Practical Demonkeeping

Объявление

« Русалочка »
Он отмел эту мысль. Франциска охраняет замысел и воля Господа, и он делал то, что считал единственно правильным: искал затерявшийся в море корабль, чтобы спасти людей.
Если, конечно, там и вправду был корабль.
И если, конечно, на нем остался хоть кто-то выживший.
Мистика, городское фэнтези
Ирландия, г. Дублин, 2017 г.
× Сюжет × О мире × Занятые внешности ×
× FAQ и Правила × Шаблон анкеты ×
× Список персонажей ×

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Practical Demonkeeping » История » [31.10.2016] Obliteration Charm


[31.10.2016] Obliteration Charm

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/af/00/4f/af004fb2f16ae0706ce4a8073e39d04d.gif
Время и Место: 31 октября 2016 года, день, Хэллоуин.

Участники: Джул, Дэн Риган, Кьяра Риган, Мэв Маккена.

Предупреждения: фейлы ещё не закончились.

Очевидно, Дэну удалось получить согласие от своей возлюбленной. Потому что сегодня Дэн уезжает. Никто не знает, как надолго и куда. Никому не должно быть интересно хотя бы недельку.
Джул об этом позаботится.

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/df/9a/57/df9a5759177d1f40365b03827d436964.gif

0

2

Мандраж поколачивал Джул с прошлой ночи. Она с трудом смогла уснуть, и уже через пару часов её подбросило ударом ставшей неуютно материальной мысли: сегодня она убьёт человека, проведёт ритуал и станет бессмертной.
Перевернувшись на другой бок, Джул подобрала ноги под уютное одеяло и посмотрела на Дэна. На втянувшемся за последние недели в самое себя лице паренька блуждала детская счастливая улыбка. И с подушкой он обнимался так забавно, что Джул пришло в голову всё же забрать его с ковра на кровать. Хотя бы сегодня, раз завтра для него отменяется по техническим причинам.
Но Джул не позволила себе такой слабости. Дэн-Дайре и без того стал слишком умилен, когда его окончательно накрыло искренней любовью. Всё ещё утомительный, всё ещё раздражающий в общении с посторонними. Всё ещё тупой настолько, что надумал делать ей предложение. Какой же, — Джул тогда и сама широко улыбнулась, вспоминая вечер, — тупой.
Чтобы унять нервы, Джул повытягивала из непотребства последние фотосессии, из чистой любви к искусству. Битый Огилви на фото действительно получился даже как-то неплохо. Более ирландским, чем, скажем, Риган.
С утра, пока Дэн заказывал в номер завтрак, Джул перечитала заветную тетрадочку на сотый раз, чтобы уже точно-точно не подглядывать вечером, и перепроверила сохранность ритуального ножичка. Это как экзамен. Только билет один и заранее известен. Легче лёгкого.
Даже вещи уже были собраны. Завтра её ждёт Хитроу, две пересадки, а там, за ними — вечность удовольствий.
Но перед этим надо было убить человека. Джул никогда раньше не пыталась, и до сих пор успешно гнала от себя всё, что было связано непосредственно с этой деталью. Вроде бы всё было просто. Можно было подумать об этом не сегодня.
А вот сегодня на завтра уже ничего откладывать не получалось.
Джул оценивающе посмотрела на устроившегося у её коленей Дэна. Да нет, все же понимают, что она делает этому миру одолжение. Этот парень на фотографиях куда лучше, чем в жизни, пусть и остаётся только лучшее. А она себе сможет завести хоть дюжину таких же.
К полудню Джул вспомнила об ещё одном очень важном деле, и ради него пришлось всё же вылезти из уютной кроватки. Да и вообще — послать Дэна расплатиться за всё, закрыть чемодан.
Уже на выходе Джул вспомнила про тетрадку. Открывать чемодан было уже неохота, в маленькой сумочке Джул место нашлось только для ножа, так что тетрадка отправилась в сумку Дэна.

— Я не буду по нему скучать, — соврал Дэн, прибивая борт астон мартина к тротуару перед домом. — Ты со мной, солнц?
Джул сперва думала отправить объясняться с соседями одного Дэна. Но после того, как он совершенно ненамеренно вывернулся из запрета говорить о ней и их отношениях, доверять ему такое она не рискнула, и потому кивнула, клюнула совершенно счастливого Дэна в губы и выскочила из машины.
Дэн и сам был в нетерпении, как будто ему передавалась её нервозность.
— Привет, Мэв дома?
В гостиной простенького домика (Джул куда больше по душе пришлись номера отелей) нашлась только Кьяра. Шальная сестра Дэна — это Джул всё-таки выяснила после тех неудачных съёмок. Она миленько помахала несостоявшейся сопернице ручкой, не выпуская из другой сумочку. Дэн же свою бросил к дивану и проверил холодильник. Мэв там не нашлось, но нашёлся мясной пирог, и да будет благословенна эта женщина.[icon]https://i.imgur.com/D7EJVLa.jpg?1[/icon][nick]Джул[/nick][status]застыла как стекло[/status][info]<b>ПОТОМОК</b> <br>  Фотограф и сердцеедка[/info][sign]http://images.vfl.ru/ii/1486137563/2e87b804/15942952.png[/sign]

Отредактировано Дэн Риган (23-01-2018 15:01:05)

+1

3

- Неа. Она...
Кьяра подвисла, одновременно пытаясь вспомнить, какое сочетание кнопок открывает специальную абилку Затаны, но быстро сдалась и, как обычно, надавила сразу на все, до каких дотянулась. На приставках она всегда играла с душой, поворачивая, вдавливая на джойстике сразу все, потому что верила, что интуиция и великий рандом спортивнее тупого заучивания комбинаций. Все как в сексе - можно, конечно, запоминать и рисовать схемы под позы камасутры, но зачем, если можно все открыть самостоятельно, когда время придет?
Время не пришло, Затанна проиграла, и Кьяра наконец-то отвисла, отбросив джойстик на диван.
- Где-то. Понятия не имею. Наверное, сбежала во Францию, записываться в Иностранный легион. Или вступила в ИРА. Или пытается податься в лучшего пекаря Британии, и ведет сложную внутреннюю борьбу, можно ли ей, если она ирландка. Или на учебу пошла - но это совсем скучно. О, привет, а ты кто?
Наконец-то заметив присутствие третьего человека, еще и девушки, при этом бывшей не Мэв, Кьяра заинтересовалась по-настоящему.
- О!!! Это ты та самая, для которой кольцо? И ты его не послала куда подальше? Но почему?
Удивление в голове Кьяры было совершенно искренним, но не из-за того, что эта конкретная девушка не отказала Дайре, а из-за того, что ей в принципе было непонятно, как кто-то в таком возрасте может идти замуж.
- Ты знаешь, что его зовут Дайре? Что бы он ни говорил тебе об этом, на самом деле он - Дайре. И если он врал в такой мелочи - как ты можешь связывать с ним жизнь? А в холодильнике - мясной пирог! - повысив голос, но не меняя тон, сообщила Кьяра в сторону кухни.

+2

4

К развязной манере Кьяры говорить и действовать ещё надо было привыкать, иначе она на раз-два выбивала из диалога стержень осмысленности и водворяла на его место вибрирующее дилдо абсурда. Дэн говорил, что это потому, что она мнит себя заебись какой поэтэссой. Джул думала, что это потому, что она поэтэссой была.
И вроде как даже жаль было, что привыкать к этому не придётся. В какой-то момент Джул даже допустила самую бледненькую тень мысли о том, чтобы остаться, в самом деле выйти замуж за длинного богатого гееватого парня и жить в своё удовольствие. А для жертвы подыскать кого-нибудь ещё.
Мысль была настолько абсурдной, что сразу затерялась как мгновения во времени. Но детали поведения Кьяры Джул всё равно запасала в памяти на дорогу в надежде однажды скопировать и превзойти.
Подобравшись к дивану, Джул села рядом с Кьярой и заговорщически понизила голос:
— То, что его зовут Дайре, и что он бросается на колени с кольцами пару недель знакомства спустя ещё не повод ставить на нём второй крест. Ему же всего двадцать. Может, ещё всё поправимо.
— О чём секретничаете? — Спросил с высоты собственного роста Дайре, жадно зажевывающий кусок пирога, хотя особого голода и не испытывал. Процесс мешал выражению мысли, так что вполне может статься, что спросил он на гэлике. Или спросил о чём-то другом.
— И это, надеюсь, тоже, — заметила Джул и взяла Кьяру за руку. — Вообще-то мы собираемся на неделю съездить в Корк, а оттуда, может, ещё куда на север, там есть потрясные старые отели. Может местами не ловить сеть, так что не нужно беспокоиться, если мы немного потеряемся. Но Дайре ведь и не в первый раз катается на запад Ирландии со смазливыми блондиночками вроде меня, так ведь?
Образ жизни Дэна до встречи с ней вываливался на Джул без намерений с её стороны в эти обстоятельства вникать. Но болтать о себе он любил ничуть не меньше, чем болтать про Бэтмена, и про Бэтмена Джул всё же иногда надоедало.
— Так что мы просто заехали захватить вещи и тебя предупредить. Будет неловко, если сосдка испугается. Мэдб, так же? Ты ведь ангел. Убеди её, что Дайре просто поехал на недельку отдохнуть от Дублина и скоро вернётся. Идёт? А нам уже пора.
Джул не была уверена, что внушение сработает. Но ведь можно солгать так, чтобы обманутый пошёл неистово сеять ложь и провокацию. Внушение лишь наделяло враньё чит-кодами для обхода внутреннего критика, который и так не у каждого предустановлен.
А что до Мэв… по рассказам Дэна она выходила девочкой, треть времени зависающей на кухне, треть — исправляющая последствия на йоге, а оставшееся время забивающая тысячей хипстерских и не очень дел, так что вряд ли ей реально есть дело до того, где там проводит время туповатый рокер-сосед.
Чем меньше знакомых Дэна её увидит — тем лучше.
Решено, дожидаться эту Мэв они не будут. Можно потратить время куда приятнее.
Того же мнения придерживался и Дэн, убеждённый в нормальности происходящего заранее. Ему хотелось быстрее убраться из ставшего прохладным и чересчур людным дома.
И что Дэн, что Джул забыли об лежащей у дивана сумке Дайре.[icon]https://i.imgur.com/D7EJVLa.jpg?1[/icon][nick]Джул[/nick][status]застыла как стекло[/status][info]<b>ПОТОМОК</b> <br>  Фотограф и сердцеедка[/info][sign]http://images.vfl.ru/ii/1486137563/2e87b804/15942952.png[/sign]

+3

5

- Так, стой, а откуда ты...
Кьяра нахмурилась, потому что эта девочка Дайре, имя которой она опять немедленно забыла, никак не могла знать, что Кьяра - ангел, но через несколько секунд это вдруг стало совершенно неважным.
- Да, конечно.
Эти двое ушли - кататься, ничего необычного. Просто решили отдохнуть от Дублина, такое уже бывало. Кьяра не знала, откуда она это знает - она много лет не интересовалась Дайре, и потому бывало ли такое на самом деле, понятия не имела. Но знание внутри было однозначным и уютным, с ним ей было хорошо.
Она поиграла еще немного, потом стала привычно маяться. Кьяру постепенно начинало угнетать то, как тихо она живет. Она выплескивала энергию в чтениях и на арт-перформансах, на фестивалях и концертах, а теперь она копилась внутри, слеживалась, опускалась куда-то на самое дно души, как тяжелые камни. Даже писать теперь ей нравилось не так сильно. Все казалось каким-то бессмысленным. Куда еще девать энергию, она не знала, но все пыталась найти.
В поисках Кьяра долго гипнотизировала открытый холодильник, походила по дому, каждый раз почти спотыкаясь о сумку, которую кто-то бросил рядом с ней - небось, Дайре снова намекал, что ей пора бы уже сваливать.
В конце концов она просто вернулась на диван с вином и сыром. Так, втроем, они и встретили Мэв, вернувшуюся домой не то из ИРА, не то из университета.
Мэв долго топталась на первом этаже - не на кухне, и это было странно - и спросила про Дайре.
И в этом доме все крутилось вокруг него. Довольно ожидаемо, учитывая, что это был его дом, но все равно обидно.
- Он уехал, - Кьяра протянула сыр. - С этой своей. На недельку, отдохнуть от Дублина. Так что не переживай, Мэдб. Мэ...дб.
Она снова нахмурилась и неодобрительно посмотрела на вино. Попыталась еще.
- Мэбд. Да что за дьявол?

+3

6

Джанин сказала, что на её полкомнаты уже засматривались девчонки-первокурсницы, и Мэв обещала подумать и окончательно что-то решить. С первой лекции и до конца занятий эта мысль разрослась в её голове чернильной каракатицей, тёмными щупальцами сомнений перекрывавшей мысли помельче, отвлекавшей и от реплик подруг, и от фраз преподавателей. Половину дня словно бы стёрли жёстким ластиком, а Мэв и слова против не сказала. Домой она вернулась тихой и подавленной, потопталась в прихожей, стряхивая с ботинок дублинскую слякоть, но больше – прислушиваясь. Дом молчал, и даже поросёнок – для которого теперь следовало найти новых хозяев или хотя бы готовых его у себя подержать ребят – не вышел её встречать. Случалось ли у свиней похмелье? Мэв не стремилась проверить.
В гостиной всё-таки обнаружилась Кьяра – с вином, сыром, заставкой повисшим файтингом и тайным знанием того, какие черти и где носили Дайре Ригана. Мэв с особой мстительностью произнесла это «Дайре», словно от звука своего полного имени он мог выпрыгнуть из табакерки, скалясь на неё не хуже дисишного Джокера, и начать возмущаться. Но сосед не появился, а Кьяра знала не то чтобы слишком уж много – достаточно, чтобы задавить и обиду, и чувство вины, и заесть их сыром.
– Лучше бы он выбрал холодный душ, – можно было идти собирать вещи и звонить Джанин, но вместо этого Мэв зацепилась за странности в произношении Кьяры и нахмурилась. Она привыкла, что для Риганов – что для одной, что для второго, – её имя не было той же проблемой, что для многих англоязычных знакомых, пытавшихся сначала его прочитать, а после – озвучить. Мэв покосилась на бутылку вина, но едва ли Кьяра сейчас была настолько пьяной, чтобы запутаться в имени, которое уж она-то чаще произносила, чем писала, и потому она тут же попыталась вспомнить, какие симптомы бывают у этих внезапных штук типа инсульта или инфаркта – и уж там-то Кьяра со всех сторон выглядела вполне здоровой. – Мэ-э-эв, – подсказала она, на подступах к дивану чуть не споткнувшись о сумку. Кажется, какой-то части своего шмота новобрачные не досчитаются. – Как в кошачьем мяуканье и без всякого д, – добавила, уже плюхнувшись на диван и не сгоняя подозрения со своего лица.
Она взялась за джойстик и вывела игру из спячки. До встречи с Дайре Мэв не очень-то и любила файтинги, убеждённая, что всё это не для таких профанов, как она, а потом её опьянила первая победа – и больше ни один Риган ни с одним Бэтменом не мог её остановить. Да и без супергероя с нелепыми ушками – тоже. Второй джойстик она протянула Кьяре с невысказанным предложением спустить так пар.
– Что будешь делать, когда он женится и приведёт эту свою… Джул?.. сюда жить? – она хотела спросить другое, но достаточного равнодушия на вопрос не наскребла, и решила, что лучше уж проговорить планы на будущее, раз оно так скоро и бессердечно по отношению к ним обеим менялось.

Отредактировано Мэв Маккенна (12-03-2018 18:38:49)

+3

7

Кьяра променяла вино на джойстик и снова выбрала Затанну - она всегда играла ей. Было самое время, чтобы вывести на экран коды и все же посмотреть на комбинации клавиш, но это был путь для слабаков. К тому же, она и так уже приняла допинг в виде вина и сыра - этого было достаточно, чтобы смести любого противника своей вечной стратегией лихорадочного и случайного нажатия на совершенно все.
- Не приведет, - уверенно сказала она и, закусив язык, попыталась открыть в игре портал, чтобы отправить Мэв в небытие и обратно, отобрав порядочно жизни. - Они потеряются.
Портал не открылся, но зато она метнула в другую сторону ворох карт и забавно подпрыгнула.
- То есть, стой, нет. Он уехал на недельку.  Он... Она... Тебе не стоит волноваться, Мэбд.
Кьяра нахмурилась еще раз, потом испугалась, а потом уставилась на джойстик в руках. Что-то было не так. Ей казалось, что с ней было что-то не так. Не просто с ней, а с тем единственным миром, где она могла быть собой и свободной, где ей никто и никогда не был указом - в мире воображения, мыслей и слов.
Она перевела взгляд с джойстика на Мэв, чье имя отлично знала, на вино и сыр - может, проблема в них? Но нет, нет, она заметила бы какие-то признаки и раньше. Она же не впервые пьет, она знает, как это бывает, как это чувствуется.
Теперь она чувствовала себя так, будто кто-то уничтожил ее. Будто кто-то вторгся и вытоптал все, чем она была - не спросив, не предупредив, не оставив даже шанса посопротивляться.
- Мэбд. Мэдб. Мэдб! - крикнула она и, запустив джойстиком в экран, закрылась от мира руками.

+3

8

– Представляешь себе домик в лесу на базе этой его машины? – на это кредита безразличия хватило, но Мэв на всякий случай всё равно обратила лицо к экрану, до бесконечности затянув выбор персонажа. – И вообще, чего мне-то волноваться? Соберу вещи и свалю обратно в свои полкомнаты.
Она одёрнула себя – Кьяра ни в чём виновата не была, это Дайре вдруг решил поиграться в серьёзные отношения, и плевать, что о чём-то таком в их первую встречу Мэв и думала, – и остановилась на Женщине-кошке, отлично гармонировавшей с тем, как скребло у неё на душе. С Селиной всё было прост: уворачиваешься, много прыгаешь, орудуешь когтями, плетью и иногда – всякими там подручными предметами типа поездов, ведущих на другие карты, или водонапорных башен. Мэв с собственной неуловимой системой давила на кнопки, всем телом подалась вперёд и уже даже не пыталась улыбаться, единственной целью поставив себе подтащить Затанну Кьяры к краю экрана. Какой-то такой ей теперь и представилась девушка Дайре – а какие ещё предпочтения могут быть у мальчишки, выросшего на комиксах? – и она удвоила напор, намереваясь накопить энергии и особым ударом разнести фокусницу на сотню маленьких белых зайчат.
Женщина-кошка давила и процарапывала себе путь, а Затанна почти и не сопротивлялась, но Мэв, одурманенная собственной обидой и всей этой несправедливостью вообще, и не замечала этого избиения младенцев. Оставалось совсем ничего до особого удара – ещё пару раз лязгнуть когтями, щёлкнуть хвостом, выставить подножку… Изображение на экране разошлось сетью крупных трещин и задрожало, размывая и Селину Кайл, и Затанну, и фоновую ночную крышу. Мэв от удивления подпрыгнула на месте и крепче вцепилась в свой бесполезный теперь джойстик.
– Эй! – она отползла в сторону и теперь только посмотрела на Кьяру, сложившуюся в приступе какой-то непонятной истерики и повторявшую это «Мэдб» как заклинание или строчку из своего нового стихотворения. Мэв бы не удивилась, но на всякий случай заподозрила и Кьяру тоже в употреблении каких-нибудь веществ. Может, эта Джул вообще была их тайным дилером? Предприимчивая девица, решившая получить и клиентов, и красивого парня, и все его деньги, и её, Мэв, дом. – Кьяра? – уже осторожнее произнесла она, подбираясь обратно к Кьяре и мягко касаясь пальцами её тёмной макушки. Что бы там с ней ни было, сейчас ей точно требовалось не осуждение. – Тише, – произнесла она, с осторожностью приобнимая Кьяру и поглаживая по голове, словно ребёнка, – тише, расскажи мне, что случилось и где болит.

+2

9

Кьяра поглубже зарылась в себя же, но там было пусто и страшно, потому она поглубже зарылась в Мэв. Она молчала, только головой мотала, показывая, что ничего не случилось, и ничего не болит. Она не знала точно, что с ней не так, но знала, что это навсегда, насовсем. Что так теперь будет вечно. Все оставшиеся сколько там лет? По сравнению с человеческой жизнью практически вечность. Вечность!
Вечность ей быть безумной, такой. Вечность не знать, что с этим делать.
Возможно, ей стоило поискать альтернативные способы. Получилось же у мамы исчезнуть из мира раньше.
- Ты Мэв. Тебя зовут Мэв, - глухо сообщила Кьяра то, что Мэв и так хорошо должна была знать. - Но я должна сказать, что они уехали на неделю отдохнуть от Дублина, Мэдб. Мэдб, понимаешь?!
Кьяра оттолкнулась от Мэв и посмотрела на ту, надеясь на какие-то ответы. Хотя какие тут могут быть ответы.
- Я говорила с ней вот так, - она показала расстояние, оно было маленьким. Меньше, чем на самом деле, но так было бы сильнее заметно, насколько с ней все не так. - Но даже лица ее не помню. Я не забываю такое. Я не забывала такое - раньше. Я схожу с ума. Я уже сошла с ума. А Дайре уехал с этой свей, Мэдб, отдохнуть от Дублина, и они вернутся через неделю. А я сошла с ума, и я не хочу жить так. Почему это случилось со мной? Почему и это тоже?! Зачем? зачем, Мэв?

+2

10

Мэв иногда волонтёрствовала в шелтерах и один раз подменяла подругу в рехабе – это до сих пор был самый страшный и гнетущий её опыт, но именно благодаря ему она сейчас имела хоть какое-то представление о том, что делать и куда звонить, если станет совсем плохо. Она так и гладила Кьяру по голове, почти ничего и не говоря больше и слушая, полагая, что если сейчас она начнёт плакать, то станет легче. Мэв почти собралась ей сказать, что слёзы – это нормально, даже если никто не обидел и ничего не болит, но все слова утонули в очередном порыве успокаивающих поглаживаний и мысленной инвентаризации холодильника. Там, кажется, из лёгких седативных оставались домашнее банановое мороженое и покупная банка чего-то из «Баскин Роббинс».
«А как ещё меня могут звать?» – хотела спросить она у Кьяры, но вовремя прикусила язык. Разумеется, Мэдб. Мэв, нахмурившись, не погладила, а растрепала соседке волосы, слишком сконфуженная этой нелепой деталью. Мэдб. Трижды повторённое, оно и впрямь тянуло на строчку из какого-нибудь стихотворения или даже поэмы, но по Кьяре понятно было, что её сейчас не литература и муки творчества занимали.
Откинувшись к подлокотнику дивана, Мэв задумчиво посмотрела на Кьяру. Что-то ей в этом всём не нравилось очень и очень, но она не понимала, что именно, и оттого внутри словно топтался ёжик – маленький, колючий и неуловимый.
– Так, – она проследила за руками Кьяры, прислушалась к её словам, – спокойно.
Она ещё помнила, как в их первые экзамены одна из её подружек перенервничала настолько, что больше суток не спала, по самые уши залилась энергетиками и в итоге не помнила даже имени любимого котика. Могло ли такое быть с Кьярой? Мэв никогда и не видела, чтобы она с усилием над чем-то работала или так уж сильно нервничала. Даже вчерашняя выходка Дайре, казалось, прошла мимо неё, скользнула по светлым перьям, но даже не отпечаталась.
– Возможно, тебе просто надо поспать – и всё станет лучше. Если бы ты действительно сошла с ума, ты бы этого не признала. Возможно... – она подумала о маленьком расстоянии между людьми, о лицах и именах, которые минуту назад были, а после – растворились в глубинах памяти, словно никогда и не существовали. И то, что с этим всем надумывалось, Мэв не понравилось. – Слушай, – она забросила крючок в эту неизведанную и тёмную воду догадки, подтянула колени к груди, нахмурилась. – Джул держала тебя за руку, когда говорила? Смотрела тебе в глаза? Вот примерно так, – Мэв протянула руку и осторожно дотронулась до ладони Кьяры, попыталась перехватить взгляд. Обычно она любила своё внушение, но теперь осознала некоторую его бесполезность – Кьяре надо было успокоиться и собраться, и здесь бы им ангела для починки ангела, а не недогадливого феникса. – Ты не сошла с ума, – сказала Мэв, не зная, как это сработает, сработает ли вообще и не двинет ли её за это Кьяра хорошенько.

+2

11

Мэв говорила и вела себя так, словно понимала, в чем дело, что именно происходит с Кьярой. Она смотрела на нее, как смотрела та, другая. Она держала ее так, как смотрела та. Другая.
Кляре посмотрела на руку Мэв, на лицо Мэв. У нее было такое чувство, будто кто-то толкнул еее, но, вместо того, чтобы упасть, она осталась на месте, а вот скверно сшитый мир и все его условности, придуманные людьми - они рассыпаются, рвутся. И вдруг все сложное оказалось простым.
Оно и было простым, как ни старалась Кляре запутать его стихами, укутать своими словами, потому что простое было одновременно безжалостным, злым.
Было прежде. Было всегда. Было сейчас.
Кляре дважды моргнула, возвращаясь назад в мир, снова допустила глаза на руку Мэв, а затем осторожно убрала свою.
- Она так делала, да. Я помню. Теперь я помню.
После этой встряски она и правда вспомнила. Первым Кляре зачем-то подумала об Огилви. Потом поняла, что, случись с ним что, его госпожа вряд ли упустили бы такой инфоповод. Газеты бы уже трубили вовсю. Сюжет, может, пустили бы даже по БиБиСи Ван.
Проверить, в порядке ли он, стоило.
Но сначала стоило разобраться с Дайре и с тем, что он там думает, ищи себе таких девушек.
Но совсем сначала стоило разобраться с другим. С другой.
- Сделаешь так еще раз, - сказала Кляре, и ее голос был серьезно. В нем звучал опыт жизни в пансионе, привычка вырывать кусочки любви зубами, то, что несмотря на то, чем была Кляре и чем была ее жизнь, она все еще жила. - Сделаешь так еще один раз - и я сломаю тебе сначала руку, а потом и жизнь.

+2

12

Взгляд Кьяры изменился с воображаемым тихим щелчком – словно бы она вдруг поняла сложное алгебраическое уравнение, – но не просветлел, а сделался только ещё более хмурым и каким-то, как показалось Мэв, угрожающим. Она поспешно отвела руки в сторону, сложила их перед собой, словно бы показывая, что повторять трюк не станет, задумчиво зацепила ногтями мягкую джинсу, перебрала и ничего не поняла, кроме того, что кто-то – разумеется, Джул, – попытался зачем-то внушить Кьяре совершенно бесполезную и ниочёмную информацию: Джул и Дайре уехали из Дублина проветриться, но скоро, через неделю, вернутся. Подумаешь. Мэв бы ещё поняла – хоть сама никогда так и не делала, – будь у него строгие родители, но ведь нет. Дайре уходил, приходил и пропадал тогда, когда сам считал нужным, и никаких авторитетов над собой не признавал.
Мэв маятником качнулась вперёд-назад, но это не помогло.
– Зато ты больше не хочешь назвать меня Мэдб. Не хочешь ведь? – она с некоторой опаской посмотрела на Кьяру. Что-то теперь между ними изменилось, но что и куда оно поведёт их дальше она пока не понимала. Вероятно, здесь следовало представиться и организовать свежий старт – привет, меня зовут Мэв и я потомок, – но Кьяра не спрашивала, что она, мать её, такое, и Мэв не стала называться. Она и без того уже сделала достаточно, пусть и в благих целях, и им обеим этого хватило. Реакция Кьяры отзывалась внутри неприятием, и Мэв не хотела бы, чтобы к этому прибавились сломанные конечности и жизни.
Можно было предположить, что после вчерашней сцены эта самая Джул, наслушавшаяся от Дайре ужасов о сестре и соседке, решила, что так просто они его с ней не отпустят, но эта мысль снова упиралась в то, что если Дэн Риган хотел куда-то ехать, он ехал и никого не спрашивал. Этот постулат озвучивался в первую же неделю знакомства с ним, и потому в курсе была даже Мэв, на свободу передвижения парня не посягавшая вообще никак и никогда.
– Так, – она подняла руки, сцепила их плотным замком, упираясь ладонями в колени, и уткнулась в ладони подбородком, с неразрешимой загадкой во взгляде рассматривая Кьяру, словно та вдруг могла из-под диванной подушки выудить и Дайре, и Джул, и машину, про которую он тут всё отчаянным басом напирал, что это не машина. – Зачем бы ты стала убеждать кого-то, что уедешь на неделю, вернёшься, переживать не надо? Мы же Дайре не няньки, в конце концов.
Подозрение – глухое и нечёткое, как при просмотре средней сложности детективов, когда ты всё вроде бы понял, но всё ещё себе не признаёшь, – нелепым полым пузырём, как у рыбёшки, надулось внутри, вытесняя собой всё. Мэв однажды так сделала – сказала, заглянув одному человеку в глаза, совсем не то, что подразумевала, – в спонтанном желании избавиться от звонков, смсок, серенад под окнами и комментариями под каждой записью в инстаграме, но это было совсем не о том. «Не о том», – повторила она сама себе, чувствуя, как пузырь становится больше и вмещает в себя всякие штуки типа «Мизери» и «Фанатки». Слишком киношные штуки, чтобы быть реальными здесь и сейчас.

+2

13

- Я не хочу, или это ты хочешь, чтобы я не хотела?
Хотела тоже не она - и это было вращением: Кьяра видела это так же ясно, как видела предателя в компании героев в дрянных фильмах, как видела фар-сервис в последних сезонах "Шерлока", как видела заботу о собственной репутации за папиной заботой о ней.
Это было неважным. Она по горло была сыра чужими желаниями, которые почему-то становились ее заботой. Еще больше ей хватало чудесных открытий о том, насколько именно сильно она не контролирует мир вокруг. Раньше она бы оценила этот контроль в ноль. Теперь Кьяра понимала, что правильнее говорить об отрицательных числах.
На Мэв она больше не смотрела - Кьяра за ней следила. Ей это не нравилось, но поделать с собой она ничего не могла. Такое не забывается. Как не думать о том, сколько на ней еще внушений? А на Дайре? Может, он потому такой? Может, тот Дайре, который почти начал ей нравиться - результат наслоенных друг на дружку влияний существа рядом?
- Элементарно, - угрюмо сказала Кьяра. - Есть только одна причина так делать - это если не собираешься возвращаться, и так ты отстрачиваешь время, через которое тебя кто-то станет искать. Все, других причин нет. Вот только...
Она нахмурилась.
- Если исчкзаешь навсегда, ты не бросаешь вещи. Это странно.

+2

14

Сумка была их, домашняя? Мэв смутно её признавала, но кто знает, что там держал в своей комнате Дайре; она однажды просто занесла ему постиранное и сложенное бельё, а отповедь и обиду получила такие, словно пересекла границу враждебного государства в начальной школе. С Кьярой до сегодняшнего дня было проще, но теперь и она смотрела так, что хотелось распушить крылья и спрятаться под ними до наступления лучших дней или второго пришествия. Мэв почувствовала себя обделённой: ангельские крылья Кьяры наверняка были больше, и вот с ними-то точно сработал бы трюк сам-себе-человек-шалаш. Но скатываться до самоубийственного вопроса ещё и о крыльях она не стала, и вместо этого расцепила руки, расслабилась и наклонилась к сумке, ухватываясь за неё обеими ладонями и поднимая на диван, между собой и Кьярой.
– Просто Нэнси Дрю и секрет забытой сумки, – задумчиво проговорила она, изучая ту со всех сторон и не решаясь ухватиться за молнию и потянуть. Вещи всё-таки были чужими, и кто знает вообще, что там Дайре с подружкой собирались взять с собой в укрепляющую отношения поездку. Краснеть Мэв не собиралась, но неловко всё равно было.
Начать с малого? Или распотрошить её сразу – раскрыть и вывернуть на диван, чтобы ненароком вернувшийся Дайре обнаружил сестру и соседку в ритуальном зависании над его вещами? Мэв медленно провела по прорезиненным бокам, пальцами чувствуя каждый шов, каждую эмблему. С артефактами иногда от прикосновений случалось разное, но сумка собой и осталась. Ни-че-го. «Ничего снаружи», – поправила Мэв сама себя, решив, что это всё-таки принадлежит Дайре, не Джул. Пока что не Джул, раз уж он всерьёз собрался на ней жениться и сделать всё их личное общим.
Решив, что хуже её отношения с обоими Риганами уже не станут, Мэв всё-таки взялась за язычок молнии и медленно потянула его в сторону, оставляя себе возможность вовремя зажмуриться и ничего непотребного не узреть. Ничего такого там и не оказалось – бумага, неожиданно много бумаги для Дайре, вогнанный в спячку планшет, узлы проводов, потрёпанная жизнью и временем тетрадь с простой обложкой, пустая обёртка от шоколадки, которую Мэв на прошлой неделе неосмотрительно оставила на барной стойке. Оценив, что ничего особо важного там нет, она всё-таки взяла сумку за нижние углы и перевернула парой варварски-простых движений.
– Тебе ведь нужны документы, когда ты куда-то едешь, даже по стране, правда? – да и остальное всё Дайре наверняка нужно было. Он бы не сбежал от них без планшета и своего деревянного сувенирного бэтаранга. Мэв не сомневалась, что не сбежал бы, но деревяшка, когда она взялась за неё, была холодной и словно бы только вытащенной из подарочной коробки. Очень забытой. Мэв с волнением сжала бэтаранг в ладони и второй рукой потянулась за телефоном. – И планшет, – пробормотала она, – и это его карта из того бара, в котором десерты подают как коктейли, мы туда ходили, когда… – Мэв заткнулась и собралась, а телефон возле её уха всё гудел, и гудел, и гудел и никуда не дозванивался, так что хотелось его тоже кинуть в и без того пострадавший телевизор. Быть Нэнси Дрю – без пугающей музыки, головоломок и бесконечных вторых шансов при любой оплошности, – ей не очень-то и нравилось.

+2

15

Мэв взялась за сумку, и хотя Кьяре это отчаянно не нравилось, возражать она не стала. Тем более, что сумка была хорошим способом отвлечься от того, что происходило сейчас с ней, а когда ей выпадали такие удачные возможности, она всегда ими пользовалась.
В сумке было столько бумаги, будто совсем иной Риган в их семье был контркультурным поэтом на страже хайпа. В сумке были провода, которые Дайре никогда бы не оставил, если бы брал гаджеты, и гаджеты, которые он просто никогда бы не оставил. Там были этикетки, упаковки, много мусора и фанатская деревяшка, похожая на хипстерскую экологичную, но довольно крутую интимную игрушку. За ней Кьяра и тянуться не стала, уступив Мэв.
- Мне ничего не нужно, когда я еду по стране - я же ангел.
Ей понравилось, как это звучало. Кьяра редко говорила о том, кто она, вслух, и каждый раз слово звучало полновесно, глубоко, как что-то, что стоит ценить, как что-то, что тянет шею, но почти неощутимо, почти приятно - наверное, так тянуло шею кольцо Саурона.
- Я и так справлюсь. Но вот Дайре - он не такой. Ему документы нужны.
Она задумалась, дожидаясь, пока из разодранной памяти покажется что-то полезное. Высматривала воспоминания, похожие на черные блестящие спины рыб в черной блестящей горной реке.
- Она сказала мне забыть о разговоре, забыть о ней всякое. А я даже не видела, что она вот как ты. Она не сказала - вы все не говорите о таком. Вот ты - ты почему не сказала мне? Почему ты не сказала мне, Мэв? Не суть.
Кьяра потрясла головой.
- Зачем она уволокла нашего мальчика? Давай, ты больше разбираешься в этом.

+3

16

Кьяре её ответ не требовался, но Мэв всё равно на мгновение оторвалась от изучения вещей Дайре, подняла на соседку голову и сказала очень внимательно то, что раньше никому не говорила. Ей мало с кем удавалось это обсудить, даже настолько поверхностно, и упускать шанс как-то не хотелось.
– Потому что на дворе двадцать первый век, но многие до сих пор очень не любят потомков, – она выдержала этот взгляд, а потом всё-таки опустила голову, продолжая поиск хоть каких-то зацепок о том, куда делся Дайре и что за подружку он там себе нашёл. Мэв не слишком понравилось быть проассоциированной с этой неведомой Джул – даже её не зная, она чувствовала, что они мало похожи одна на другую. Хотя бы и потому, что она бы так топорно на имени не слилась. – Ну, знаешь, в Доме иногда некоторые прям при мне спорят, можно считать нас достаточно человекообразными или нет, – от досады Мэв случайно с излишним рвением взялась за сбежавший из вороха бумаг лист и оставила после себя рваную линию, сразу же разжала пальцы – просто пальцы, не когти, но она всё равно досчитала до трёх, чтобы успокоиться, – и позволила тому спланировать над диваном куда-то в сторону пола. Вместо него Мэв схватилась за тетрадочку, странным образом из всех вещей Дайре выбивавшуюся. Она и заполнена была каким-то не его почерком и даже не почерком Кьяры. – И нет, я пока вообще не понимаю, в чём я должна… чёрт.
Мэв чуть не откинула от себя тетрадку, но кое-как удержалась и вместо того уже грубее выругалась на гэлике, пролистывая и находя так напугавший её символ и на других страницах тоже. Словно кто-то расписывал ручку, задумываясь, – или тщательно копировал раз за разом, чтобы выучить и не допустить случайной ошибки, при которой ты вместо заветного желания получишь поросячий хвостик. Она подалась вперёд, раскладывая тетрадь между собой и Кьярой и призывая ту временно отложить все их видовые недоспоры и подумать об этом серьёзнее.
– Кажется, у нас большие проблемы, – Мэв откинула волосы назад и поджала губы, пытаясь разобрать окружавший рисунок текст. – Я в прошлом месяце описывала один артефакт, и вот эта штука, – она указала на звезду, в которую сходились двенадцать раскиданных по условно ровному кругу идолов, – была выкована в узоре одного очень кровожадного кубка. Его… А, без разницы, – читать Кьяре лекции по истории утраченной артефакторики прошлого было решительно некогда. Она вдруг осознала, что за окном – Самайн, и если кто-то что-то такое и задумал, то время – самое подходящее. – Если бы ты решила принести в жертву человека – здесь, в Дублине, в Ирландии, сейчас, – то куда бы ты пошла?

Отредактировано Мэв Маккенна (06-05-2018 01:35:52)

+3

17

- Несчастненькие потомки, - посочувствовала Кьяра, но на этом и унялась.
Что если бы потомки пореже использовали свои способности и внушали людям и порядочным ангелам то, что никому, кроме потомков, не нужно, она говорить не стала. Мэв наверняка и так была в курсе. Сложно было поверить, что ей ни разу никто не дал что-то такое понять.
Тем более, что отвлекать ее теперь Кьяра не хотела. Мэв стала рыться в бумагах и, кажется, что-то даже нашла. Она выругалась, для большей аутентичности, по-ирландски, и Кьяра приняла заинтересованный и сосредоточенный вид. В беде был Дайре или нет, потомком была Мэв или нет, ей нравилось, что они могут начать общаться теснее. Конечно, преследование, выслеживание и внушение были не лучшей основной для отношений, но у Кьяры случались завязки и похуже, так что не ей было судить.
Из этих размышлений ее вышибло словами Мэв, которая, как выяснилось, еще и была связана с Домом, работала с какими-то артефактами и в целом, похоже, вела куда менее скучную жизнь, чем о ней можно было подумать. Зачем человеку, и так занятому в артефактах и делах Дома, тащить домой поросят и переводить вино на груши, было выше понимания Кьяры. Но и об этом спрашивать сейчас было не время.
- На Темпл-бар, - сразу же ответила она. - Там туристов куча, спрятаться легко, а они еще и решат, что это театрализованное действо только ради них. Ну или в Феникс-парк - там олени. Олени знаешь как мясо уплетают? Останки спрятать проще простого. Ну или, если бы у меня совсем фантазии бы не было, я бы поехала на какую-нибудь там Тару или на холм Опеки, который Тлачет-там, ну ты поняла. Но так, стоп. Принести человека в жертву, ты говоришь? Ты думаешь, эта хочет принести кого-то в жертву, и ей нужен Дайре. Так, постой, то есть она Дайре собирается приносить? Дайре? Моего Дайре?

+3

18

– Твоего Дайре, – резковато отозвалась Мэв и почти сразу устыдилась: Кьяра тут и понимала меньше, и переживала наверняка больше. Ей Дайре всё-таки братом приходился, это Мэв он просто очень нравился как сосед и приятель, а то, что его безрассудная и поспешная женитьба, по всей видимости, выходила результатом внушения, возвращало ему утраченные за вчерашний вечер баллы добрососедства.
Она вскочила и принялась кругами ходить по гостиной, не в силах сейчас удерживать себя на одном месте. Всё было плохо, так плохо, что только в Дом и звонить. Но они там пока соберутся, пока кого-нибудь из сотрудников отыщут, пока отправят их непонятно куда и непонятно зачем… Ух. И это ещё при том раскладе, в котором им поверят, а не сочтут их слова хэллоуинской шуткой. Мэв чуть не споткнулась о журнальный столик, с упорством желавший ей смерти второй день подряд, и пнула его в ответ. Хотя бы для того, чтобы устроить им выволочку за разрушенную гостиную, Дайре должен быть жив.
– Так, – попыталась она успокоиться и взялась за тетрадку Джул, словно в той остались ещё какие-то подсказки. Всё ритуальное там странным образом уместилось между совершенно бытовыми заметками – списками покупок, именами и телефонами, какими-то цифрами со значком евро рядом, плюсами и минусами. Нигде ни слова про «я собираюсь убить человека». – У нас должно быть время до… полуночи, наверно? – она хотела посмотреть на часы, но поймала взгляд Кьяры и не смогла отвернуться. Это не она, Мэв, здесь умела успокаивать наверняка, без подспудной мысли о том, что что-то не так сказала или сделала. Этой мысли вторила следующая: ангелы наверняка, как и потомки, не могут использовать свой дар на самих себе. Иначе это было бы читерство. – Технически, у нас четыре крыла на двоих и есть возможность осмотреть и Тару, и холм Опеки, – она прикинула перед мысленным взором карту Ирландии, подкрутила масштаб. Получалось не так уж и далеко – если лететь, а не идти пешком или добираться общественным транспортом. У Джул-то была машина Дайре, не ведавшая ещё скоростных границ кроме тех, что положены законами физики. – Остальное в городе, я не думаю, что она настолько рисковая, – это прозвучало неуверенно. Джул всё-таки собиралась убить человека, их с Кьярой Дайре, обменять его жизнь на что-то для себя. Это уже выбиралось за пределы понятия «рисковая» в её картине мира.
Подобие плана – плохонькое и невнятное, но хоть какое-то уже, – успокаивало. Всё остальное – нет. Джул могла выбрать и другое место, могла вообще попытаться соорудить алтарь у себя дома, а Кьяре просто сказать, что они куда-то едут, чтобы с неделю они о Дайре и не думали. В этом всём было слишком много «могла бы», и Мэв от досады схватилась за голову, запустила пальцы в волосы, обратила лицо к потолку, словно там вдруг мог появиться ответ.
– У этой его бэт-машины вообще есть какая-нибудь система отслеживания? – без особой надежды спросила она у Кьяры. Может, им надо было обратиться в Гарду? Да нет, там ещё скорее подумают, что они просто упоролись чем-нибудь в честь Хэллоуина. – Или, может, у вашего отца есть какая-нибудь система отслеживания вас?

+2

19

Мэв, оказавшись потомком, стала вдруг какой-то резковатой и даже почти злой. Теперь ей не нравилось, что у Кьяры есть хоть какое-то собственническое отношение к Дайре. Возможно, это она так нервничала, возможно, ревновала. Кьяра смотрела на нее, пытаясь точно определить, что это, пока Мэв металась по комнате и рылась в вещах из сумки раньше. С Кьярой впервые происходило что-то интересное сверхъестественного рода. Она была уверена, что в таких случаях нужно просто связаться с Домом, и там все уладят. Теперь выходило, что кусочек Дома в лице Мэв был и тут - и своим хваленым спокойствием и способностью держать все под контролем этот конкретный кусочек не отличался.
- Я не слежу за Дайре, ничего не знаю про его машину, а если у папы что-то такое есть, то оно не настроено на меня, так что...
Возможно, папа просто ее и не искал. Может, сначала это было так, чтобы проверить, не будет ли она светиться. В конце концов, он же получил то, что хотел - она перестала мешать его репутации и бизнесу.
Она потрясла головой. Думать об этом сейчас было совершенно не к месту. Тем более, что в ней росло что-то такое, похожее на беспокойство и тревогу. Их Кьяра тоже постаралась придушить. Им сейчас нужны были скорость и немного удачи.
- Летим, - она встала резко. - За город, в город, куда угодно. Если ты права, вытащим мелкого человечишку. Если нет - ну, просто отпугнем от него его девушку.  Оба варианта подойдут.

+2

20

Система отслеживания машины с какого-нибудь планшета им бы сейчас очень помогла – хотя бы сразу представили, куда Джул повезла Дайре, – и Мэв по-настоящему расстроилась её отсутствию. У неё и среди артефактов дома ничего такого не было, что помогло бы найти потерянное, словно все чудеса мира, предназначенные для них, разом закончились. И оставалось теперь только лететь и искать так, высматривать их среди тех, кто соберётся сегодня в сакральных местах Ирландии, выбирать среди всех машин этот приметный автомобиль Дайре, так похожий на бабушкин.
– Возьми куртку, – потеплев голосом, посоветовала она и скатала тетрадку Джул в трубочку, решив, что она может им пригодиться, если та хотя бы успеет начать. Думать об остальном сейчас, пока ничего не было ясно, она не хотела и не собиралась. – Там сегодня прохладно. И телефон тоже: если найдём его или машину – позвоним одна второй, чтобы разобраться с этим вместе, идёт?
Она отыскала свою ветровку и переобулась обратно в уличное, торопливо собрала волосы в хвост – это только в рекламах какого-нибудь дезодоранта удобно летать в платье и с распущенной копной. В реальности Мэв в первую же попытку чуть не закончила свою подростковую жизнь на макушке соседского клёна и с тех пор научилась собирать волосы в хвост и иногда ещё – прятать под одежду, чтобы не огребать по щекам. Она задумчиво уставилась на растрёпанную и коротко стриженную макушку Кьяры и впервые задумалась о том, не было ли это радикальным решением подобной проблемы. Часто ли Кьяра вообще летала? Смогут они сейчас преодолеть расстояние до соседнего графства или полягут где-нибудь по дороге? Поняв, что снова начинает нервничать и паниковать, Мэв мысленно себя одёрнула и покрепче зашнуровала ботинки.
– Жду тебя на чердаке, – пробормотала она и торопливо устремилась наверх.
Миссис Хоги хранила кучу всякого старья под крышей дома – в основном мебель, не вписавшуюся в интерьер, и какие-то коробки с посудой, тяжёлыми альбомами и сувенирами со всех концов света. Мэв, расчищая чердак в первый раз, несколько недель потратила именно на то, чтобы убедить её продать хотя бы мебель через интернет, а всё остальное как-то само собой встало вдоль стен. В центре теперь образовалась удобненькая площадка, и иногда, когда Мэв куда-то опаздывала, она жульничала и уходила из дома через чердачное окно. Вот и теперь она распахнула его, впуская в полное пыли и времени пространство осенний ветер, и вслед за тем осторожно раскрыла крылья. Это было волнительно – она редко кому из знакомых существ их показывала, а летать любила всё чаще одна. Лёгким усилием воли Мэв пригасила своё пламя, чтобы ненароком не напугать Кьяру, и нетерпеливо подпрыгнула на месте. Всё птичье в ней встрепенулось и устремилось на улицу, в небо, в сторону Тары – и просто.
[icon]https://i.gyazo.com/bcf27fc6a72bea7f9c85117f7b5a9f4f.jpg[/icon]

Отредактировано Мэв Маккенна (15-05-2018 14:18:02)

+1


Вы здесь » Practical Demonkeeping » История » [31.10.2016] Obliteration Charm


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC