«И осталось только закатить глаза и грохнуться в обморок по примеру лысого мужика.
Но он с пару месяцев назад сам ухо еще живому чуваку откусывал, так что это воспоминание почти привело ангела в чувство.»

"Дом на семи холмах"



Рейтинг: 18+
Жанр: городское фэнтези, мистика

Место: Ирландия, г. Дублин
Время: зима 2016-2017 г.


Разыскиваем!

Practical Demonkeeping

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Practical Demonkeeping » Архив анкет » Санай Сент-Джордж, человек, 19 лет


Санай Сент-Джордж, человек, 19 лет

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://i.imgur.com/tJXswkK.jpg
Elle Fanning

Санай Сент-Джордж
Человек

19 лет | 20.06.1999

Внешность
Основные черты:
˟ Цвет глаз: голубые

˟ Цвет волос/длина/тип: блонд/средняя/прямые

˟ Рост/вес/телосложение: 170/50/нормальное

˟ Отличительные особенности: Главная особенность, которую Санай скрывает от всех окружающих по мере возможности — это её отвратительное зрение; она практически ничего не видит без линз или очков. Несмотря на то, что волосы от природы прямые, периодически завивает их методом «мокрые заплести в косу». На запястье есть едва заметный круглый шрам от химического ожога.


Биография
˟ Место рождения, гражданство:
Гражданство: США. Место рождения:  Безымянная деревня подле Дэрри, штат Мэн.

˟ Род деятельности:
Домохозяйка

˟ Владение языками:
Английский

˟ Семейное положение:
Не замужем.
Сирота. Отец: неизвестен. Мать: Эмбер Сент-Джордж, мертва.
Официально выдает себя за племянницу Реджинальда Кассано, хотя биологически не является его родственником.

Основная информация:
Хотя детство Санай представляет смутными воспоминаниями, кое-что задержалось в её памяти на долгие и долгие годы. Это и уютные широкие улочки небольшой деревни, огромные фермерские поля, засилье красных пикапов и своеобразный запах сена и травы, который преследовал всё сущее. Санай не помнит, есть у нее отец, и был ли он у нее вообще, но смутно помнит мать. Мать предстает для нее не человеком, и не имеет лица, а лишь собрание образов: теплые узкие руки с длинными пальцами и короткими ногтями, оранжевый длинный свитер, пахнущий духами, да ласковое прикосновение к голове. В раннем детстве Санай ничем не отличалась от сверстников: помогала маме с хозяйством и фермой, гуляла с друзьями на улице, средне училась в начальной школе, и, в общем и целом, отвечала на все сто процентов понятию «серость». Впрочем, в силу возраста она не понимала, что жизнь ее «серая», и наслаждалась детством в полной мере. От этого периода своей жизни она сохранила характерный Мэнский выговор, который всегда выдает в ней уроженку штата. Лет в пять получила шрам на запястье, когда решила поиграть в повара с мамиными химикатами в сарае.
В их тихой деревне редко что происходило, а появление туристов обычно воспринималось как событие из ряда вон выходящее. Поэтому, когда в городе появился незнакомец, Санай вместе с остальными детьми с любопытством смотрели на мужчину, бродящего по улице. Реджинальд определенно был тем человеком, от которого просят держаться подальше: просто потому, что он был чужак. Тогда она еще не знала, что с ним окажется связана большая часть ее сознательной жизни. Ситуация осложнилась еще и тем, что в деревне начали пропадать люди. Некоторых потом находили убитыми, некоторых пропали навсегда и на веки вечные. Атмосфера всеобъемлющего ужаса постепенно начала заполонять маленькую деревню: жители забивали окна, доставали оружие и организовывали отряды по обороне. Кто-то пустил слух, что в городе орудует преступник, сбежавший из-под стражи, когда его должны были судить в Портленде, кто-то, что это горный лев, а кто-то считал, что это месть девушки, которая умерла двести лет назад. Почти половина слухов были настолько лживы, что поверить в них мог только глупец, но паники нагоняли. И поддавшись этой всеобщей истерии, мать Санай предложила чужаку пожить у них: в доме мужчины не было, и казалось, что с ним будет безопасней.
Но в безопасности они провели только один вечер. Той ночью Редж разбудил Санай и вытащил из кровати. О педофилах в деревеньке если и слышали, что считали это городским извращением, а потому девочка безо всякой опаски пошла вместе с незнакомым мужчиной. Что было после, она помнит смутными картинами, которые до сих пор заставляют ее ощущать периодические приступы страха: она помнит женский крик, громкий и надрывный, помнит алую кровь, брызнувшую на их подернутую пылью стеной, помнит, как ее мать подняла руку, пытаясь защититься, и всё повторяла: «О, Господи». Санай хотела убежать, но что-то удерживало её на месте, и это «что-то» было куда сильней желаний десятилетней девочки.
Когда всё кончилось, она думала, что сейчас этот психопат примется за неё. Однако Редж её не убил: посадил в машину и пригрозил, что если она будет выкаблучиваться, сделает с ней вещи пострашней, чем то, что он сделал с её мамой. И какое-то время Санай рядом с Реджем удерживал действительно страх. А потом…
А потом это была привычка. Они много вместе путешествовали по Штатам, и где бы ни оказывались, она называла его «дядюшкой». Мужчина с ребенком не вызывал много вопросов, особенно после того, как Санай выдавала очередную заученную историю: то о матери-наркоманке, бросившей ее почти сразу после рождения, то о трагической гибели родителей в автокатастрофе. Обучалась она на дому, но периодически сдавала экзамены  в городе. Девятилетняя девочка была чистым листом, из которого выросла юная дева, воспитанная и взращенная «заботливыми» руками демона, и принимающая участие почти во всех его делах. Подростковый бунт у Санай выразился не в побегах на танцульки и наркоманских ночных тусовках, а в спокойной и размеренной жизни, заполненной интернетиком и книжками, потому что именно это считалось ненормальным для ее опекуна.
Но время шло, и к семнадцати годам ей хотелось жить полноценно. Не в том смысле, который в это вкладывали ее родные, и не в том смысле, в котором это понимается в большей части планеты. Ей хотелось быть с «дядей» на равных. Иметь право голоса. И перестать быть просто «перекусом». Цепь этих мыслей привела ее к тому, что у Санай случился короткий роман с «прекрасным принцем», который закончился тем, что «прекрасный принц» оказался в морге, а сама Санай зареклась иметь дело с любым мужчиной, которого не одобрит «дядюшка». Первые и последние отношения  показали ей, что пока Редж не признает, что она выросла, и не выпустит из-под своей опеки, граничащей с абсолютным контролем, можно забыть о том, чтобы построить свою жизнь так, как ей хочется.
Бунт зреет в ее сердце всё это время, и переезд в Дублин, незапланированный и лишенный всякой логической подоплеки, становится последней каплей, что переполнит кубок…



Характер
Санай довольно спокойный человек, предпочитающий всё происходящее воспринимать с долей иронии и юмора. Кажется, что всерьез она не воспринимает почти никакие жизненные события: как бабочка, она порхает от одного дня к другому, не задумываясь о будущем, и не имея никаких конкретных предположений о том, что делать дальше. Санай ласковая натура, обращающаяся с теплотой как к близким, так и к посторонним людям. Её жизненный принцип: будь добр, пока другой не захочет обратного, а тогда будь таким, какого он жаждет увидеть. Она добрая: не в той степени, чтобы кормить бездомных и заниматься волонтерством, но никогда не откажется подсказать время, дорогу или заполнить квитанцию на получение посылки. Обычно милые и добрые люди всем нравятся, но особенность Санай состоит в том, что обычно она не нравится никому. Прямота — еще одна черта ее характера, не самая приятная, но естественно вписывающаяся в общую картину. При этом Санай жуткая лгунья: ложь у нее доходит до патологических масштабов, она лжет и в мелочах, и в крупных вещах, за ложью прячась, как за броней. Любит эксплуатировать образ невинной глуповатой блондинки. Довольно часто Санай ведет себя странно по меркам окружающих: может начать негромко напевать, пока идет по улице, или болтать сама с собой, игнорируя тот факт, что это можно делать и мысленно, или говорит что-то невпопад. У нее серьезные проблемы с эмпатийными способностями: хотя чаще всего она старается оставаться милой, у нее почти не получается понять эмоции людей, ни темные, ни светлые. Милота эта чаще всего притворная: внутри она остается спокойной, а порой испытывает раздражение к желающему излить ей душу. Сама Санай редко испытывает какие-то глубокие чувства: ни ненависть, ни любовь ей незнакомы, а радость и симпатия являются такими мимолетными порывами, что не заслуживают даже заметки в телефоне. У нее зависимость от своего мобильного: где бы она не была, она никогда не выпускает его из рук, проводя в Сети куда как больше времени, чем позволяют правила приличия. У нее нет проблем с высказыванием собственного мнения; проблема Санай обычно в том, что мнение просто отсутствует. Она не очень любит готовить, но большая любительница покушать и огромная фанатка еды на халяву. Санай до одури боится насекомых всех видов, даже бабочек, начиная нервно отмахиваться от летающих вокруг как человек в припадке. У нее проблемы с познаванием рамок допустимого: Санай равнодушна к тяжелой боли и привычна к убийствам, в конце концов, воспитывал ее демон, и привил ей ровно те качества, которые считал правильными для человека. Она не садист по натуре, но жалости не испытывает, воспринимая насилие над другим как часть тяжелой, но необходимой работе для обеспечения мирового порядка. Многие вещи, которые кажутся ей нормальными, выходят за пределы того, что нормально для других людей, и это вызывает у Санай раздражение. Она отказывается понимать, что не все обязаны жить в той же атмосфере, что и она, и считает сумасшедшими тех, кто не соприкасается с тьмой.


Дополнительно
˟ Планы на игру: заставить дядю себя уважать, наконец-то повзрослеть, самоутвердиться, найти приключений на пятую точку, и может быть закрутить страстный роман, стать «полноценным членом общества» или сбрендить окончательно (пока не определилась). В общем и целом, планы весьма расплывчаты, и укладываются в формулировку: «играть как можно больше и чаще».
˟ Связь с игроком:  telegramID: @BrungildaMorgenstern

Пример игрового поста:

Пример поста

Маленькая ложечка совершает свой путь: от стаканчика, наполненного воздушным творожком, ко рту Санай и обратно. Она ест как птичка: быстрыми, торопливыми движениями, и кажется, вовсе не получает удовольствия от еды. Санай смотрит прямо перед собой, хотя ее собеседница, кажется, уверена, что она внимательно слушает. Эта девушка из разряда тех одноразовых друзей, которые подсаживаются к тебе, начинают ныть о своей жизни, потом сыпят на тебя всеми деталями своего «омерзительного и отвратительного существования», а потом понимают, что несмотря на вашу якобы дружбу, не знают о тебе ничего. И тогда ты исчезаешь.
— Какой ужас! — восклицает Санай, и выглядит это почти искренним.
Ложь в голосе способны разобрать лишь те, кто действительно разбирается в людях, но к счастью Санай таких немного. Девушка в принципе имеет для нее мало значения, но она вежливо ее слушает, потому что пару месяцев назад они познакомились на вечеринке и с тех пор являются вроде как хорошими подругами.
Санай знает, что нити судеб часто переплетаются между собой, завязываются в тесный узелок, а потом продолжают свой путь, словно никогда и не встречались. Лишь единицы связываются друг с другом так надолго, чтобы это начинало иметь значение, и это — точно не тот случай. Она отставляет опустевший стаканчик с творожком в сторону, подпирая голову рукой, и смотрит на девушку. Если бы она дейстительно слушала, наверное у нее начала бы пухнуть голова, потому что Элис уже второй час рассказывает, какой у нее козел бойфренд, и объясняет, почему она не может его бросить. Санай не понимает этой проблемы и в тоже время настолько отчетливо осознает схожесть между их двумя ситуациями, что ее почти бросает в дрожь.
— От любого можно уйти, Элис, — говорит Санай, делая глоток из кружки, наполненной горячим шоколадом с двойным сахаром и сливками. — Ну, не совсем от любого, но это редкие ситуации. Вряд ли он сможет тебе причинить вред. Хотя знаешь, мою соседку убили, когда она попыталась уйти от своего мужа. Ей перерезали глотку, — Санай проводит указательным пальцем по горлу, обрисовывая направление пореза. — Только он взял очень тупой нож, поэтому ему пришлось ударить несколько раз, вот так, — она подхватывает пластиковый нож из подставки и тычет им в стол, демонстрируя движение; лицо деланно искажается в гримасе, которая должна иллюстрировать лицо того мужчины. — И она умирала всё это время. Вот в таких ситуациях уходить не рекомендуется. А что сделает твой Джон?
Санай смотрит на удивленное и выражающее неловкость лицо Элис и замирает.
«Что я не так сделала?», — думает девушка, медленно опуская руку с ножом.
— Знаешь, ты иногда реально криповая, — Элис глотает кофе в несколько больших глотков. — Я…
— Это потому, что мои родители варили мет и постоянно употребляли героин, — ложь спрыгивает с языка Санай быстро и естественно, и она ни на секунду не задумывается, что лжет. — Я родилась уже наркоманкой, представляешь. В младенчестве дядя почти не выпускал меня из реабилитационного центра. С ума сойти, правда?
Лицо Элис из недоуменного становится жалостливым, и Санай мысленно усмехается. Жалость — это хорошая эмоция. Когда тебя жалеют, тебе прощают намного больше. Жалость — это чувство, которое прекрасно можно эксплуатировать, и как правило она же означает, что тебя понимают. Элис вряд ли действительно понимает Санай, но девушке это и не важно.
— Прости, я не подумала, — Элис тяжело вздыхает. — Но что мне с ним делать?
— Хочешь я попрошу дядю поговорить с ним? — Санай воспроизводит в голове момент из фильма и накрывает руку Элис своей рукой, потому что это вроде как означает близость социального контакта, и заставит Элис ей доверять. — Ты не обязана терпеть то, что он тебя бьет. Мой дядя очень хороший мужчина, он с ним поговорит, а потом мы поможем тебе сесть на автобус и уехать туда, где ты будешь счастлива, выйдешь замуж за отличного парня, и вы заведете троих детей.
— Ох, Сана, — Элис закрывает лицо одной рукой, а потом резко перегибается через стол и сжимает ее в объятиях. — Ты самая лучшая моя подруга.
Санай кладет руки ей на лопатки, обнимая девушку и еле удерживаясь от страдальческого вздоха.
«Ну, по крайней мере, я нашла дядюшке два ужина», — думает она, выпуская Элис из объятий и улыбаясь своей будущей мертвой подруге.

Отредактировано Санай Сент-Джордж (24-01-2018 14:03:23)

+4

2

Хронология

Отредактировано Санай Сент-Джордж (26-01-2018 17:39:51)

0


Вы здесь » Practical Demonkeeping » Архив анкет » Санай Сент-Джордж, человек, 19 лет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC