, и удерживавшую её биту. Кажется, кто-то попытался стрелять им по колёсам, но за рёвом дорогой и пусть даже не очень новой, но стильной машины это слабо угадывалось. Может, это вообще что-то внутри стучало, не выдержав супергеройского напора Птички.
Она действительно чуть не завизжала, когда перед лобовым стеклом вырос фонарный столб, и изо всех сил повела машину в сторону от него, забирая колёсами мелкие камни и прочий мусор на обочине. Птичка постаралась вернуться на дорогу нормально, и их понесло уже в другую сторону – под колёса сонного, как заплутавшая в ночи овца, грузовика, с ленивой необходимостью им просигналившего и утонувшего во тьме. Может, будь сейчас сезон, они бы и настоящих овец – и коров, и коз, и кого там ещё выгоняют на пастбища, – словили в Дублине, с её-то водительским везением. Вместо них попался спящий полицейский, высоко подкинувший и машину, и людей в ней. Птичка прочувствовала каждую косточку в собственном теле, все застарелые переломы и возможные новые, и с опаской подсмотрела в зеркало за Дайре. Фонари высвечивали его, по-особому выхватывали неожиданно светлые глаза и заострившиеся скулы, и то ли всё дело было в слабом свете, то ли действительно парень сделался зеленовато-синим.
– У тебя есть при себе смартфон? – она тряхнула головой и уставилась на дорогу перед машиной. Следовало признать самое главное, то, о чём сказать надо было сразу: Птичка понятия не имела, куда она их везёт. Она послушно тащила машину из стороны в сторону, поворачивала на всех доступных поворотах, честно сбрасывала скорость перед знаками переходов, но в остальном – все карты Дублина и окрестностей перемешались в её голове в один синий экран. – Тебя нужно куда-нибудь отвезти, хотя бы до утра, – она задумчиво кусала губы, прикидывая, что сейчас домой Дайре нельзя, эти ведь могут и будут его искать. Да и потом… Может, это было наилучшее время для возвращения Дэна Ригана на родину. – Друзья? Девушка? Отец? Продюсер? Больница? – её не устраивал ни один вариант, но на чём-то нужно было остановиться, где-то сегодня должно быть безопасно для него, а с остальным уже ей и Шанни разбираться.
[nick]Птичка[/nick][status]да вы серьёзно?[/status][icon]https://i.gyazo.com/ddbfbfed3ed57b5104e76c7ef5636263.jpg[/icon][sign]http://images.vfl.ru/ii/1486137563/2e87b804/15942952.png[/sign][info]<b>СУПЕРГЕРОИНЯ</b><br> Головная боль Гарды[/info]

+1

20

Парень действительно медленно покрывался испариной и мертвенной зеленью, а, главное, уже не был так уверен, что не зря пристегнулся. Может быть, выпрыгнуть из бешеной тачки на полном ходу было безопаснее, чем цепляться за ручку над дверью и удерживаться от позывов вывернуться наизнанку.
Одно хорошо: в какой-то момент Притворщица и её тачка с Птичкой за рулём уравновесили друг друга в скорбной безысходности положения, аннигилировали друг друга, и Ригану стало просто всё равно. Если какой-нибудь особо лихой поворот супергероини без прав вынесет их на середину Лиффи, хуже уже не будет.
С трудом сглотнув и с мясом отодрав взгляд от мельтешения высвеченых объектов за капотом, Дайре бросил взгляд на предельно сосредоточенное лицо Птички. По крайней мере, та часть лица, что была видна из-под маски, была предельно собрана. Даже губы пытались стянуться в одну суровую нитку.
— Ага. Сука же удобно разложила весь мой шмот рядом, — сквозь зубы процедил он. Могло бы прозвучать зло, но эпатажная манера Птички водить уже свела всю злость к бесстрастному бесстрашию, так что ничего, кроме усталости в его словах не осталось. — На случай, если искать кто-нибудь ломанётся сразу.
Кто-нибудь мог бы, но пропитанный химическими парами мозг Дайре не мог выхватить кого-то конкретного, зациклившись на собственном одиночестве, возведённом в культ. У Черри он появиться сейчас просто не имеет права. Отец за проливом. Агент… агент будет не рад его видеть, будет рад получить вещественное свидетельство всех своих убеждений, но скорее всего оттащит его домой сразу, как только найдёт свой смарт под завалами тряпок и мерча. Хотя его, наверное, можно будет убедить бросить его на диване и не кантовать, пока сам не проснётся… главное, что в больницу нельзя. Не в таком состоянии, когда он не запомнит всех слоняющихся рядом и не проконтролирует, что царапины от пуль никуда не утекут.
Прикрыв глаза, Дайре назвал адрес. К чёрту. Если Фредди будет рвать и метать — её заботы. И у неё наконец появится железный довод продавить свой блядский клип. Аллилуйя вредным привычкам, блин.[nick]Дайре Риган[/nick][status]mutterseelenallein[/status][icon]https://i.imgur.com/jzVBQNa.png[/icon][sign]Living life for the end
Nothing left to defend
[/sign][info]<b>РОК-ИСПОЛНИТЕЛЬ</b><br> Звезда и студент[/info]

+1


Вы здесь » Practical Demonkeeping » История » Pretend. Relive. Regret


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC