«Для звания "Работник месяца" в отделе безопасности надо хоть пару дней не косячить»

"Приметы и суеверия"



Рейтинг: 18+
Жанр: городское фэнтези, мистика

Место: Ирландия, г. Дублин
Время: зима 2016-2017 г.

Разыскиваем!

Practical Demonkeeping

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Practical Demonkeeping » История » [16.10.2016] По ту сторону света


[16.10.2016] По ту сторону света

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://sf.uploads.ru/t/KQrex.png

Участники:
Шон Коннолли, Симон Креван

Время и место:
Ночь, руины лаборатории в Кроухолте, сразу же после событий эпизода Крайние меры

События:
Есть ли ситуации, в которых злейшим врагам приходится объединиться? Например - крайне опасные места под разрушенной лабораторией Симона...

Часть квеста "Земля отцов наших"

+1

2

Обломки лифта спасли ему жизнь. Симон сам верил в это не до конца, когда разлепил глаза. В ушах звенело от грохота и гула, нестерпимо жгло левую щеку и висок, и все тело будто пропустили через мясорубку. Пол был усеян осколками - по счастью, слишком мелкими, чтобы причинить действительно серьезный вред, но достаточными, чтобы изодрать ладони, которыми виверн неосторожно шевельнул вокруг себя. Покореженная панель, топорщась оборванными проводами, нависала над самым лицом, и врач осторожно, стиснув зубы, выполз из-под нее.
Его счастье, что двери не заклинило - при падении одну створку смяло, как бумагу, вторая болталась на честном слове.
Они упали с высоты, должно быть, этажа третьего-четвертого, прикинул Симон, машинально вспоминая устройство лаборатории. И к тому же основной удар принял не он...
Креван облизнул разбитые губы и торопливо огляделся, чувствуя, как по спине пробегает холодок - он вспомнил, кто еще был с ним в падающем лифте.
Где они?
Перевернутая набок кабина, сорвавшаяся с тросов, лежала в полной темноте. Каменные своды, узкого, как колодец, пространства, смыкались почти со всех сторон. Где-то сверху еще доносился грохот и гудело пламя, но здесь, внизу, была упоительно холодная чернота - аж озноб пробирал.
Когда глаза слегка адаптировались к темноте, Симон заметил первого из своих невольных попутчиков: образец Одиннадцать все еще была жива. Но ненадолго. При падении она не успела сгруппироваться, и теперь сипела от боли: острый осколок сломанного ребра пробил легкое. Даже в темноте Симон понял это.
Тем не менее, она все еще была опасна - увидев его, зарычала, собралась, оскалила острые иглы зубов.
Он рванулся к карману - и обнаружил, что безоружен. Он даже не помнил, был ли у него пистолет, когда лифт сорвался вниз.
Она наступала - или, вернее сказать, почти ползла вперед, скалясь. Темная кровь сочилась меж стиснутых зубов, взгляд был безумен. Подыхая, она непременно хотела забрать с собой и своего мучителя, вот только Симон, выжив в падающем лифте и взрыве, не собирался умирать.
Он отпрянул в сторону в момент ее прыжка - длинного, отчаянного, завершившегося неловким, болезненным приземлением на двери изломанной кабины. Одиннадцатая взвыла - а виверн, размахнувшись, всадил ей в шею шприц. Он грозил им Коннолли, но шприц не понадобился - тогда. Сейчас парализующий состав сделал свое дело: она взревела, неуклюже дернулась, с трудом повернулась - и почти сразу же затихла, повернув голову набок. Только глаз - круглый, зверино-желтый, безумный - следил за каждым движением виверна.
Добить ее было бы, пожалуй, почти милосердием.
Пошатываясь, Симон нагнулся к оборвавшейся кабине, распластавшей обрывки троса, щерившейся осколками арматуры. С трудом выдернул из-под ближайшего обломка кусок железной трубы. Распрямился, пережидая, пока перед глазами не перестанут мелькать искры от резкого движения.
Она, наверное, уже все поняла, но не могла ни сдвинуться, ни даже закрыть глаза, когда он подходил к ней с этим обломком.
Череп ему удалось проломить только с третьего удара - руки дрожали от усталости и напряжения. Запах крови сейчас казался отвратительным - были моменты, когда Симон не знал ничего, слаще этого аромата, и жаждал его всем своим существом. Но сейчас спасительное безумие Третьей Дороги не застилало разум - а ведь оно могло бы помочь ему, изгнать цивилизованного Симона, оставив место для дикого Змея, одержимого желанием убивать, чтобы спастись.
Но его не было. Был до отвращения ясный разум и непреклонное "придется". Ему пришлось убить ее, чтобы она не убила его. Ему, вероятно, еще придется убить, чтобы выбраться. Если только демон остался жив.
Демон остался жив.
Симон нашел его, когда, отойдя от неподвижного тела Одиннадцатой в луже крови, несколько раз внимательно осмотрел место крушения. Коннолли лежал в самом темном углу, скатившись в небольшую выемку в каменном полу, не пришибленный ни кабиной лифта, ни упавшими обломками. Живой, но без сознания. Быстро наклонившись к нему, Симон понял, что демон ударился головой. Похоже, сильно, но череп не разбил - веки дрожали, пульсировала жилка на шее.
Виверн закусил губу, положил на эту жилку большие пальцы. Черт! Черт, как не хотелось его убивать: за последние месяцы, - да что там, годы! - только этот мальчишка-демон показал такие результаты, к которым Креван так стремился.
Но если он очнется и нападет...
Симон вновь опустил взгляд на лицо демона и вздрогнул: на него в упор смотрели потемневшие глаза с расширенными зрачками.

Отредактировано Симон Креван (19-12-2017 00:55:52)

+4

3

Сколько прошло времени? Как он сюда попал? Что произошло?
Мысли лениво проворачивались в голове - думать не хотелось вовсе, но, вроде бы, надо было  разобраться... в чем-то - в том, что по прежнему ускользало от понимания. Вроде бы надо, но мозг совсем не хотел работать и соображать. Лучше уснуть - лежать не двигаясь и не думая. Но однажды проскользнувшая мысль уже не давала покоя.
Он всматривался в темноту, пытаясь вспомнить, как его сюда занесло.
Голова гудела. Тянуло болью руку и спину... и крыло... Да, у него же крылья.
Пахло кровью.
Он попробовал приподняться, опираясь руками о разбитые плиты, которыми был выслан пол. Крылья за спиной шевельнулись, расправляясь, осыпая с перьев крошки камня и штукатурки. Тело пронзило болью, внезапно-резкой и острой, чтобы вытерпеть. Он охнул и опустился обратно на пол. Слишком лихо взял с места - медленнее надо, осторожнее. С крыльями было что-то не то, но что именно, никак не всплывало в памяти. Надо было бы посмотреть... Но что тут, в темноте, рассмотришь?
Рядом раздался крик - дикий, нечеловеческий, больше напоминавший рычание зверя. Он обернулся на звук. Взгляд выхватил из темноты две сцепившиеся, борющиеся фигуры, и сразу захотелось убраться куда-нибудь подальше от опасности. Пусть разбираются сами, он-то тут причем? Лучшее - затаиться и переждать, а потом потихоньку выбраться... куда-то. Ведь где-то должен быть выход, если уж как-то сюда занесло. Но выход, если и был, прятался в тенях, и пока что рассмотреть его казалось делом запредельным.
Несколько ударов - и фигура в темноте осталась одна. Кровью запахло сильнее, и Он понял, как чертовски голоден. Вот зачем убивать ту тварюшку так бесполезно, если можно ее сожрать? Если бы Он смог поесть, то чувствовал бы себя в разы лучше. И сильнее.
Но нет. Добыча не его.
Все глупо и бесполезно.
Он замер, присматриваясь и принюхиваясь, сам себе напоминая зверя. Фигура, бредущая в темноте, приближалась...
Не заметит? Пройдет мимо? А если нет?
Оставалось затаиться, выждать момент и напасть.
Кто бы там ни был, от него исходила угроза, и Он затих, не шевелясь и полуприкрыв глаза.
Человек подошел ближе, присел рядом, но ничего не предпринимал. Сейчас бы свернуть ему шею, вцепиться в горло, - кровью пахло так заманчиво! - но Он медлил. Лицо человека казалось знакомым. Но кто он? Враг? Друг? Кем бы ни был, он что-то значил в его жизни, и если убить, то получится ли вспомнить?
Медлительность дала свои плоды, и теперь Он встретился с человеком взглядом. И что в нем - страх, сожаление, интерес? В темноте нюансы ускользали - точно не рассмотреть: все серо, туманно, расплывчато - не разобрать деталей, как ни старайся.
- Кто ты? - Он не вытерпел и заговорил первым.
Внезапно пришло в голову, что имени своего он тоже не знает.
Но ведь имя должно было быть! Это важно!
Страх от невероятного открытия перехлестнул даже боль.
Он снова приподнялся, пытаясь сесть:
- Что это за место? Как мы сюда попали?
Теперь было уже плевать, нападет человек или нет. Ему нужны были ответы. Много ответов. Сейчас и сразу на все вопросы, что рождались в голове с невероятной скоростью.
Он заметил в руке человека палку и предупредил:
- Убери, иначе я тебя убью.
Как-нибудь. Как получится - он не думал над деталями: голод скребся внутри горла, кровь манила.
Но ответы были важнее. Намного важнее.

+3

4

Глаза у демона были совершенно безумными, взгляд - растерянным и диким, и Симон уже приготовился отразить его нападение, когда...
...когда Шон вдруг заговорил. И первый же его вопрос поставил виверна в тупик.
- Кто я? - повторил Симон, отпрянув от него на шаг назад. - А ты... меня не помнишь?
На мгновение он решил было, что Коннолли притворяется, но тот, пытаясь подняться, выглядел так, как выглядит человек, внезапно пробудившийся ото сна. Очень долгого, глубокого и тяжелого сна.
А еще - Потомок внезапно ощутил это совершенно отчетливо - в нем необычайно ярко чувствовалось его демоническое начало, словно наконец-то выстрелила свернутая тугая пружина, или вспыхнули лишь тлевшие до этого момента угли. Голод. Настороженность. Готовность убивать. Затаенная агрессия. Подавляемый страх. Весь этот пылающий клубок был в нем и раньше, но теперь ощущался совершенно иначе.
Неужели..?
Симон даже подался вперед, настолько сильнее страха оказались в нем любопытство и радость - тот азарт, что всегда перевешивал в нем благоразумие. Вгляделся, насколько позволяла темнота, в напряженную фигуру Коннолли, поймал звериный блеск в расширенных глазах. Демон был похож на дикое животное, достаточно разумное, чтобы осознавать себя как личность, но отдающее волю, скорее, инстинктам, чем мозгу. Совсем как тогда, во время кровавой бойни в Кроухолте...
Сыворотка, взрыв и удар стерли тонкую грань между человечностью и инстинктивным, демоническим стремлением к разрушению.
И он все еще готов был разорвать виверна на куски. И вполне мог это сделать.
- Я - Симон, - проговорил Креван, все еще сомневаясь. Проследил за направлением взгляда Коннолли и медленно, как при контакте со зверем, положил звякнувший кусок арматуры на пол, толкнул его в сторону от себя. - Я... твой друг. Неужели ты не помнишь? На нас напали, и мы провалились сюда, спасая свою жизнь.
Мысли лихорадочно метались в голове, переборов и боль, и страх, и опасность этого незнакомого темного коридора. Коннолли - почти совершенный демон, и убивать его сейчас, да еще и в такой невыгодной позиции - это почти что совершить преступление против всего дела его жизни. Но насколько глубоко потрясение, стершее его воспоминания? И действительно ли демон просто не играет, обманывая его бдительность?
Но Шон, которого он успел узнать, действовал бы сразу же, как только Симон подошел к нему, и свернул бы ему шею безо всяких разговоров...
- Ты практически спас нас, когда мы упали, - осторожно продолжил виверн, развивая мысль. - Ты - Шон, мы... кучу лет знакомы. Ты вообще что-нибудь помнишь?
Он все еще был готов рвануться в сторону и защититься, если потребуется.

Отредактировано Симон Креван (07-01-2018 21:45:16)

+1

5

(с Симой)

- Шон... Вот дьявол, - он потер рукой висок, вляпался во что-то липкое и поднес руку к глазам, рассматривая. 
Кровь? Она. Запах не спутать ни с чем другим. Головой приложило, значит, неслабо. Но имя... Имя было знакомым. И Симона он тоже знал: как и почему терялось в памяти, но знал - точно. 
- Сильно меня задело... - Шон поднялся на колени, ухватившись рукой за плечо Симона. - Послушай... Это странно, но в голове вообще пусто. Что мы здесь делали? Что произошло? Кто на нас напал? 
Симон внимательно, пристально смотрел на него, протянул руку, помогая ему подняться.
- Напали из Дома, - проговорил он, удерживая Шона на ногах. - Ликвидаторы. Не могли смириться с тем, что мы... делали. Ты помнишь, кто в Доме? Помнишь, кто ты и кто я? - он осторожно прикоснулся к черным перьям на крыле Шона.
- В доме? - демон призадумался, вспоминая, где он обитал до этого момента, но не обнаружил в памяти ничего подходящего. - Понятия не имею... Логично, что я где-то жил, но давай позже, - голова начинала болеть сильнее, пульсируя в висках волнами. - Что, нахрен, за ликвидаторы? Давай по порядку, должен же я хоть что-то вспомнить! 
Шон шевельнул крылом, но тут же поморщился от боли. 
- Давай не сейчас, - Симон покосился наверх, откуда упала кабина лифта, затем взглянул Шону в лицо. - Они еще могут быть здесь, так что опасность меньше не стала. Ты идти сможешь? Тебе нужна энергия...
Он огляделся по сторонам, но кроме Одиннадцатой, в которой еще слабо билась угасающая жизнь, никого подходящего не было. Поймал взгляд Шона, который смотрел в ту же сторону.
- Хочешь... забрать?
- Похоже, крылья переломал, но идти смогу, - демон посмотрел туда, где недавно Симон боролся с непонятным Существом. Голод усиливался, но пока еще контролировался. Не пожрать в ближайшее время - кто знает, что тогда будет? - Там тот, кто на нас напал? Ты ж его убил, что там забирать... Что мы с тобой вообще натворили? 
- Я врач, - Симон нервно оглядывался, стараясь, тем не менее, контролировать, что говорит. Оступиться сейчас было очень опасно. - Я разработал лекарство, которое помогало бы таким, как мы. Но Дом не может допустить его распространения, иначе не сможет вести им учет. Поэтому они... разгромили все, что я сделал, все, над чем я... мы... работали, - в голосе виверна прозвучала неподдельная боль. - Может, нас посчитали мертвыми. Кстати, попробуй убрать крылья, сейчас они только мешают. Сможешь?
Он положил ладонь Шону между лопатками.
- Сосредоточься. Может быть больно, но так надо. Как выберемся, помогу тебе их подлечить. Хорошо?
Шон честно попробовал. Сосредоточился, стараясь игнорировать и боль, и тихие шепчущие голоса в голове, но ничего не вышло. Он сжал зубы, стараясь подавить стон и сильнее вцепился в плечо Симона. 
- Да хрен с ними, давай выбираться... - в сознании ярко отложилось то, что их с врачом хотят убить, и теперь мысли заполняло не столько беспокойство, что с памятью не все в порядке, сколько то, что первоначально надо вообще еще спастись. - До выхода далеко? Где мы сейчас находимся?
Симон машинально поддержал его, чувствуя, как неровно пульсирует в демоне нестабильная энергия. Лучше бы он согласился потянуть энергию умирающей твари. Лучше бы убрал крылья. Но заставить его виверн не мог, а так - все еще впереди.
- Мы... - он сощурился. Зрение уже привыкало к темноте, и впереди виднелся узкий лаз, с трудом пролезть взрослому человеку. - Под Кроухолтом. Раньше здесь были руины, если я правильно помню, но под котлован почти все их расчистили. Отсюда можно выбраться... я думаю. Главное двигаться быстрее, я не знаю, скольких еще послали нас убить. Пошли. Обопрись на меня.
Крылья демона с тихим шелестом волочились по каменному полу, засыпанному обломками. Помогая ему подтащиться к разлому в стене, Симон в который раз мысленно поразился, насколько легко Шон принял свою новую реальность.
Это было и к лучшему.
- Пролезешь? Давай я сперва, - виверн оперся исцарапанными руками о края пролома, пытаясь оценить их ширину, медленно протиснулся внутрь. На мгновение громада земли, нависшая над ним, показалась непреодолимо давящей. Если она сейчас обрушится...
Симон сжал зубы и рывком выбрался по другую сторону пролома.
- Да ты шутишь!  - прошипел Шон с другой стороны лаза. - Я туда с крыльями не протолкнусь! Это и есть выход? И по-другому никак? - он всматривался в темноту, но рассмотреть, что там скрыто, не мог - слишком уж далеко, даже самого Симона не видать. И от этого становилось еще более жутко: Симон сейчас являлся той единственной ниточкой, что связывала с потерянной реальностью, и остаться без него Шон боялся еще больше, чем остаться совсем без крыльев. - Ла-адно... Хрен с тобой... - он полез вперед, как и думал, застрял и рывком дернулся в темноту, рассыпая по камням перья. Ему даже послышалось, как что-то хрустнуло - то ли осыпавшиеся камни, то ли треснувшие кости. 
- Не нервничай! - голос Симона по другую сторону был спокойным и размеренным. - Выдохни. Я здесь. Убери крылья, слышишь? Ты можешь слишком их помять. Не думай ни о чем, крылья - это энергия, ты можешь ее контролировать. Давай со мной, на счет три: раз, два...
Шон чуть не послал Симона ко всем чертям. И так хуево, а он еще со своими раз-два-три! Но   то ли он все же неосознанно прислушался к его словам, то ли, наоборот, от злости стал сильнее, но крылья убрались, исчезнув и позволив выкатиться наружу - снова в темноту, но уже по другую сторону пролома.
- Самолично прибью всех, кто меня сюда загнал, - пообещал Шон, поднимаясь на ноги. - Вспомню и прибью.

Отредактировано Шон Коннолли (03-01-2018 16:55:10)

+1

6

Это была не просто пустая угроза, и Симон это понимал. Сейчас он видел, каким демоном может стать Коннолли, и на что он может оказаться способен, но не это было самым важным.
Кого он будет считать врагом, а кого - другом, вот что было важно. За то время, что Шон был его пленником, виверн успел немного изучить его, достаточно, чтобы понять, что за друзей демон порвет, не колеблясь - черта, которой Симон никогда не наблюдал в ком-то из своего собственного окружения.
- Цел? - виверн удержал себя от того, чтобы покровительственно похлопать подопечного по плечу, как зверя, совершающего успехи в дрессировке. - Терпи. Выберемся - я все поправлю...
Оставалась самая малость: выбраться.
По ту сторону пролома узкий каменный лаз раздавался в небольшой зал, своды которого терялись в темноте, а четыре грубо вытесанных колонны по углам поддерживали потолок. Из зала вел один узкий, крутой проход, поднимавшийся вверх, творение древних - тех, кто был до Кроухолта и единственное их наследие, которое удалось найти Симону. В свое время, когда лаборатория еще только закладывалась, виверн лично побывал здесь и обшарил каждый угол, простучал каждую стену, но никаких следов присутствия древних не обнаружил, что его несколько разочаровало.
- Мы предположили, что здесь могли быть захоронения Туата де Даннан, - объяснил он Шону, оглядываясь в поисках дальнейшего пути. Вряд ли демону сейчас нужна была эта информация, но Симону казалось, что лучше говорить, не позволяя ему погрузиться в свои мысли или попробовать что-то вспомнить. - Залы таких масштабов как раз соответствуют. Но никаких самих останков не нашли, а копать дальше было опасно, все это могло обрушиться...
Он не закончил, остановившись и насторожившись. Единственный выход из зала был завален - каменная колонна, давшая трещину, повалилась от взрыва, перекрыв собой обточенный дверной проем. Но этот же взрыв открыл и нечто... другое. Новое - будто в холодном, затхлом воздухе зала повеяло ледяной струей сквозняка, пробравшей до мурашек, тихим шепотом, зовущим вперед.
Ощущением Силы, заставившим Змея внутри него поднять голову и хищно принюхаться. Почему-то именно сейчас пришла в голову мысль, что он давно не чувствовал Зов, и не носил с собой спасительных таблеток.
А может, это было и к лучшему - здесь, в подземелье, когда наверху - пожар и возможные враги, а прямо за спиной - ненадежный и сомнительный союзник, который в любой момент может стать врагом?
- Я... - Симон потер лоб, возвращая себя к реальности. - Там...
Слова давались с трудом. Но Шон и сам должен был ощутить это - он, уже припавший к источнику Третьей Дороги, уже способный чувствовать отголоски мистического присутствия.
- Туда.
За колонной смутно, будто чернота на фоне чуть меньшей черноты, виднелся неровный, щерившийся осколками камня лаз. Из него и пахло тем странным, диким, влекущим и пугающим одновременно.
Пахло смертью.
Пахло Силой.

Отредактировано Симон Креван (08-01-2018 12:58:58)

+1

7

Снова в нору? Снова не пойми куда! Шон не горел желанием лезть в неизвестность, но и оставаться одному в подземельях не хотелось еще больше. 
- Симон, погоди, - он ухватил своего провожатого за плечо. - Ты уверен, что там выход? 
Из дыры тянуло затхлостью и старьем, но вместе с тем шестым чувством ощущалась и скрытая сила, готовая проснуться, стоит нарушить покой подземелий - голоса в голове становились громче, превращаясь пусть до сих пор еще неясный, но уже постоянный шум. Шум этот Шону не нравился, нервировал, хоть и манил куда-то в прекрасную даль. 
- Как я понимаю, нормальный выход завален? - демон прекрасно рассмотрел, что ступени лестницы, по которым они начали было подниматься, оказались засыпаны камнем и теперь упирались в стену. - А позвать на помощь не можем? У тебя есть телефон? - он машинально хлопнул себя по карманам. - У меня, видимо, нет. 
- Телефон? - Симон вздрогнул, словно почти уснувший человек, дремоту которого внезапно оборвали. Через несколько секунд его взгляд снова стал прежним - острым и цепким. Он посмотрел на Шона, похлопал себя по карманам и извлек рацию - наполовину расколотую, издавшую при включении шипение и треск.
- Карл? - без особой надежды позвал виверн в рацию, и ответа, как и ожидал, не получил. - Бесполезно. Наверное, он не стал ждать, и уже улетел. Придется самим...
- Карл - это кто? - Шон спешил прояснить для себя как можно больше фактов и поскорее. Он выдохнул, уперся рукой в стену и покосился на провал, казавшийся черной дырой даже на фоне темноты. - Ладно, полезли. Давай, ты первый, а то опять застряну, и протолкнуть меня вперед будет сложнее... И я, наверное, сильно ударился - в голове постоянно шумит, знаешь, как в ширпотребском ужастике, когда, вроде, и голоса, а слов не разобрать. 
- Карл - мой партнер по исследованиям, - коротко пояснил Симон, прекрасно помня, какое отношение у Шона было к Этингеру еще пару часов назад. - А насчет голосов не переживай.
Даже в темноте было видно, как блеснули глаза виверна.
- Я тоже их слышу. Все мы, кто живет здесь, периодически это слышим. Ты привыкнешь.
Он поглубже вдохнул, будто готовясь к погружению под воду, и первым протиснулся в щель. Она оказалась просторнее предыдущей и совсем небольшой - практически сразу же виверн вывалился по другую ее сторону.
И едва подавил вскрик: если бы не привыкшие к мраку глаза, он был бы уже мертв.
Прямо под ногами, в нескольких дюймов от носков ботинок, зиял обрыв - внутри подземной пещеры был еще один провал, невиданная по глубине пропасть, раскрытая пасть черноты. Узкий каменный карниз спиралью спускался куда-то в самые ее недра.
Симон прижался спиной к ледяному камню, осторожно отодвигаясь от проема. 
- Осторожнее, прямо у выхода пропасть, - крикнул он, предупреждая демона и не сводя завороженных глаз с черноты под ногами.
Шон выбрался следом как можно аккуратнее и тоже встал рядом с Симоном, как и тот, прижавшись спиной к неровной каменной поверхности.
- Надо же... Что там? - если бы он был суеверным, то подумал, что нашел вход в саму Бездну: пусть прямой опасности и не чувствовалось, но кожа покрывалась мурашками не от холода, хоть в подземельях и было прохладно, а от подступающего ужаса, ползущего откуда-то из пропасти.
Вопрос остался риторическим: ни Симон, ни Шон не рискнули бы проверять, что находится внизу - оба они хотели кардинально противоположного - выбраться на поверхность. Они двинулись осторожно по узкому выступу, протянутому вдоль стены. Местами он расширялся (быть может, когда-то, до того, как обрушился под гнетом времени, он и весь был таким), затем опять становился до невозможности узким - едва возможно ступить.
- Смотри, - Шон остановил Симона и указал рукой на стену. - Факелы же!
Старые, покрытые слоем пыли и паутины. В один из них Шон нечаянно врезался головой - иначе бы и не заметил. Он достал факел из скобы, удерживающей на стене, встряхнул, ожидая, что тот рассыплется в прах, но ничего не произошло - факел оказался вполне крепким.
- Давай зажжем! Зажигался есть? - Шон поискал у себя по карманам, но не нашел ничего. Интересно... Значит, он не курит? Хотя, отсутствие зажигалки еще не показатель... Да и курить вдруг захотелось неимоверно.
Зажигалка нашлась у Симона (а вот сигареты нет, что обидно), и вскоре темноту подземелий нарушил одинокий огонек, казавшийся маленьким и жалким в огромном пустом пространстве. Симон зажег себе еще один факел - огоньков стало два. Их могло бы быть и больше - сейчас уже стало видно, что факелы крепились вдоль всей стены, но Шон не додумался их зажечь, а Симон упорно двигался вперед, не отвлекаясь на такие мелочи как свет.  Наверное, ему и без света было неплохо - Шон бы этому не удивился, ведь до сих пор врач прекрасно справлялся с поиском дороги и в полной темноте.
Каменный карниз закончился лестницей, лепящейся к стене и все также заворачивающей вниз - прямиком в темную бездну. Идти туда не хотелось, но если выход и был - то только там, как ни странно это звучало - пламя факелов колыхалось от слабого ветра,идущего из пропасти. Вероятно, от взрыва где-то в глубине образовалась еще одна щель в стене или сохранилась со старых времен лестница наверх - на поверхность. Да и выбирать, в общем-то, было не из чего - там, откуда Шон с Симоном начинали свой путь, все входы-выходы почили под завалом.
Лестница спускалась вниз плавно. Стена, к которой она лепилась, постепенно менялась - первоначально обычный камень теперь покрывался искусно вырубленным хитрым орнаментом - цветы, деревья, звери и звезды переплетались сложным узором. Затем потянулись вставленные в стену огромные каменный плиты - расположенные друг от друга на расстоянии шагов тридцати. Они тянулись вниз насколько хватало глаз вдоль всей бесконечной спиральной лестницы, и Шону в голову не могло прийти, что подобное значит. На каждой плите имелась выбитые слова, - целые строчки слов! - но понять их смысл не вышло даже приблизительно, демон подобного языка просто не знал.
- Как думаешь, - остановил он Симона у очередной каменной надписи, - что это? - спросил шепотом, сам не зная почему. - Какая-то летопись? Или предупреждение, чтобы мы не лезли ниже?
Дна пещеры по-прежнему не было видно, также как и ее сводов.

Отредактировано Шон Коннолли (11-01-2018 19:51:29)

+1

8

саунд

- Не знаю... - хрипло ответил Симон, покачав головой, и облизнул пересохшие губы.
Потоки холодного воздуха, поднимавшиеся из бездны, будили где-то глубоко внутри чувство самого настоящего животного страха - неровного, как приливные волны, то поднимавшегося до самого горла, то вновь отступавшего. Трепещущее пламя факела выхватывало из темноты странные изображения, одно за другим, и обычно холодный разум виверна не давал никаких объяснений тому, как они здесь оказались, и о чем говорили.
Когда волна беспричинного, необъяснимого страха отступала, он негодовал. Все это время под Кроухолтом крылась настоящая бездна загадок и знаний, и как они распорядились ею? Никак - не рискнули рыть глубже, опасаясь обрушения дорогостоящих конструкций лаборатории. Чертовы МакКензи и Этингер!
Но ужас рванулся вновь - вместе с запахом пыли и смерти - и Симон споткнулся, теряя мысль.
- Больше всего похоже на... - он осторожно прикоснулся к выбитому рисунку. На пальцах остался темно-бурый след, словно от засохшей крови. Виверн потер ладонь о джинсы, но след не стерся. - ...на могилы.
Он поднял факел выше, и неровный свет выхватил длинные, бесконечные ряды изукрашенных плит. Сотни. Тысячи. Тех, кто был погребен в этой усыпальнице задолго до того, как сюда пришли люди, а может - и до того, как сюда пришли Существа...
Новая волна холода, рванувшаяся им навстречу из черных глубин, заставила умолкнуть. Он видел отражение факела в зрачках Шона, поверх поглощавшей это место тьмы, и он видел, что демона поглощает тот же страх, что и его самого.
Но здесь можно было пройти. Эти ступени, ведущие в пустоту, были единственной дорогой, которая у них оставалась.
Несколько десятков ступеней они прошли в молчании. Затем еще сотню. И еще. Симон потерял им счет. Мертвые смотрели на них со стен, отделенные от слабого огня факелов лишь каменными плитами, и их присутствие ощущалось так явно, что виверн переставал понимать: живы ли до сих пор они сами, или бесконечно бредут по черной лестнице уже в посмертии?
Или он впал в кому после падения лифта, и теперь видит лишь то, что обрывками смутных видений дарила сила Третьей Дороги? Но тогда как рядом находился Шон?
Ступени внезапно ушли из-под ног, превратились в широкую каменную площадку. Украшенные плитами стены вздымались по сторонам, словно колодец, и они достигли сейчас самого его дна. Места, где не бывал до сих пор никто с поверхности Кроухолта.
И впервые в жизни Симону не хотелось изучать неведомое.
- Там... - он тронул Шона за рукав, шепотом направляя демона. Выход. Маленькая дверь в дальнем конце зала. Он, скорее, обонял его, чем видел, но почти не сомневался, что это был он.
И тут факел в его руке погас.
Порыв холодного ветра промчался по каменному колодцу - такой мощный, что загасил все их слабенькие источники света. Он принес с собой страх - ужас, настолько невообразимой глубины, что Симон вжался в спину демона, шатнувшись назад.
В воцарившейся темноте кто-то был. Шуршание тяжелого тела по каменному полу. Тяжелое дыхание чего-то невообразимо огромного. Смутные очертания силуэта, теряющегося в тенях.
Оно было здесь. Оно обитало здесь. И оно чуяло их, видело, но проявляло не больше интереса, чем к мошкаре, случайно залетевшей в логово древнего чудовища. И тем не менее, от одного его присутствия виверн выронил факел, лихорадочно рванулся в сторону, увлекая за собой Шона. Холодный пот заливал глаза, а сердце билось с такой силой, что собственный пульс заглушал размеренное дыхание того неведомого, что выползло из бездны.

Отредактировано Симон Креван (14-01-2018 13:43:38)

+1

9

Темнота, поглотившая жалкие лепестки света, заполнила собой все пространство. И это было хреново: Шон чувствовал, как Симон ухватил его за локоть, потащив куда-то в сторону, слышал шорох движущегося по каменным плитам тела неведомого существа, но не видел вообще ничего, словно плотно закрыл глаза, что было, конечно же, наоборот. Он хотел видеть, но не мог. Как это удавалось Симону, оставалось для демона немыслимой загадкой, но доктор в темноте ориентировался прекрасно – и ход в эту пещеру нашел, и пропасти избежал, и сейчас явно знал, куда прятаться. Шон ему в последнем вопросе доверился полностью – выбора не было, от подступившей паники соображалось плохо, из головы вылетели все мысли разом, кроме единственного желания сбежать. Быстрее и как можно дальше.
- Помоги сдвинуть, - попросил Симон.
Шон, скорее на ощупь и наугад, чем понимая, что именно он делает, уперся руками в каменный блок.
Тьма на краткий миг замерла и тяжко выдохнула. Долгий, протяжный звук, похожий на вой, прокатился под сводами пещеры. Шон почувствовал, как в горле встал ком, перекрав весь кислород, и задрожали руки – он торопливо налег на плиту всем весом, моля бога, чтобы та поддалась. В памяти не нашлось ответа, верующим ли он был до этого, да и в кого вообще верил – сейчас все было уже не важно: Шон готов был признать хоть Иисуса, хоть Будду, хоть Кетцалькоатля, только бы жуткая тварь до них с Симоном не добралась. Сколько у них времени? Минуты? Секунды? Неужели им суждено было выжить после взрыва только для того, чтобы сейчас оказаться сожранными? Это был самый херовый вариант из всех, что приходили в голову. 
На плиту пришлось налечь со всей силы, и только тогда она поддалась, сдвинувшись и освободив небольшую щель, куда мог протиснуться человек.
- За мной, - Симон ухватил Шона за руку и потянул за собой, тут же проскользнув за плиту.
Демон не заставил себя уговаривать, последовав его примеру.
Темнота рычала и визжала, царапала камень, – от скрежета закладывало уши, - но за беглецами Существо не последовало. Возможно, оно охраняло гробницы и не могло покинуть свой пост, либо банально не пролезло в образовавшийся ход, имея размеры намного его превышавшие. Своды пещеры еще какое-то время содрогались, на голову щедро сыпалась земля, но подземный проход не обвалился – выдержал. Существо замолкло, и мир снова погрузился в тишину – Шон слышал собственное дыхание и бешеное биение сердца, молотом стучащего в висках и в груди одновременно.
- Оно не преследует, - прошептал он Симону, вытирая рукавом холодный пот со лба. Звук собственного голоса успокаивал, и демон продолжил: – Не знаю, что это было, но и проверять бы не стал… Обратно теперь хода нет. Думаешь, выберемся?
- Выберемся… - оптимизма в голосе доктора не слышалось, но его никто и не ждал. Какой оптимизм, когда на каждом шагу такие сюрпризы?
Проход оказался узким (лишь для одного человека), но довольно высоким (не приходилось ни наклоняться, ни ползти на коленях, как через лаз в самом начале пещеры). Почти все на пути увивала паутина, бороться с которой приходилось шедшему впереди Симону. Но паутина казалась ерундой, по сравнению с той тварью, что осталась возле захоронений. И чем дальше уходили от этих захоронений, тем больше отступал страх, и легче дышалось. Проход вел вверх, и Шон уж поверил, что к выходу на поверхность (наверное, также думал и доктор), как внезапно пришлось остановиться.
- Что? – демон в темноте врезался в спину Симону.
- Пришли, - разочаровано ответил тот. – Обвал впереди.
Шон устало привалился спиной к земляной стене:
- Обратно не пойду…
Прозвучало не так уверенно, как предполагалось, но ноги его действительно уже почти не держали.

+1

10

Виверн безнадежно оперся на стену рядом с ним. После пережитого потрясения неровно, быстро колотилось сердце, руки стали ватными. Они в ловушке. Выход завален, через шахту лифта не подняться: его крылья способны лишь на планирование, а крыло Шона сломано. И к тому же, чтобы вернуться назад, нужно было пройти через Нечто, что, свернувшись гигантским змеем, ползало в древних гробницах...
При одной мысли об Этом по спине вновь пробежали мурашки. Кого же они видели? Что они слышали? Действительно ли они наткнулись на Древнего обитателя подземных глубин, Существо из тех, что населяли холмы еще до прихода ангелов и демонов? Или то была лишь игра воспаленного воображения?
Но они оба видели Это. Слышали Это. И не могли вернуться обратно. Ни новообретенная сила Шона, ни быстрый разум самого виверна не помогли бы найти выход. Сколько у них времени до того, как нехватка свежего воздуха, воды и еды начнут медленно убивать их?
Или, быть может, еще раньше нагрянет безумие? То, от которого с таким трудом помогают его препараты, то которое заставит их с Коннолли вцепиться друг другу в глотки в отчаянном стремлении выжить за счет другого?
Симон глубоко вдохнул, медленно выдохнул, пытаясь отогнать панику. В самые тяжелые моменты он всегда предпочитал за-мед-литься, чтобы как следует осмотреться и одуматься. И, кажется, ситуация любезно позволяла ему сделать именно это.
- Когда мы выберемся, я обязательно опишу то, что видел здесь, - он старался говорить спокойно. - И найду способ отправить сюда экспедицию. Такое место нельзя оставить без внимания, даже если оно желает оставаться скрытым. Может, то, что мы видели — прямое подтверждение легендам о Великих Тварях... откуда-то же появились такие, как мы, - Симон криво усмехнулся в темноте. - Как думаешь?
Медленно тянулось время. Темнота вокруг жила — дышала их с Шоном дыханием, двигалась их движениями. Оба беглеца какое-то время молчали. Симон машинально отсчитывал про себя время. Должно быть, наверху уже все затихло. Должно быть, посланцы Дома погибли при взрыве. Должно быть, пожар уже потушен жителями Кроухолта... если только их не перебили. А может, победу одержал Этингер со своими ребятами, и теперь подчищает следы? Как узнать?
Старательно отвлекая себя этими мыслями от темноты и страха, скрывающегося в ней, он не заметил, как рука, которой он на автомате ощупывал обваленную стену, слегка продавилась внутрь.
- Постой-ка... - Симон с новым интересом взялся за изучение находки. - Вот здесь, в этом месте. Чувствуешь?
Он схватил руку Шона и заставил демона исследовать то место, которое заинтересовало его самого.
- Здесь земля, - пояснил виверн свою идею. - Не камень. И если здесь можно копать...
Копать. Пока руки не начнет сводить от усталости. Пока в голове не останется ни единой мысли, кроме одержимого желания выбраться на поверхность. Пока главной целью на следующий час не станет продвинуться вперед хоть ненамного — хоть на полметра.
Их двое, и они пока что еще не ослабели. Симон был готов прогрызать себе путь наверх зубами.
Он молча отпустил демона и медленно, с усилием принялся раскапывать обвал.
Через несколько секунд Шон, так же молча, присоединился к нему.

Воздух.
Свет.
Запахи дыма и травы, прелых осенних листьев и сырого дождя.
Какое-то время Симон лежал животом на мокрой земле, тупо глядя на собственные руки, судорожно вцепившиеся в землю — дрожащие от усталости пальцы со сбитыми ногтями утонули в грязи. Задыхаясь, виверн хватал воздух раскрытым ртом, чувствуя на языке земляной привкус, а на щеках — холодную морось дождя.
Потом до него дошло: они были живы. Прорыли себе путь на поверхность.
Занимался мрачный серый рассвет, почти неотличимый от сумерек.
Креван медленно повернул голову и столкнулся взглядом с Шоном. В тусклом утреннем свете Коннолли походил на ожившего покойника: на волосах и на бледном лице потеки грязи, пальцы сбиты в кровь, одежда испачкана в гари и крови. Наверняка он и сам выглядел так же.
И все-таки они были живы. Прошли сквозь огонь и подземный ад, чтобы выбраться — и были живы.
Симон перевернулся на спину, ловя языком дождевые капли и глядя в низкое серое небо, хмурившееся тучами.
И засмеялся.

+1

11

Они выбрались.
Такой обычный и простой факт казался фантастическим и безумно-прекрасным. Шон, растянувшись не земле, устало закрыл глаза и наслаждался покоем и осознанием собственной все-еще-жизни. Его не смущали ни грязь, ни ледяные струи ливня, ни осенний ветер, завывающий где-то рядом среди ветвей деревьев – все эти ощущения холода и размокшей в грязь земли лишь подтверждали, что он все еще что-то чувствует, а значит, живет. И это было здорово! Наверное, Шон так искренне давно ничему не радовался. Или он попросту не помнил подобных моментов, что вовсе не удивляло в свете возникших проблем с памятью.
Симон смеялся, лежа на спине и глядя в небо. Коннолли посмотрел на него и тоже улыбнулся. А затем перекатился на живот, поднялся на колени и попробовал расправить крылья. Те послушно развернулись, но перелом мгновенно отозвался болью, и пришлось их убрать снова. Зато Шон почувствовал себя практически нормальным демоном – жив, относительно здоров, готов выбираться дальше из той жизненной ямы, в которую его засосало. Разве что жутко тянуло пожрать, – ему не хватало энергии, - но рядом находился только Симон, и сожрать того, кто только что его спас и являлся единственной ниточкой, связывающей с прошлым, было бы просто бессовестно и безответственно.
- Идем отсюда, док, - Шон поднялся на ноги, вытер с лица грязь ладонью (по сути, только еще больше размазал) и помог подняться Симону. – Если нас хотели убить, то могут и искать, и я не горю желанием долго оставаться в том месте, где меня могут пристрелить.
Он осмотрелся, выбирая направление для дальнейшего пути. Наверное, следовало бы выйти к дороге, чтобы ловить попутки до ближайшего города или любого поселения. Но ничего подобного рядом не оказалось: с одной стороны тянулись холмы и поля – абсолютно пустынные и серые, с другой – небольшой лесок, откуда из-за деревьев поднимались в небо клубы дыма.
- Что там горит? – вопрос сорвался с языка сам собой.
- Кроухолт, - хмуро ответил Симон.
Название показалось знакомым и неприятным, и Шон уточнил:
- Что это?
- Небольшая деревня. Была. Судя по дыму, большее ее не существует.
- И ты так спокойно об этом говоришь?
Симон неопределенно пожал плечами, но ничего не добавил.
- Если выберемся к дороге, можем найти транспорт.
- Тогда надо через Кроухолт – так ближе, но ты же сам видишь...
- Есть еще какой-то вариант?
Вариантов больше они не нашли, и двинулись в сторону деревни, осторожно высматривая путь и врагов среди деревьев. Но врагов не было – ни в лесу, ни на маленьком кладбище, где ветер шелестел перьями и вороньими черепами, насаженными на палки, ни в самой деревне. Если бы Шон мог вспомнить ее раньше, то сейчас бы и не узнал. В Кроухолте не осталось ни одного целого здания – одни обугленные остовы. Где-то до сих пор полыхал огонь, но в основном пожар уже выполнил свою миссию, стерев маленькое поседение, и так уже исчезнувшее с карт, с лица земли окончательно. То здесь, то там попадались трупы – прямо на дороге или за заборами своих бывших дворов. И это было пугающе-жутко.
- Что здесь творилось? – Шон остановился у очередного мертвого тела – мужчина средних лет лежал ничком, уткнувшись лицом в разлившуюся у обочины лужу. Коннолли присел и перевернул мертвеца – раны оказались все те же – огнестрельные. – Здесь так запросто столько людей перестреляли… И все безнаказанно? Надо вызвать Гарду. У тебя же есть телефон... – он обернулся к Симону.
Тот скользил отсутствующим взглядом по обугленным развалинам и похоже сам был потрясен не меньше Коннолли.

+1

12

- Гарда не поможет, - проговорил Симон, медленно ступая между дымящихся обломков и разбросанных трупов. - Гарда ничего не сделает. Все это, - он обвел рукой пространство вокруг себя, - устроил Дом.
Судя по лицу Шона, информация о Доме стерлась из его памяти так же легко и просто, как и его собственное имя. Сейчас это было неважно, и Симон почти не задумывался о том, что помнит его невольный спутник, а что - нет.
Кроухолт, место, где он родился и провел детство, лежало в руинах. Жители, которых он помнил с юных лет, и которые впоследствии сами согласились принимать участие в его экспериментах — ради будущего без страха, которое он им обещал — лежали мертвыми.
Он не мог в это поверить. Смотрел на почерневшую землю под ногами, на размытую дождями грязь, отмечал произошедшее какой-то частью своего безупречного, холодного разума, фиксировал в памяти детали — но не мог поверить, что все кончено. Конец его амбициозным проектам и замыслам, конец месту, которое он мог назвать своим тайным убежищем, и куда можно было бы вернуться всегда и в любое время. Конец всему.
Виверн пришел в себя от легкого толчка в бок, непонимающе уставился на Шона. Демон выглядел обеспокоенным, и это выражение искреннего участия на его лице было таким непривычным, что Симон не поверил и ему.
- Здесь жили такие же, как мы, - он тронул носком ботинка тело, лежащее поодаль. Ветер шевелил распластанные тяжелые крылья. Черные, как у Шона. - Существа. Здесь был наш дом... Мы искали бессмертие и возможность спастись... от безумия, - Симон перевел на демона странный, отстраненный взгляд. - Я проводил научные эксперименты, хотел, чтобы мы могли безопасно пользоваться силами, которые нам даны от рождения... я позже тебе все расскажу, - по лицу Коннолли он заметил, что тот едва ли понимает, о чем он вообще говорит. - Ты помогал мне в этом, и ты приехал сюда сам и присоединился к нам...
В общем-то, он почти и не врал. Шон действительно сам явился в Кроухолт, по собственной доброй воле, он никогда не был целью «Уробороса», более того — Симон даже не подозревал о его существовании, пока демон сам не появился перед ним. И Шон действительно принял участие в его экспериментах — правда, вот это уже не по собственной воле, но об этом Симон умолчал. Собственно, сейчас это было не так уж и важно.
- Но Дом... это полиция Существ, таких, как мы, - как это было странно и глупо: стоять на руинах своего разоренного селения и рассказывать своему бывшему подопытному об основах их мира, - организация, которая много веков назад захватила власть, и не позволяет никаких отступнических мыслей... с их точки зрения, разумеется. Они никогда бы не одобрили того, чем мы здесь занимались. Чем ты помогал мне занимать. Зато они одобрили вот это... - Симон с горькой усмешкой кивнул в сторону распластанного тела.
Он не был уверен до конца, что все это и вправду сотворил именно Дом — насколько он помнил, в отчетах говорилось всего о двух ликвидаторах, а те хотя и убили его подопытных в лаборатории, но на поверхности успели сделать немногое. А может и сделали — на обратном пути, когда девчонка МакКензи уже была у них. А может и погибли все тут же, а эти трупы — дело рук Этингера, зачищавшего следы. Его бывший подельник был способен и не на такое.
Сейчас, после ужаса из глубин и смертельной усталости, сковавшей тело, Симон сам не понимал, кто его враг, и кто уничтожил Кроухолт. Даже Коннолли, который сейчас вел себя исключительно как друг, был крайне ненадежным союзником. Без своих приборов и энцефалограмм, без детального исследования его мозга Симон не знал, насколько серьезна его потеря памяти, и можно ли ему доверять.
- Не стоит здесь задерживаться, - он с усилием отвел взгляд от искореженного трупа и поднял глаза на Шона. - Они еще могут быть здесь...
Мокрый, обнаженный осенний лес, окружавший мертвую деревню, сам больше походил на труп, обезображенный пулями и пожарами, и ящер внутри него и вправду не чувствовал себя в безопасности. Все время казалось, что смерть поджидает за каждым кустом и поворотом.
Но, по крайней мере, у Симона появился план дальнейших действий. В конце концов, он знал, где в Кроухолте находится то, что с усилием можно было бы назвать гаражом. Куда оттащили полуразобранную машину самого Коннолли, и где, быть может, еще можно было найти что-то, на чем выбраться из этого трупа Кроухолта.

+1

13

Нет, Шон не помнил ни как приехал в Кроухолт, ни как помогал Симону, но деревня казалась знакомой – сама по себе, без деталей. И он все же приходил к выводу, что когда-то здесь был - это он чувствовал, даже, вроде как, места некоторые узнавал... Вот эту маленькую площадь точно видел! Только когда, зачем и что здесь делал, никак вспомнить не получалось.  Если бы он мог позволить себе сейчас задержаться в Кроухолте подольше, быть может, что-то в голове и прояснилось бы, но обстоятельства оказались слишком жуткими – и собственная травма, и пожар, и трупы… Симон боялся, что люди, устроившие все это могут вернуться и добить выживших, и Шон ему верил. Их осталось всего двое, и им надо было уходить… и даже не просто уходить, а бежать, пока никто из нападавших не спохватился и не заметил, что они не пополнили списки местных покойников. 
Что Коннолли помнил о Доме? Разве что только то, что организация связана с Существами. Или это сейчас Симон сказал? Но теперь получалось, что именно Дом был в ответе за все те смерти и разрушения, что творились вокруг. Ладно, пусть они с Симоном что-то натворили и перешли этой организации дорогу. Но какими же ублюдками надо стать, чтобы вырезать целую деревню?! Этого Шон не понимал, и оправданий подобному зверскому поступку не видел. Возможно, потом какие-то мысли и должны были родиться в его голове, но сейчас он слишком устал после взрыва и рытья дороги внутри холма – едва стоял на ногах, а потому просто следовал за Симоном и автоматически со всем соглашался.
В просторном деревянном сарае, куда они с доктором пришли, их встретили старенькая, наполовину разобранная (или, наоборот, собранная) Мазда, кузов от грузовика, микроавтобус без передних колес и куча металлолома, оставшегося, видимо, от разборки других машин. Вдоль стен тянулись стеллажи, заполненные всяким хламом – инструментами, запчастями разной степени ржавости, банками со смазками и красками, машинным маслом и тряпками, о назначении которых можно было только догадываться. 
- Не густо, - вздохнул Шон, осматриваясь по сторонам. Сарай, возможно, и остался целым, только потому что стоял на отшибе и никакой ценности из себя не представлял.
Коннолли прошелся мимо стеллажей, осмотрел полностью распотрошенный двигатель Мазды, и покачал головой:
- Рухлядь… Если здесь и было что-то, что могло ездить, то его явно забрали, чтобы отсюда слинять.
Он подошел к микроавтобусу и, открыв дверь, заглянул в кабину. Ключи торчали в замке зажигания. Ни на что не рассчитывая, Шон завел мотор и едва успел отскочить, когда машина рыкнула и дернулась, слетев с домкратов на которые была поднята из-за отсутствия передних колес.
- Блядь! – коротко выругался Коннолли и бросился обратно, выключая зажигание. – Вот сука! Пиздец, если бы по ногам!
Но как бы ни ругался, он был рад – машина оказалась на ходу, а колеса они с Симоном и сами одеть сумеют. Главное их найти. И ведь нашлись –лежали почти рядом! - с другой стороны возле стеллажа. 
Следующий час ушел на то, чтобы поднять микроавтобус обратно на домкраты и поставить колеса, а после запрыгнуть в него и свалить из Кроухолта как можно дальше в теории, на практике же - насколько хватит залитого бензина (половина приборной панели не работала, канистр с бензином в сарае тоже не оказалось, так что тут пришлось надеяться на собственное везение).
- Куда едем? – спросил было Шон, когда машина выкатилась из сарая, но тут же спохватился, что вряд ли названия ему о чем-то скажут, и добавил, глянув на Симона: - Показывай…
Они еще раз пересекли догорающую деревню и торопливо свернули в лес, оставляя позади мертвый Кроухолт с его странными голосами, зовущими остаться, и тайнами, сокрытыми в под толщей древних холмов.

+1


Вы здесь » Practical Demonkeeping » История » [16.10.2016] По ту сторону света


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC