«Кьяра не была уверена до конца в том, чего именно "этого" не хватало. Ударить его головой? Залечить в нем дырку? Просто рассказать о том, кто она такая? Может, от количества тайн вокруг он был такой вредный?»

"О рыбной ловле на Хэллоуин"



Рейтинг: 18+
Жанр: городское фэнтези, мистика

Место: Ирландия, г. Дублин
Время: зима-весна 2017 г.

Разыскиваем!

Practical Demonkeeping

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Practical Demonkeeping » История » A little party never killed nobody


A little party never killed nobody

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

[float=left]https://78.media.tumblr.com/fb2b2b76bc17fff91e2d3a73591d02c7/tumblr_oo86uwX3v01r2lypao1_250.gif[/float]
Участники: Дайре Риган, Птичка, разной степени хорошести плохие парни.
Время и место: 30 сентября 2016 года, пятница, где-то в центре Дублина. 
Предупреждения: звёздное поведение, нецензурщина, комиксы, кого-то снова побьют.
[nick]Птичка[/nick][status]да вы серьёзно?[/status][icon]https://i.gyazo.com/ddbfbfed3ed57b5104e76c7ef5636263.jpg[/icon][sign]http://images.vfl.ru/ii/1486137563/2e87b804/15942952.png[/sign][info]<b>СУПЕРГЕРОИНЯ</b><br> Головная боль Гарды[/info]

Отредактировано Мэв Маккенна (25-12-2017 22:21:34)

0

2

Клуб был из числа заведений “так себе”. Дайре с компанией падали в такие наудачу, когда всё остальное в пятницу вечером уже приедалось, а ожидания падали ниже абсолютного нуля.
С этой позиции любая помойка, в которой было бухло, прокатывала хотя бы по статье “приключение”.
В “Lucky Horse” приключение образовалось только у Вуда. Он втянулся в суровый квест, но раскопал где-то девушку в чёрном латексе. Плётка в танце была по мнению Дайре лишней, но с ней всё разрешилось полюбовно спустя пару купюр, перекочевавших в глубокий — ниже пупка — вырез танцовщицы.
С этого момента Риган перестал комментировать происхождение воды в местных напитках, раздобытых Шином, расслабился и отдался приятному звону во всём теле, меняющему тональность с каждым движением девушки.
Жаль, она была брюнетка.
В таком формате с незначительными рокировками можно было радоваться жизни до самого рассвета. Но Вуд разрушил всё с тем же небрежным изяществом, с каким часом ранее исправил этот томный вечер.
На сиденье рядом с Дайре он плюхнулся, не найдя в себе терпения обходить весь этот длинный изогнутый диван, через спинку. Если бы Дайре не знал наверняка, что приятель чист, он бы решил, что Вуд отходил занюхать пудры в толчок. Глаза Вуда светились как у Котобуса, и весь он был на грани взрыва.
Дайре заглотил чудом спасённый от неистовства Вуда шот, проморгался и одобрительно дёрнул на приятеля подбородком. Тот только этого и ждал.
— Вы, блядь, не поверите, парни!
И Вуд выставил перед собой свой телефон, перекрыв лучший вид на затянутый в латекс зад. Но об этом все очень быстро забыли.
— Еба-а-ать… — с чувством выразил общее настроение Дайре.
— Это… Сайкс?
— Е-е-е-е! — хором отозвались Вуд с Риганом. Дайре вытянул руки вверх и похлопал. Попавший в кадр преподаватель Тринити, вчера утром докапывался до компашки равнодушных к его предмету, а после убил четверть занятия на лекцию об их испорченности и аморальности вообще. И вот Вуд притащил видео, на котором мистер Сайкс самозабвенно втыкал в промежность рыженькому чёртику в ярко-красном белье.
— Ну, блядь, и рожа! Где он прячет кольцо христовой невесты? — Шин сложился пополам, а потом ещё раз.
— Я тебе скажу, где, — ответил Вуд и тоже свалился в неудержимый ржач.
Не дождавшись, когда приятели сложатся в самолётики и улетит в космос, Риган повернулся в зал.
— Погодь, он чо, здесь?
Искать преподавателя долго не пришлось. Он действительно был здесь. Совсем здесь. И если у Вуда рожа была как у Котобуса, то этот изображал Мегатрона. Широчайшая улыбка подсползла с лица Ригана под воздействием работы мысли. Момент был настолько шикарный, что его просто нельзя было испортить человеколюбием.
— Вы за консультацией по аморальности? Но консультация только для заинтересованных в предмете, — Дайре решил не заморачиваться и выдал преподу его же свежайшую цитату.
После всего сегодняшнего бухла эффект эта реплика возымела бурный и незамедлительный. Приятели подохли от смеха, препод кудахнул как будто собрался отложить яйцо. А после перешёл к решительным действиям.
Резким движением Сайкс выхватил у Вуда телефон. В его крови спиртного содержалось поменьше, так что это ему удалось даже раньше, чем Вуд хоть что-то осознал. Риган в этот момент едва сдержался, чтобы не выкинуть какую-нибудь глупость. Но пронесло, и повисла немая сцена. Парни охуели и ждали продолжения, а Сайкс искал достойный ответ.
Промаявшись секунды три, профессор кислых мин бросил на студентов последний яростный взгляд и свалил в туман.
— Эй! Это мой телефон! — проснулся Вуд, но его в полёте догнала рука Дайре и усадила на место. Ещё драки ему тут не хватало, после особого внушения отца об образе жизни, имидже и перспективах.
— Сиди, Уолли Пфистер. Я разрулю. Завтра встретимся. А вы тут… как тебя?.. Селин не обижайте.

Остаться в одиночестве уже само по себе было отличным поворотом. На улицы Дублина уже опустилась ночь, и в этом районе это означало почти полное вымирание всего живого.
По этой бы тишине, да пробежаться… или разорвать её в клочки двигателем байка…
Но надо было отвоёвывать девайс Вуда. А Сайкс и так уже ушёл на полквартала, тщетно высматривая такси. Дайре двинулся следом, на ходу закуривая.
Ещё через полквартала Сайкс обернулся.
— Оставьте меня, Риган!
— Обязательно, — с ленивой иронией бросил в ответ Дайре, не собиравшийся обращаться к кому бы то ни было с просьбами. — Как только вернёте смарт. Гарде делать больше нечего, только хранить секреты профессоров.
Это походило на самое медленное в мире убийство ложкой.
Ещё через квартал Дайре поравнялся с преподавателем. Ему не нужен был новый препод, который неведомо что будет воротить. Ему не нужен был психанувший этот препод. Ему нужен был этот препод, притихший и на его стороне. Так что он собирался идти на мировую. Со своей издевательской стороны.
— Да и видео Вуд сольёт с облака, как только оторвётся от Селин и доберётся до компа. Как насчёт обмена?
Обмен не задался с самого начала. Из переулка, ведущего к задней двери шиномонтажа, навстречу им вышел чувак в худи. И сначала Дайре шагнул вперёд, только потом осознав, что видит оружие, а он не Шаннахи. С трудом он остановил себя, отступил но всё равно как бы ненароком остался между чуваком и преподом.
— Эй, какие проблемы, блядь?
Шпана, правдами и неправдами раздобывшая оружие, которое в Дублине чуть ли не из окон выбрасывали, таким образом добывала бабло на бухло и ширево. Но бабло предложить никто не успел.
— Заткнись и с дороги, сука! Отошёл нахуй!
Вот это было что-то новенькое. Обычно в конфликтах первый наезд обваливался на Дайре как на самого высокого и самоуверенного. Не то, чтобы Сайкс уступал в росте — он вообще был бы похож на Ригана, не смотрись тот настолько худощавым. Но тут весь интерес худи-мэна был явно направлен на препода. А ствол — в грудь Дайре.
Воспользовавшись случаем, Сайкс стремительно чесанул назад.
Одному ублюдку не поверят. Как только дуло уйдёт вслед убегающему, можно будет сделать так, что чувак и не поймёт, что конкретно произошло. Просто следующее, что он увидит, будет приятное лицо детектива Кейн. А препод… что же, он вообще вряд ли что вспомнит четко при любом раскладе. Из чисто политических соображений.
Но дуло не дрогнуло. Сайкса с той стороны ждали трое.
Дайре стал подсчитывать, во что ему обойдётся потеря лица. И стоит ли она унизительного вот того, что сейчас будет без вмешательства Шаннахи.[nick]Дайре Риган[/nick][status]mutterseelenallein[/status][icon]https://i.imgur.com/0Rl0ThL.png[/icon][sign]Living life for the end
Nothing left to defend
[/sign][info]<b>РОК-ИСПОЛНИТЕЛЬ</b><br> Звезда и студент[/info]

Отредактировано Дэн Риган (10-12-2017 21:08:20)

+1

3

По-хорошему, Птичка должна была сказать Шаннахи, что на него готовится облава: о том, что группке типичных некеров заплатили наличкой за доставку бриташки в относительной ценности и сохранности, Умница узнала за пару дней до. И ещё день они до хрипоты спорили и перебрасывались короткими сообщениями три пары подряд, пока телефон Птички не замелькал тревожно красным огоньком и не вырубился посреди особенно вдохновлённого текста о том, почему предупредить Шаннахи стоит. Вдвоём оказалось сподручнее разбираться с дублинским криминалом, пусть гастролёр и перетягивал частенько на себя одеяло и отвоевал завидный кусок её фанатского канала на ютубе.
– Но ты ведь хочешь отследить того мудака, который продаёт женщин на континент и в Англию? – если бы метахьюманы сделались суровой реальностью, Умница точно принадлежала бы к их числу; этим её взглядом можно было и стальные прутья гнуть на раз, а не только Птичкину волю.
О том, что Шаннахи на указанном месте окажется не один и без костюма, Птичка подумала запоздало – когда по пожарной лестнице стекала на землю, чтобы организовать ребятам сюрприз. Заслуженный – днём они с Умницей подкинули одному из них микрофон, и весь вечер, ожидая хоть какой-то движухи и разбираясь с кисло-сладким китайским салатом, Птичка слушала их разговоры, в основном сводившиеся к тому, кто, кого, где и как, но дважды затронувшие музыку (плохую) и один раз – книгу (просто ужасную). Некоторые из них ещё и говорили с набитыми ртами или зажатыми в уголках губ сигаретами, и к концу слежки Птичка знала не просто всё о дрянном английском мате и способах его использования, но ещё и достаточно об акцентах и том, как они меняются в зависимости от обстоятельств. Впору было проситься к детективу Кейн на стажировку или посвятить этому курсовую.
Выплывшие из-за угла мужчины казались достаточно нетрезвыми, чтобы не замечать особой подставы, пока та не окажется совсем перед носом. Птичка замерла на последней площадке лестницы, стараясь ногой не провалиться в пустоту между перекладинами, и приготовилась к первому броску. Отзывавшиеся в наушнике голоса мерещились смутно знакомыми, но микрофон у некера утонул в кармане, среди мусора, и это делало все голоса однообразными и немножко словно бы с того света. И всё-таки Птичка вытянулась, как легавая перед броском, и ослабила крепление дубинки на поясе. Надо было выпросить у Шаннахи звёздочек – и заодно краткий спец-курс по обращению с ними, – но у Птички то руки не доходили, то смущение вместе с гордостью перевешивали. Она и без его высокопрофессиональных штук может быть очень даже классной в том, что делает.
Первого – типа с пистолетом, – Птичка всё-таки приложила электрошокером, второй рукой толкнула под локоть, и выстрел ушёл вверх, над головой патлатого парня в кожанке… Птичка чуть сама не выматерилась, узнавая: почти весь её курс – и даже Умница! – тащился и от него самого, и от его музыки. Лучше этот вечер сложиться не мог.
– Пригнись, – рявкнула Птичка и запустила дубинку в сторону дальней тройки, сбивая с одного и спесь, и капюшон, и резко подорвалась в ту сторону, пока от неё не начали ожидать просьбы об автографе. Ошарашенный ударом чувак суматошно водил головой из стороны в сторону, и Птичка сбила его почти с разбега, хорошенько приложив об одну из машин. Его товарищи живо переключились в её сторону, гиенисто скалясь и одним только этим напрашиваясь на хорошенький урок. Первого Птичка уронила к своим ногам сильным ударом в пах, второго – торопливо подобранной дубинкой. Умница сказала, что их месячный бюджет не выдержит такого разброса ресурсами, и велела подбирать всё, что Птичка в людей швыряет.
Тот, первый, точно не мог быть Шаннахи, и Птичка с жадностью посмотрела на второго. «Здравствуйте, профессор Сайкс», – чуть не отозвалась она, но узнавать их обоих могла та, из другой жизни; Птичка же обоих встречала впервые. Она обернулась на Ригана и с кислой миной резюмировала, что он никуда не сбежал; может, переборщил лишний раз, смешивая алкоголь с другими опасными веществами.
Ни один из них не тянул на Шаннахи, но в том и была цель супергеройства: разделять жизнь на две такие части, которые сторонний зритель не сопоставил бы. Пусть даже Птичка не считала себя сторонней зрительницей.
– Эти ребята – только массовка, – торопливо пробормотала Птичка, дёргая припаркованную и явно некеровскую – из салона ударило сладковатой волной травяного запаха и спиртного, – машину за дверцу. Внутри ничего примечательного не обнаружилось, но Птичка зацепилась за воткнутый в похабную подставку телефон с погасшим экраном. Ткнула в него, и взгляду предстала карта Дублина с проложенным маршрутом. Присвоив себе телефон, девушка развернулась к спасённым, всё больше смотря на Сайкса. Тот не тянул на Шаннахи, которого она знала, но некеры на все сто процентов пришли сюда за ним. Не за Риганом же? Она холодно изучила парня, но ничего необычного не заметила. Его бы разве что утянули на подпольный концерт не очень хороших музыкантов, не больше. – Вы не пострадали? – она запоздало вспомнила тот первый вопрос, который детектив Кейн обычно задавала пострадавшим; обычно она ещё поила их кофе или чаем, но все ближайшие кофейни казались наглухо закрытыми. – Я, наверно, доставлю вас в Гарду. Для вашей же безопасности.
Она с улыбкой посмотрела на профессора Сайкса, и именно в этот момент за её спиной, заскрипев на самоубийственном одновременном с торможением повороте, возникла вторая машина. Захлопали двери. Птичка прикинула, что вполне сможет перепрыгнуть через некеровскую развалюху и разобраться там, когда с другой стороны уже осторожнее появилась вторая машина.
В наступившей тишине Птичка выругалась по-ирландски и успела только дёрнуть Ригана за рукав, чтобы не подставлял макушку пулям. Музыкальный мир, подумала Птичка, никогда ей этого не простит.
– Кто-нибудь из вас водить умеет? – ключи нашлись у одного из вырубленных парней в кармане и неизящно вывалились на землю вместе со всяким хламом. Птичка сжала их в ладони и протянула в сторону самого странного для ночного Дублина дуэта. – Давайте, пока они стрелять не начали.
[nick]Птичка[/nick][status]да вы серьёзно?[/status][icon]https://i.gyazo.com/ddbfbfed3ed57b5104e76c7ef5636263.jpg[/icon][sign]http://images.vfl.ru/ii/1486137563/2e87b804/15942952.png[/sign][info]<b>СУПЕРГЕРОИНЯ</b><br> Головная боль Гарды[/info]

+1

4

Ригану почти удалось всё спланировать. Прорехи в плане были размером с Британию, но для секундного мысленного усилия и это было неплохо. С недостатками можно было справиться по ходу дела.
Но тут в его безупречную тактику ворвалась внешняя переменная.
Выстрел выбил кирпичную крошку из стены порядком выше головы Ригана и — если до конца честно — немного в стороне. Но на этом никто не заострил внимание.
Парень не успел съехать с рельс “что сделал бы Дайре” и в декоративно-спортивную маску спасительницы первым делом выдал: “Ты ещё что за херь?”
В тот самый первый момент он ожидал, что Птичка по обыкновению посмеётся над ним. Он был уверен, что она по какому-то невообразимому стечению обстоятельств узнала. И помимо желания немедленно влепить себе здоровенного леща за небрежение к отцовской тайне, Риган несколько секунд переживал блаженное облегчение.
“Эм… она не знает?” — сомнение подняло голову, встретившись с уничижительным взглядом Птички. “Или она знает, и это её знание её разочаровало”, — предположил он чуть позже, когда девушка хлестнула по воздуху золотистой гривой и дубинкой.
Пока на него не смотрели, Дайре отшвырнул подальше от поверженного шокером худи-мэна оружие. С остальной вооруженной шпаной Птичка прекрасно справлялась так, что Риган невольно залюбовался. Помощь ей не требовалась, парень разве что прицельно пнул в затылок поцеловавшего тачку ублюдка — он старательно пытался выбрать из трёх валявшихся тут же пистолетов настоящий, — понадеявшись, что это выглядит достаточно комично, чтобы не вызвать подозрений.
Враги закончились, а сомнения Дайре не разрешились. А раз так…
Риган как из иллюминатора межпланетного корабля осмотрел загорающих на асфальте парней, грозную девчонку в обтягивающем костюме, умирающего от ужаса препода, профессионально проехавшую юзом тачку, близлежащие дома. Потом раскинул руки, словно на сцене, не обращая никакого внимания на попытку Птички удержать его в укрытии и провозгласил в пространство:
— Выходите, ублюдки. Ваш пранк — дерьмовое дерьмо в дерьмовой степени, идиоты.
Ответил ему фонтанчик асфальтовой пыли у самых ботинок. Дайре уставился на него с видом только что протрезвевшего алкоголика. Через четверть секунды он, оценив, что препод вовсе никак не собирается реагировать (если не считать за реакцию капкан пальцев на предплечьях Птички, которые Риган с удовольствием бы поломал), одарил обоих оскорблённым взглядом и полез за руль.
“Что ты делаешь, Риган, твою мать?” — спросил он у себя, врубая скорость отменно готового к мгновенному старту пикапа.
Нападающие не ставили дело чести выше жизни, а потому посыпались из-под колёс в разные стороны рассыпавшимися бусами. Фургон нежно потёрся боком об морду авто нападающих, кокетливо вильнул габаритными огнями приближающейся с другой стороны улицы машине и сиганул вниз по улице.
В зеркале заднего вида Дайре увидел, как склоняется Птичка к всё ещё невменяемому Сайксу. Зрелище его и отвлекло от маячивших в тонированном заднем стекле фар, и разозлило.
— А не втягивать прохожих в свои шпионские игры нельзя было?! Или хоть дорожные конусы расставить: тут, блядь, костюмированные разборки гиков с огнестрелом!
Куда они вообще ехали? У Ригана не было компьютера, чтобы найти ближайший аванпост гарды. В ближайший известный ехать было долго. И Дайре уже успел оценить, насколько скорость их корыта уступала подступающему сзади преследователю. Это была машина, способная затеряться в толпе горожан. Догонял же их кто-то броский и угрожающий.
Риган бросил взгляд на смартфон с навигатором. Он направлял налево. Это маршрут плохо организованных, но сплоченных отморозков. По нему неплохо было бы пройтись в шкуре Шаннахи, но с балластом — никогда. Центр города оставался вообще в другой стороне. И для начала “налево” выглядело как равнофигственная альтернатива по пути к цивилизации.
Заехав колесом на зелёный разделитель полос движения, да так, что Сайкс хорошо приложился о жесткий каркас машины (что Дайре расценил как удачу), фургон вывернул на улочку побольше.
Выхватив смартфон, Дайре протянул его назад.
— Ищи полицию, кошечка.
Он обернулся для уверенности, что передаёт навигатор Птичке, а через секунду на дороге впереди невесть откуда материализовалась человеческая фигурка. Смешав в ругани кокни, что-то из русского мата и предупреждение пассажирам, Риган вывернул руль и утопил тормоз в днище.
С трудом ему удалось сделать удар в стену теоретически не смертельным для людей. Но что там на практике он не успел проверить. Сзади неслась тяжёлая машина, набитая мерзавцами. Не пересчитав и собственные кости, Дайре ринулся из машины наперерез преследователям.
Он успел потянуть за собой девушку, упавшую на колени в ожидании удара от их фургона. Большая тёмная машина пролетела мимо, обдав обоих грязной водой из лужи, опасностью и чувством полнейшего фейла. На Дайре упала паническая мысль: “Я убил Птичку! Я убил Птичку за цену… чего?”
В фургоне шевелились. С другой стороны открылась дверь. У Дайре отлегло от сердца и он смог рассмотреть свой ночной улов. Девушка в его руках была скорее девочкой, скорее некрасивой, нежели симпатичной, и скорее урыдавшейся, нежели укуренной. На первый взгляд.
— Ты ебанулась насквозь, дура? — ободряюще поинтересовался о её состоянии Дайре. В этот момент она резко посмотрела вверх, и в её круглых глазах Риган прочитал всё страдание еврейского народа и всю глубину пиздеца лично его поглотившего. Девица набрала полную грудь воздуха, целую тонну несовместимого с обстоятельствами сияния… и, видимо, здесь запас её тинейджерских нервов закончился.
Подхватив обмякшую школьницу одной рукой, Дайре упал в такой глубокий фейспалм, что на секунду он изничтожил важность преследователей, теперь перегородивших путь вперёд, Птички, Сайкса и всего мира вовсе.
Это был пиздец.[nick]Дайре Риган[/nick][status]mutterseelenallein[/status][icon]https://i.imgur.com/0Rl0ThL.png[/icon][sign]Living life for the end
Nothing left to defend
[/sign][info]<b>РОК-ИСПОЛНИТЕЛЬ</b><br> Звезда и студент[/info]

+2

5

Когда бы не наползавшие со всех сторон люди – очень недобрые и очень вооружённые, – Птичка с радостью поваляла Ригана в дорожной пыли и плевать ей было, что там потом скажет Шаннахи про гражданских и насилие над ними. Этот придурок подставлял их под пули так, словно с той стороны ему заплатили! Но всё же именно он, разом изменившись в лице, протянул руку и сгрёб с её ладони связку с ключами; Птичка же, резко распахнув дверь, забралась в салон и втянула за собой профессора Сайкса, почти упавшего лицом ей в колени и, судя по последовавшему выражению на всё том же лице, не слишком этим довольного. Ну и пошёл он, решила девушка, перегибаясь через него и захлопывая дверь ровно в тот момент, когда Риган со всей дури, не иначе, вдавил педаль газа в пол, словно водить учился по видеоиграм.
– Всё будет хорошо, – она откинулась назад и с очередной улыбкой посмотрела на профессора Сайкса, но тот, если и был Шаннахи, старательно её не узнавал, паниковал, бранился и порывался выскочить из машины на полном ходу. Птичка чувствовала себя самую малость обманутой, а ещё – разочарованной. Шаннахи был весёлым и лёгким, пусть даже и говорливым позёром, но ей он нравился; Сайкс же… Птичка взяла его руки в свои и хорошенько сжала, надеясь, что так он ничего дурного не натворит. Собирая все дублинские выбоины, машина шумела так, что здесь, внутри, за спиной у Ригана, профессор Сайкс мог бы всего ничего приблизить своё лицо к её и сказать что угодно так, что услышала его только она.
Он сказал: «Охренеть».
И ещё много других слов, которые Птичка уже не слушала, отвернувшись и рассматривая яркий свет чужих фар, то затухавший, то загоравшийся глазами ночного хищника совсем рядом. Она должна была рассказать всё Шаннахи, и не важно, к чему бы это привело – пусть даже Птичке пришлось пожертвовать своей тайной и секретами, на которых та зиждилась; всё лучше, чем втягивать в опасность себя, университетского профессора и то ли поддатого, то ли укуренного парня, полагавшего это всё шутками и разборками местного фрик-шоу. С Шаннахи вдвоём и Умницей на проводе они бы придумали годный план, терпящий и импровизации, и хаос, и всё-всё-всё остальное. Без Шаннахи Птичка непонятно куда неслась по ночному течению, и даже Умница в наушнике молчала и не требовала доложить обстановку.
– Если ты не заметил, – язвительно отозвалась Птичка, откидывая от себя профессорские руки и взглядом прожигая дыру в ригановском затылке, – то их вообще-то вы с приятелем интересуете.
Он обернулся к ней – наверняка с яростным желанием ответить, не иначе, такие парни не умеют по-другому, – и на колени Птичке шлёпнулось что-то мелкое и плоское. Вместо того, чтобы посмотреть вниз, девушка подняла голову и столкнулась взглядами с Риганом, два раза взмахнула ресницами – и заметила расплывчатый силуэт в свете их фар. «Дорога», – она успела приоткрыть рот, но крик сдавило в горле стеклянно-бетонным пластом, за которым последовали глухой удар и звенящая тишина. В первое мгновение Птичке померещилось, что всю её переломало так же, как забившееся в волосы и под костюм оконное стекло. Где-то далеко – совсем не здесь, по телевизору в другой комнате, когда кто-то моет посуду, – громыхнула дверь, тяжело затопали. Они кого-то сбили? Их настигли? Она… она вполне себе была и жива, и цела, и могла шевелиться, хоть мир перед глазами и двоился.
– Про… Вы как здесь? – Птичка склонилась к профессору Сайксу, пострадавшему не столь сильно, но ощутимо ударившемуся лицом о переднее сиденье, встряхнула того за плечо и получила поверх своей головы горсть отвратной английской ругани и тоскливого скулежа. «Нет, – отстранённо подумала Птичка, теперь уже окончательно, и одновременно расстроилась и обрадовалась, – он не может быть Шаннахи. Шаннахи бы ругался на ирландском». Птичка подёргала дверь со своей стороны, но та не подавала никаких признаков жизни, и тогда девушка вновь перебралась на противоположную сторону сиденья. Первым на асфальт выпал Сайкс, а уже за ним – Птичка, неловко приземлившаяся на колени и ладони, но быстро подобравшаяся и вновь оказавшаяся на ногах. Мир вокруг казался странно знакомым, словно бы недавно она где-то здесь была, но быстро сошёлся до растянутой в пространстве точки: Риган посреди дороги обнимал какую-то девчонку с такой нежностью, какую Птичка от него не ожидала увидеть и по отношению к родной матери. Она скривилась: время заводить подружку парень выбрал самое неудачное.
– Астрологи предупреждают… ч-чёрт, – шутку на корню запороли и резкая боль в боку, и выбравшиеся из другой машины типы. – Бери свою Джульетту и тащись к машине, – прошипела Птичка, давя агрессией панику и быстро осматриваясь по сторонам. Навязчивая мысль муравьём свербела под кожей, почти всплывая на поверхность памяти, но резко уходя вниз, стоило внешнему миру как-то её задеть. Что-то такое здесь было, что-то, что она хотела бы запомнить, что-то, что могло бы помочь. Птичка украдкой достала свой телефон – ригановский так и остался в машине, а некеровский надёжно держался на поясе, – разблокировала его, заблокировала, повторила. Воспоминание оказалось простым и лёгким настолько, что, казалось, и со стороны можно было увидеть загоревшуюся над ушастой маской лампочку.
«Пнтбл на отвлч у Птрка».
Сообщение ушло. Отлично. Птичка отлипла от машины и шагнула вперёд, закрывая собой Ригана и его подружку. Она всё ещё оставалась единственной героиней Дублина здесь, а они все – балластом, который следовало дотащить до Гарды или больницы в относительной целостности.
– Переговоры, – Птичка вскинула руку с раскрытой ладошкой, привлекая к себе внимание.
– Победители не ведут переговоров, – со смешком ответил ей рослый светлый тип, бывший у них за главного, по всей видимости. В руках он тоже сжимал пистолет.
– Смотрите-ка, мы уже начали, – она криво усмехнулась, но, не рискуя, тут же перешла к делу. – Вы ищете Шаннахи, но его здесь нет.
– Брехня, – отозвался светлый, – вон тот тип хвастался шлюхе из «Кобылы», что он вполне себе Шаннахи, закидывал её собственными интимными фотками в костюме и думал, что никто ничего не узнает, – он указал Птичке за спину, и она, внутренне оцепенев, медленно обернулась, ожидая столкнуться взглядом с Риганом, но вместо этого натолкнувшись на паническое и какое-то жалкое выражение на лице профессора Сайкса, игнорировавшего и её, и Дайре, жестами и матом пытавшегося ему что-то втолковать.
Да этого. Просто. Не могло. Быть.
– Я… знаю Шаннахи, – встрепенувшись, не очень уверенно отозвалась Птичка, поворачиваясь обратно. – Это – не он. Никто из них не Шаннахи, – она позволила своему голосу окрепнуть и спрятала неуверенность. Шаннахи бы не стал; Птичка не сомневалась в нём.
– Достаточно, – они были замкнуты в кольцо, и светловолосый тип мог говорить с ленивой интонацией чуть уставшего победителя, – просто отдай нам его, и сегодня тебе позволят уйти.
Птичке показалось, что в этот момент у неё из лёгких откачали весь воздух и закончилось всё мировое время, которое всего-то надо было растянуть ещё совсем немножко, пока не прибудет помощь.
[nick]Птичка[/nick][status]да вы серьёзно?[/status][icon]https://i.gyazo.com/ddbfbfed3ed57b5104e76c7ef5636263.jpg[/icon][sign]http://images.vfl.ru/ii/1486137563/2e87b804/15942952.png[/sign][info]<b>СУПЕРГЕРОИНЯ</b><br> Головная боль Гарды[/info]

Отредактировано Мэв Маккенна (18-12-2017 02:45:17)

+1

6

Выкарабкавшись из фейспалма, Риган первым делом огляделся с видом человека, ищущего урну или неприметный угол для утилизации жевательной резинки. Но устроить бесчувственную школьницу было негде. Асфальт был холодный и грязный. Общественный транспорт тут если и ходил, то спешил убраться из неблагоприятного промышленного района без остановок. Разумеется, при таких исходных данных никто не подумал, что кому-то понадобится лавочка, чтобы уложить дурную… кстати, что она вообще тут забыла?
Дайре наклонился к лицу девочки и принюхался. И из-за спины тут же посыпались едкие комментарии в духе хейтерских пабликов в фейсбуке. Риган повернулся, и его вид нейтральный был напрочь испорчен последствиями жестких объятий с рулевым колесом и подушкой безопасности. Реальность компенсировала ему недостаток алкоголя в организме отличным сотрясением, похоже.
Профессор выглядел как человек, отчаянно желающий проснуться в своём доме, под одеялом и впечатлением от яркого неправдоподобного сна. Риган заглянул в салон. Мобилы не было. Проклятье.
Возможно, у профессора сотрясение было похлеще, но жалеть его почему-то совсем не хотелось. И у него, как помнилось Ригану, было два телефона.
— Куда ты сунул грёбаные телефоны? Этот блядский маскарад…
С большим, с нечеловеческим усилием Дайре удалось почти не сбиться с речи, когда Птичка озвучила имя виновника вечеринки. И это, мать его, было донельзя обидно! И до сих пор была сотня причин, почему здесь должен был быть Шаннахи, а не Дайре Риган. В одну секунду причин стало на два порядка больше.
И ни одного самого короткого сообщения!
Это было оскорбительно.
— …не протянет долго, и если дорога шкура…
Но тут его моральные силы закончились, споткнувшись о фантазию, хорошую работу которой Дайре тут же истово проклял три раза. Он долго смотрел в сторону, на логотип ремонтной компании, нарисованный на борту злодейского фургона. А когда это не помогло, он сказал себе, что Шаннахи тут нет, но ситуация вообще-то хреновая, а он прячется за спину девчонки. Крутой, да. Но одной-единственной против гурта.
— Ей, петух, — демонстративно закуривая, Дайре подошёл к Птичке. Она остановила его, но и на этой дистанции Риган равнодушно щёлкнул зажигалкой, бросил её в карман и выпустил облачко дыма. — А давай ты заберёшь своих цып, и вы отвалите в своём лохомобиле, пока можно разрулить без проблем. Этот хер должен мне, и пока не отдаст, что требуется, с незнакомыми гулять не будет.
Ленца и уверенность в себе не произвели на лидера гамадрилов особого впечатления. Но действительно потянули время. И отвели часть прицелов от Птички.
— Утихни, там.
— Моё имя Дайре Риган, и если вам оно ни о чём не говорит, то вы будете читать его снова и снова с паяльной лампой в заднице, когда сюда приедет мой отец и не найдёт меня. Или найдёт расстроенным. А я уже не шибко ощущаю веселье. И ваши нонеймовские рожи никого из вас не спасут. Мой отец этот городок до Ада пропашет и достанет вас даже оттуда.
“А вообще давайте вы просто заберёте Сайкса? Он вас заслужил”, — очень хотелось предложить ему на самом деле. Но Птичка его тогда не простит. Гражданское население, всё вот это.[nick]Дайре Риган[/nick][status]mutterseelenallein[/status][icon]http://sd.uploads.ru/15DsX.png[/icon][sign]Living life for the end
Nothing left to defend
[/sign][info]<b>РОК-ИСПОЛНИТЕЛЬ</b><br> Звезда и студент[/info]

+1

7

По всем законам жанра где-то здесь – между направленным ей в голову пистолетом, самодовольной ухмылкой пыльного блондина и матом позади, – должен был возникнуть Шаннахи, ловко свалиться плохим парням на головы, посмеяться над птичкиной самонадеянностью и уравновесить баланс. Она даже подняла к небу глаза, рассматривая верхушки нависших над ними домов, но ничего там не было, кроме блуждающих вдалеке прожекторов и сонных птиц. «Он наверняка занят», – мрачно подумала Птичка, прикрывая глаза ладошкой. Вторая её рука уткнулась Ригану в грудь, требовательно сжалась – не смей, остановись, подумай. Что бы там ни делал сейчас Шаннахи – патрулировал другую сторону города, вязал узлами наркоторговцев, водил в кино какую-нибудь девчонку, – она предпочла бы, чтобы рядом был он.
Риган не остановился.
Не подумал.
Его слова не сбили с вооружённой компашки ни единицы уверенности или наглости, не отозвались в них ничем, кроме лёгкого смешка и пренебрежения. Птичка уже видела их общую бетонную могилу, и это было обидно – ни живой, ни мёртвый Риган ей в качестве компании не сдался, а уж остальные… Сзади донёсся придушенный испуганно-восторженный писк, утонувший сразу же, словно говорившей прикрыли ладонью рот. Наркоман, средних лет извращенец и школьница. Замечательно. Команды мечты – и всё в противовес шайке с оружием, транспортом и полным отсутствием здоровой морали.
Именно в тот момент, когда отчаяние её не могло стать глубже, дома над их головами высветились пёстрым переливом мигалок. Световому шоу вторило истеричное гудение множества машин, волнами сходившееся здесь, над недогеройской командой и вооружёнными людьми. И голоса, неразборчиво отдававшие приказы.
– Не высовывайся, – резко приказала Птичка Ригану, отпихивая его назад. «Здесь тебе не сцена», – вторил словам взгляд, а потом уже сделалось не до того. Пока вооружённые типы оглядывались по сторонам, беспалевно стреляли в те стороны, откуда неслись звуки и немножко – в Птичку, она рывком бросилась к главному выхухолю и одним хоккейным ударом свалила его с ног, уворачиваясь от пули и мыском ботинка выбивая из его рук оружие. – Не в мою смену, – Птичка одарила его недоброй улыбкой и припечатала сверху ирландской руганью и кулаком по челюсти. По-хорошему, этого чувака отсюда следовало бы уволочь, позадавать ему правильных и не очень вопросов, а после – сдать в добрые и любящие руки детектива Кейн; но на всё это не было времени. Птичка подхватила пистолет и сбила с ног ещё одного особого ретивого ублюдка, боковым зрением подмечая, что Риган её не послушался и вообразил происходившее продолжением своего шоу. Спасибо, что орудовал он теперь не словами, но кулаками и, кажется, отобранным у кого-то кастетом.
– Да здесь никого нет! – пронеслось недовольное бурчание по встревоженным типам, и взгляды снова сошлись на ней. Птичка лениво двинула плечом: а чего ещё они хотели? Полная иллюминация не прекращалась, звуковое сопровождение – тоже. Они с Умницей просмотрели множество полицейских сериалов, выбирая озвучку, а потом подруга долго монтировала это всё, чтобы красиво и качественно, пока Птичка по собранной в фотошопе инструкции возилась со всем остальным. В этот раз обошлось без блёсток, но заполнивший улицу дым давал фору всяким там лондонским туманам.
Птичка выхватила Ригана за шкирку, дёрнула из толпы в сторону профессора, подобравшегося теперь и прижимавшего к себе девчонку. Та во все анимешные глаза созерцала действо. Кто её вообще выпустил на улицу в такое время? Если бы они были в тире, заполненном чучелами монстров и вот этой вот, Птичка бы целилась ей в лоб.
– Живо, – она протащилась вдоль разбитой машины, ухватывая девчонку за руку, и уволокла всю свою шальную компанию дальше. Манёвр был откровенно самоубийственный, и Птичка припоминала теперь древних ирландских богов и надеялась, что всё это выгорит и что об этом Шаннахи не узнает. За первым же поворотом она выбрала первую попавшуюся дверь и двумя выстрелами выбила замок, проталкивая девчонку, профессора и Ригана внутрь пропахшей временем, сахаром и деревом пекарни. – Тащите сюда что-нибудь тяжёлое, – она отступила от затянутой ставнями двери и схватилась за продолговатый столик для двоих. Сначала так, думалось Птичке, а уже после можно будет проскочить через все стадии принятия проблемы, признать поражение и вызвать Гарду.
[nick]Птичка[/nick][status]да вы серьёзно?[/status][icon]https://i.gyazo.com/ddbfbfed3ed57b5104e76c7ef5636263.jpg[/icon][sign]http://images.vfl.ru/ii/1486137563/2e87b804/15942952.png[/sign][info]<b>СУПЕРГЕРОИНЯ</b><br> Головная боль Гарды[/info]

Отредактировано Мэв Маккенна (26-12-2017 01:15:35)

+1

8

Дайре Ригану было срать на то, что о нём подумают бандиты, профессор, бедовая фанатка или даже Птичка. Ему требовалось только немного внимания. Так, чтобы хоть немного оттянуть его от Птички. Здесь только она могла действовать хоть как-то, не рискуя инкогнито.
Его счастье, что обернуться на девчонку в маске и убедиться в отсутствии там малейших признаков плана ему было недосуг. Слабо вдаваясь в ту чушь, что несет, Риган считал шансы. Выходило, прямо скажем, до обидного мало. Даже то, что в случае чего отец действительно в считанные часы пересечёт пролив, выкопает мерзавцев и заставит их мечтать о быстрой смерти, не слишком утешала.
Впрочем, как и угроза смерти не слишком огорчала, в чём с сожалением однажды убедился Балор.
Секунд за семь до момента, который Риган определил для следующей глупой выходки, на землю спустился Сатана со свитой. Дайре потребовалась секунда, чтобы рвануть к беспечно вставшему на расстоянии удара мудиле. Птичке хватило и половины того времени, чтобы перехватить Дайре ещё в начале движения. Ладно, окей. Откатившись назад на несколько шагов, Риган глянул в сторону лже-Шаннахи и их случайной подопечной.
То, что он увидел, ему не понравилось.
И “что бы сделал Дайре Риган” совсем не работало там, где преступники-любители перебрасываются матом с полицией из-за спин мирных обывателей. К нему самому, как в яркому представителю обывателей уже приближался предприимчивый гад, и Дайре, наконец, нашёл, на ком отвести душу, пользуясь тем, что Птичка не видит. Да и видела бы — применять коронные приёмы Шаннахи Ригану не пришлось. Придурку, полагающемуся на оружие как на волшебную кнопку победы над всем и вся хватило и хорошего удара в переносицу.
С остальными было сложнее. Профессор уже растекался соплёй по парте, поглядывая на сброшенную ему на руки девчонку так, словно надеялся, что её посчитают более выгодной заложницей, а его оставят в покое.
Переполох, впрочем, плохо действовал даже на ту парочку, что держала гражданских. Дайре развёл руки и со страшно угрюмым видом приблизился, как требовали, но подловил-таки момент, когда оба ствола поднялись прочь от голов заложников. Схватившись за них снизу, Риган рванул крест-накрест. Руки нападавших переплелись в неудобный узел и волей-неволей выпустили оружие. Отбросив один внутрь машины, вторым Дайре ударил, но тут уже эффект неожиданности не сработал, и начавшуюся за здравие драку прервала только рука Птички, потащившая Ригана прочь от противника.
Что? Куда? Какого хрена?
Благоприобретённая привычка Шаннахи всё же не сбрасывать со счетов Птичку, сработала. Прежде, чем Риган что-то понял, он уже бежал за героиней, уже на ходу воссоздавая мыслительный процесс.
В темонте чужой частной собственности Риган тряхнул Сайкса — “эй, Шаннахи драный, принимай” — и толкнул его к внушительному шкафу. Тот как в полусне принял на себя часть его тяжести, и даже умудрился попятиться в верном направлении. Что же, по крайней мере мышцы у лже-Шаннахи были не липовые.
В отличие от полиции. Что же... это было... даже впечатляюще блёсток. Даже Риган (в самом деле привыкший полагаться на распознающие тепло линзы маски) только теперь понял, в чём подвох.
Пока шкаф удачно загораживал правую руку Шаннахи настоящего, он быстро набирал на свистнутом у профессора при толчке телефоне Вуда код. Не то, чтобы он специально посматривал, но друзья вообще не таились, когда мокрыми руками не могли заставить телефон распознать отпечаток пальца.
— Еб твою мать, — прокомментировал Дайре, когда баррикада была голова. В ответ где-то за стеной грохнул взрыв. Где-то осыпались стёкла и захлебнулась лаем дворовая псина.
Супер. Если при сообщении о ночной погоне, вполне обычной для этого района, гарда не почесалась, то уж небольшой фейёрверк из оставленного на улице фургона проигнорировать не смогут даже самые продажные.
Оставалось надеяться, что мелкий заряд из арсенала Шаннахи попросту сгорит без следа в том, что осталось от их спасительного транспорта.
— Кру-у-уто, — вперемешку с новой порцией ругани раздалось рядом. Дайре с мгновенно перекосившимся лицом посмотрел на выдавшую это девушку, вполне оклемавшуюся от потрясений. Уж лучше бы она так и продолжала быть в зомби-режиме. — Птичка спасает жизнь Дайре! Ата-а-ас!
Несколько поднаторевший в вопросах фанатизма Риган рассмотрел во взгляде девушки первые строчки большого и очень плохого рассказа и тихо застонал как от спицы, пропущенной через скулы.[nick]Дайре Риган[/nick][status]mutterseelenallein[/status][icon]https://i.imgur.com/0Rl0ThL.png[/icon][sign]Living life for the end
Nothing left to defend
[/sign][info]<b>РОК-ИСПОЛНИТЕЛЬ</b><br> Звезда и студент[/info]

Отредактировано Дэн Риган (09-01-2018 01:04:55)

+1

9

Она не знала, как быстро соберётся с силами и людьми Гарда. Вооружённая, пусть и несколько побитая и морально униженная компашка – это не грабители ночных магазинов, не горстка разбушевавшихся в пабе работяг, это даже не некеры, покрывающие похабным граффити стену какого-нибудь административного здания. Птичка задумчиво подтащила стол к заставленной шкафом двери и заблокировала тот, плечом поведя в сторону, когда профессор Сайкс с липовой галантностью вызвался ей помочь. Отчего-то теперь он был ей противен, и больше всего Птичке хотелось оказаться в комнате студенческого общежития и в мелкие ленточки для папье-маше изорвать все конспекты, любовно выполненные на его занятиях.
– Кого? – под грохот снаружи отстранённо спросила Птичка, посмотрев на очухавшуюся девчонку, почти пожиравшую влюблённым взглядом Ригана. Она собиралась играть в это до конца – Птичке этот тип со своей бандой на занятиях не мешал, о нём её подруги не говорили с таким же трепетом; для Птички Дайре Риган был просто очередным дублинским мажором, спутавшим сцену и реальную жизнь.
– Да-а-айре, – протянула девчонка почти с укоризной, но такой, лёгкой, словно Птичка была ей близкой подругой или родственницей, оказавшейся за пределами модных трендов. Она принялась рыться в карманах и в рюкзачке, пока Птичка осматривалась по сторонам, оценивая окна, их прочность, наличие запасных выходов, чердака и подвала, и прикидывала, что вообще со всем этим балаганом делать. – Вот, это с весеннего концерта.
В мрачное пространство дружелюбной в адекватное время суток пекаренки словно от всех щедрот сыпанули искр и звука. На экране лопатообразного смартфона за головами и прожекторами выкрутасничал у микрофона Риган, и Птичка на мгновение так и застыла, видимой из-под маски частью лица являя очевидное «да за что мне это всё, серьёзно». Девчонка очевидно была скромницей и снимала из какого-то уголка; они с Умницей тогда пробились почти к сцене, и она проклинала всё, дожидаясь финала действа и тридцати секунд общения с Риганом – положить перед ним рекламную листовку, миленько улыбнуться, дождаться быстрого росчерка маркером и свалить. Воспоминание вьетнамским флешбеком протащилось по ней, и Птичка, встряхнувшись и ожив, протянула руку и со второй попытки нашла, как всё это ставится на паузу.
Только этого ей ещё и не хватало.
– Нет, – сказала она, притупляя фанатский блеск в глазах девчонки, и затараторила, отворачиваясь и переключаясь на более важные дела. – Нет, нет, нет, никакого Дайре я не спасала, он здесь случайно оказался.
Как и Сайкс, как и сама эта девочка. Гарда не сможет проигнорировать стрельбу и взрыв – это Птичка точно знала, но вот вытащить их отсюда… Никто же даже не подозревает, что они в пекарне. Птичка не могла кинуть их просто так, не передав в надёжные руки детектива Кейн.
– Ты, с телефоном, – ткнула она в Ригана, выбрав между ним и Сайксом, – сможешь позвонить в Гарду, сказать им, что код красный, назвать адрес и попросить передать это детективу Кейн? Не слишком сложно?
Профессору и девчонке тоже следовало придумать какое-нибудь задание. Последней – особенно, чтобы перестала смотреть на Птичку такими котёночьими глазами.
[nick]Птичка[/nick][status]да вы серьёзно?[/status][icon]https://i.gyazo.com/ddbfbfed3ed57b5104e76c7ef5636263.jpg[/icon][sign]http://images.vfl.ru/ii/1486137563/2e87b804/15942952.png[/sign][info]<b>СУПЕРГЕРОИНЯ</b><br> Головная боль Гарды[/info]

Отредактировано Мэв Маккенна (13-01-2018 17:57:32)

+1

10

Дайре с кошачьим величественным пофигизмом смотрел на восторженную фанатку. Вот кому мало нужно было для счастья. Ну и что с того, что по ту сторону двери тусует дюжина грубых и жестоких парней. Что с того, что они воспримут её мелкую щелку как бонус к награде за тельце лже-Шаннахи.
Что им, кстати, вообще тут чешется, когда позади пылает их же авто, а Сайкс раз десять доказал, что крут только на фото с определённых ракурсов? Как будто это вообще открытие века хоть для кого-то.
Вообще-то Дайре ругал себя последними словами за то, что не исчез из рук Птички в суматохе побега под прикрытием бутафорской Гарды. Тачка припаркована в относительной близости, а даже не полностью экипированная форма Шаннахи здесь был куда полезнее рожи Ригана. Но там он действительно верил, что сотрудники правопорядка поблизости, так что смысла дёргаться уже не было. Птичка провела и его.
А из пекарни некуда было деться так, чтобы незаметно и с обоснуем.
— Но ты же Птичка! Ты всех спасаешь! Я вот… — девочка опять нырнула в свой рюкзачок так, что Дайре заподозрил, что ближайший незаметный выход из пекарни в какую-нибудь параллельную реальность находится именно в нём. Через пять секунд в тусклом свете появился пухленький голубой блокнот с объёмными розовыми цветами в стразах на обложке. А на открытой странице…
Риган закрыл глаза. Нет, строчек не будет. Но лучше бы они были, господи!
— Распишись, пожалуйста! — она ещё и фломастер красный достала, предусмотрительная. — Ну пожа-а-алуйста! Я так люблю тебя и твой блог!
На Дайре она тоже бросала алчные взгляды, но, видимо, читала и твиттер с резкой критикой выходок Ригана в ответ на несанкционированные подкаты.
— Блог DIY — destroy it yourself? — едко переспросил Дайре, свысока оглядывая сценку. — Спасла она, конечно. Забрали бы профессора, и не пришлось бы лазить в этой жопе с ряженой стриптизершей, учителем-неудачником и малолетней наркоманкой! Что, думаешь, она в это время в райончик за молоком выбежала?
Подозрения, оформившиеся после вытаскивания девчули из-под колёс, при взгляде на её слегка лихорадочные восторги и странных цветов (хотя и не без таланта сделанные) картинки, только окрепли. Опять же, этот район… с одной стороны — Шаннахи тут побывал ещё в начале этой недели, аккуратно продолжая наработанную в Лондоне схему. С другой — сколько их, этих райончиков.[nick]Дайре Риган[/nick][status]mutterseelenallein[/status][icon]https://i.imgur.com/0Rl0ThL.png[/icon][sign]Living life for the end
Nothing left to defend
[/sign][info]<b>РОК-ИСПОЛНИТЕЛЬ</b><br> Звезда и студент[/info]

+1

11

Птичке очень сильно и очень резко захотелось развернуться и сказать девочке, что спасает она не всех, что в мире вообще и в Дублине в частности есть слишком много людей, спасения не заслуживших. Вот те ребята на улице, например. Или их крокодилообразный начальник с ровненьким английским выговором и тусклым взглядом. Или тот пропахший ванилью мудак, который был в её чеклисте до него. С ним вышло проще – Птичка свернула его бизнес, а его самого запихнула в тюрьму на ближайшие лет двадцать. Этого было недостаточно, это не восполнило ей потерянного, но это иногда освежало голову лучше ледяного душа или крепкого кофе и напоминало, зачем она каждый раз забирается в этот костюм и выходит на дублинские улицы.
Все это пулемётной очередью застыло у неё в глотке, стоило только развернуться, и свинцовой тяжестью ушло вниз. Птичка очень медленно моргнула, рассматривая собственное ядрёно-фиолетовое изображение, остроухое и слишком внушительное в отдельных местах. Сли-и-ишком внушительное, словно под плотной материей затаился бронелифчик с пушапом. Нет, иногда в неё, конечно, прилетали фанатские картинки, иногда – злобные фотошопные переделки, а на какой-нибудь тамблер она вышла один раз в жизни и на будущее зареклась повторять этот трюк. Но впервые перед ней находился кто-то, кто делал это осознанно, стоял живьём и смотрел таким затуманенным обожающим взглядом. И ещё фломастер протягивала, чтобы всё это Птичка засвидетельствовала.
Лучше бы она их здесь на видео для инстаграма снимала.
– Ты это сама нарисовала? – отодрала она слова откуда-то с обратной стороны глотки, и получилось глухо и недоверчиво. Девчонка, готовая здесь и сейчас рассыпаться охапкой щеночков, закивала и чуть ли на месте не запрыгала. Блокнот в её руках был распухший и раскрывался сам; Птичке сделалось не по себе от одной только мысли, что там ещё есть.
Она с осторожностью приняла в свои руки тяжесть чужого обожания и фломастер, левой рукой вывела неразборчивое и стремительное «éan beag» под рисунком и, следуя за своим любопытством, перевернула страницу, но изучить не успела.
– Может, надо было тебя им отдать? – без особой любви в голосе спросила Птичка у Ригана, захлопнув блокнот и задушив собственный интерес. Ей дела не было до того, что он там говорил, пусть даже ремарка про ряженую стриптизёршу неприятно и оскорбительно мазнула по лицу. Птичка поджала губы, шагнув вперёд и ткнув в Ригана злополучным блокнотиком так высоко, как только достала. – Или бедный бесталанный Дайре Риган слишком важная шишка для этих мудаков? Чем ты вообще отличаешься от этих ребят на улице тогда? – Птичке хотелось хлопнуть его по лицу вполне ощутимо, физически, но она сдержалась. Его слова всё-таки заронили в ней зерно сомнения, медленно и тяжело набухавшее теперь под сердцем. Птичка перевела тяжёлый взгляд на девочку, вспомнила рисунок, лениво перебрала страницы блокнота. Может, и следовало спросить её имя, чтобы после найти и разобраться. После, когда поблизости не будет Сайкса или Ригана. – Один наркоман на хвосте или два – какая вообще разница? – Птичка с показным равнодушием дёрнула плечом. Словно он там в клубе мыльные пузыри пускал. – Если ты не будешь звонить в Гарду, то давай сюда телефон, я сама с этим справлюсь.
Она требовательно протянула ему свободную руку, демонстративно проигнорировав наличие пары телефонов на собственном поясе. Ей требовался чистый звонок, по которому никто не сможет сесть им с Умницей на хвост. И Дайре Ригану следовало дважды подумать, хочет он вообще стоять между Птичкой и её целью или собственная певческая шкурка ему дороже.
[nick]Птичка[/nick][status]да вы серьёзно?[/status][icon]https://i.gyazo.com/ddbfbfed3ed57b5104e76c7ef5636263.jpg[/icon][sign]http://images.vfl.ru/ii/1486137563/2e87b804/15942952.png[/sign][info]<b>СУПЕРГЕРОИНЯ</b><br> Головная боль Гарды[/info]

+1

12

— Тем, что не тычу в тебя стволом, и мне нахрен не сдался никакой Шаннахуй, — два различия Дайре как умный студент нашёл сразу. На остальные, как студент ленивый, забил. На обвинения в бесталанности и бедности — фыркнул, покосившись на фанатку. Но та, пришибленная уничижительным замечанием кумира, — слишком проницательным, чтобы возмущаться, — теперь смотрела на них обоих с грандиозным испугом в глазах. Бандитов бы так пугалась.
Впрочем, и лицо самого Ригана беспорядочно исказилось от ответного укола. Птичке неоткуда было знать, что мгновенная ненависть, чикнувшая спичкой за зрачками Дайре, была направлена в другую сторону.
Совладав с собой, Дайре посмотрел вниз. Туда же посмотрел и Сайкс. В руке Риган до сих пор держал телефон Вуда. Приметный такой, с британским флагом на чехле. Сайкс его точно запомнил и немедленно пошёл в атаку, вспомнив о своих гипотетических яйцах.
— Это не твоё!
Дайре, успевший сбросить со счетов происшествие в клубе, особенно после откровений об эротическом косплее, несколько опешил.
— Чего?
Сайкс разразился бранью, делавшую ему честь как преподавателю историю литературы. Но тут, кажется, вспомнил о свидетелях и о том, что это может сыграть и против него, и на руку. Тем более, что против Ригана тут были уже все, как ему показалось. Даже Птичка.
— Мистер Риган, — с остатками профессорского апломба, неуместного здесь и теперь, когда все они слышали о его похождениях и пристрастиях, выдал Сайкс, словно искал в ней поддержку, — взял то, что ему не принадлежит, и не хочет это возвращать.
— Брехня! — возмутился Дайре, наконец доперев, к чему это всё. — Этот телефон принадлежит моему другу.
“И в ваших же интересах не настаивать сейчас на обратном”, — подумал он вдогонку. И только из чистоплотности не стал развивать тему потери смартфона. Можно сказать, последний шанс проявить благоразумие, совершенно незаслуженный.
И которым Сайкс не воспользовался. А ещё профессор.
— Мистер Риган, если вы немедленно не отдадите мой телефон, то у вас будут проблемы больше, чем есть сейчас. И ваш отец на этот раз вас не отмажет.
Лицо Дайре потемнело, но ответил он неожиданно дружелюбно.
— Окей. Только разблокируйте его, мистер Шаннахи, и он ваш. Хотя нет, вы не сможете. Показать, как его разблокировать?
Риган ввёл первые три цифры пин-кода.
Сайкс, наконец, вспомнил, на каком моменте выхватил у молокососов экран и покраснел.
— Кстати, Пташка, верни мой телефон, — не глядя на Птичку (а исключительно мстительно проковыривая взглядом препода), приказал Дайре.[nick]Дайре Риган[/nick][status]mutterseelenallein[/status][icon]https://i.imgur.com/0Rl0ThL.png[/icon][sign]Living life for the end
Nothing left to defend
[/sign][info]<b>РОК-ИСПОЛНИТЕЛЬ</b><br> Звезда и студент[/info]

+1

13

Птичка впервые задумалась о том, что бы сделал Шаннахи, окажись он здесь вместо неё. Там, в блокноте, должны быть и с ним тоже рисунки, пригодные для размашистой быстрой подписи; ему бы это… польстило? Наверняка. И он, может, даже не назвал бы девочку наркоманкой, отнёсся бы к ней с большим участием, а не как вот она. С Риганом и Сайксом было на первый взгляд проще, вот только Птичка совершенно не представляла, как бы Шанни сдержался, чтобы хотя бы одному из них не подправить форму носа или челюсти. Собственного терпения на этих двоих ей уже не хватало.
Долгим и тяжёлым взглядом, в котором смутно угадывалось удивление, Птичка просверлила в Ригане, которому снова в голову ударила сценическая слава, не иначе, дыру. Она не могла не признать, что его получалось заподозрить во всяком, но уж никак не в воровстве. Она мысленно поместила его на одну чашу весов, и та мигом ушла на дно; на второй кантовался Сайкс, с уверенной невозмутимостью всё ещё отстаивающий свои права и свою собственность.
В центре, между всем этим, вместо библейского младенца пёстрым неприятным чехлом отсвечивал телефон.
Ей захотелось предложить спорщикам положить телефон на пол, на стол, в местный большущий блендер – куда угодно, чтобы только его раздробило на множество частей, из которых она сможет насыпать две равных гости пластиково-металлического крошева каждому из них. Царь Соломон из неё получался такой себе – Птичка ни в одном из своих обличий не любила Библию и не принимала ту сердцем. Именно потому ей хотелось не разрешить всё миром, а хорошенько втащить им обоим. У них там вооружённые выродки и выжженная машина, а они тут из-за какой-то игрушки бодаются.
– Хватит, – сказала Птичка, очнувшись и вспомнив, что некое подобие власти и ответственности здесь всё ещё вроде бы как у неё. Вопрос Ригана загнал её в глубокий экзистенциальный тупик, остановил на месте в движении, с приоткрытым ртом, и хорошо, что смотрел парень в этот момент не на неё. Птичка прошлась пальцами по собственному поясу, но при себе у неё были только собственный безопасный смарт и бандитский, ухваченный в машине и сохранивший в себе маршрут и информацию. Больше ничего. Птичка даже пистолет отложила в сторону, но и там не нашлось ничего такого. – Он остался в машине, – максимально уверенным голосом произнесла она, упрямо всматриваясь в острый ригановский профиль и пытаясь взглядом отразить «и ты сам в этом виноват». Нечего было запихивать его ей в руки и отвлекать от дороги!
– Чего и следовало ожидать от косплеерши-неумёхи в костюме из секс-шопа и с одной извилиной между… Это вообще что? Рога? Уши? – с присвистом и явным недовольством скривился Риган, но смотреть на неё не стал. Птичка обиженно наморщила нос.
– И вы оба мне надоели. Нам нужна Гарда. Сейчас, – она оказалась возле Ригана и взялась за телефон в его руке. Тот смешно булькающе квакнул, коротко завибрировал, принимая случайное короткое нажатие её пальца, и ожил вместе с видео.
Птичка во все глаза уставилась на экран, и свободная от маски часть её лица в этот момент не отражала ничего. В груди же горячим чернильным пятном растекались разочарование и отвращение. Он не был Шаннахи, вспомнила она. Он не был теперь даже тем мужчиной, который внимательно склоняется над партой, внимательно улыбается, внимательно смотрит и особенно – внимательно говорит. Он оказался клубным фетишистом, и Птичке было немножко жаль.
– Хватит, – почти попросила Птичка, не с первой попытки найдя в себе силы и голос. Она откинула от себя ригановскую ладонь со смартфоном и брезгливо отёрла руку о штанину.
– Это не то, чем кажется, – торопливо сказал Сайкс, бледный и практически безликий. Птичка впервые увидела в его лице намёки – и на фото, и на видео, и на прочие стрёмные штуки, – и отдёрнулась, когда он попытался за неё ухватиться.
– Вы правда хотите оправдываться перед людьми, которым наплевать? – она умудрилась посмотреть на него сверху вниз и сама этому удивилась. Она уже повернулась к Ригану, чтобы напомнить о Гарде, как та сама известила о себе – множественным гулом, разорвавшим ночную дублиновскую тишину в мелкие клочья и разрезавшим полумрак пекарни неоновыми пятнами света. Теперь уже по-настоящему.
[nick]Птичка[/nick][status]да вы серьёзно?[/status][icon]https://i.gyazo.com/ddbfbfed3ed57b5104e76c7ef5636263.jpg[/icon][sign]http://images.vfl.ru/ii/1486137563/2e87b804/15942952.png[/sign][info]<b>СУПЕРГЕРОИНЯ</b><br> Головная боль Гарды[/info]

+1

14

Звонка и не потребовалось. Дайре прислушался. Пошкрябывания за дверью прекратились ещё раньше проблеска сирен.  Было бы неплохо теперь отбросить от двери мебель, да рвануть до припаркованной через три квартала тачки. Но по здравому рассуждению так выходило только хуже. И он, и Сайкс так наследили на баррикадах, что их отыскала бы даже овчарка-пенсионер.
— Как видишь, никакого звонка не надо. Давайте выбираться навстречу. А не то Гарда решит, что мы тут в честь пятницы ширнулись, сожгли тачку для прикола и забрались в чужую частную собственность накачивать наркотой и насиловать малолетку.
Дайре без улыбки подмигнул фанатке. Та немедленно простила ему все гадкие слова и злобу вот этих последних. Но вместо этого до смерти испугалась. Дождавшись, пока Дайре подтолкнёт Сайкса к баррикаде (вопрос о том, у кого должен находиться злосчастный телефон, остался висеть под потолком), она с несчастным видом посмотрела на свой альбом в руках Птички, но выбрала из двух зол меньшее и торопливо отползла на кухню. Но там её ждала только закрытая на замок дверь. Пришлось возвращаться туда, где ругался сдавленным голосом профессор-извращенец, пришибивший себе углом кисть руки. Риган, помянув выбывшего из тягания мебели преподавателя злым британским словом, шкаф всё же удержал, и он даже продолжал ползти от двери, хоть и медленнее.
Девочка подкралась к Птичке и с убитым видом потянула её за локоть.
— А Гарда… они будут проверять, да? — тихо пролепетала она так, что её почти заглушил скрип шкафа. Ей до смерти не хотелось встречаться с охранниками правопорядка. В народе бытовало мнение, что они ничем не лучше бандитов, только прикрываются законом, чтобы терроризировать людей. А если им ещё и повод дать… родители ведь были уверены, что их дочурка спит под присмотром размалёванных парней на постерах. А она тут… и им наверняка позвонят… и всё расскажут…
Это будет конец всему. Девочке казалось, что при таком исходе ничего не останется, кроме как умереть.[nick]Дайре Риган[/nick][status]mutterseelenallein[/status][icon]https://i.imgur.com/0Rl0ThL.png[/icon][sign]Living life for the end
Nothing left to defend
[/sign][info]<b>РОК-ИСПОЛНИТЕЛЬ</b><br> Звезда и студент[/info]

+1

15

Риган не высмеял её за минутную слабость, и Птичка понадеялась, что он настолько увлёкся собственным шоу, что ничего и не заметил. Она взялась за стол и отодвинула его от шкафа, выставила по тёмным полосам на полу так, как он стоял до их вторжения, расставила по бокам стулья. Простота действий не отвлекла от тяжести мыслей, не изгнала из неё это пакостное, до тошноты гнетущее чувство. Птичка почти не смотрела теперь на Сайкса, она уворачивалась от всех его слов и малейших попыток с ним соприкоснуться. Где-то в другом мире, думала она, передвигая по столу шахматные фигурки сахарницы и подставки под салфетки, существовал вариант этого вечера, в котором она промахнулась, и телефон заблокировался, где-то ещё с ней был Шаннахи, а в какой-то совсем идеальной вселенной Сайкс не мудачил, и не было там ни фоток, ни видео из клуба. Птичку всю передёрнуло от одной только мысли, и она отошла в сторону, изучая пространство пекарни и выбирая отходные пути для себя.
Отсюда можно было бы уйти крышами: она не сомневалась, что во дворе есть пожарная лестница, забраться по которой – проще простого. Птичка продырявила Ригана очередным острым взглядом, но не признать его правоты не могла. Что-то в нём сейчас было знакомое, но задумываться об этом времени не нашлось: Гарда подступала, уже слышны были голоса – настоящие – из громкоговорителей. Птичка с некоторым удивлением обнаружила, что до сих пор держит при себе розово-стразовый блокнот, который следовало вернуть хозяйке. Девочка, казалось, тоже о ней вспомнила, подошла и заговорила, но совсем о другом.
– Будут, – отстранённо, с некоторой неловкостью кивнула Птичка, возвращая девчонке её собственность. На этом можно было бы и закончить, но отвернуться и отойти не вышло. Птичка впервые за всю ночь прошлась по девочке взглядом, подмечая смешную резиночку на запястье, заполонившие рюкзак значки, тёплый новенький кардиган поверх толстовки и после этого всего – тёмные провалы зрачков, по-кошачьи раскрытые. Сердце у неё сжалось. – Послушай… как тебя вообще зовут? – она пожалела, что не спросила этого раньше. Девочка выглядела очень испуганной и несчастной, словно Риган здесь не ёрничал, а всерьёз ей угрожал.
– Бейли, – совсем приуныв, назвалась девочка и прижала к себе драгоценный блокнот. Птичке захотелось бы потрепать её по макушке, не будь они почти одного роста.
– Хорошо, Бейли, – Птичка медленно выдохнула, посмотрела на Ригана с Сайксом – второй выбыл, трагично покачивая одну руку в другой, но Дайре в одно лицо неплохо справлялся со шкафом. – Иди на кухню, жди меня там.
Пистолет Птичка ей не вручила, закрепила тот у себя на поясе и приняла всё-таки вес шкафа собственным плечом, полагая, что чем быстрее они с этим разберутся, тем быстрее всё кончится. Ей не терпелось распрощаться с этой парочкой, пусть даже уже в понедельник она, скорее всего, их обоих увидит. Семинар у Сайкса стоял где-то посреди дня, и Птичка как-то не сомневалась, что отсядет подальше от преподавательского стола и не изменит этого решения до конца семестра. Шкаф недовольно заскрежетал на них поехавшей стеклянной дверцей, но на место всё-таки встал, освобождая дверь настоящую. В приоткрытой двери виднелись высыпавшие из окрестных домов ночные зеваки в пальто поверх пижам и тапочках, все – наверняка – с важными свидетельскими показаниями.
– Я схожу за девочкой, – безапелляционно заявила Птичка, взглядом показывая, что следовать за ней – плохая идея. Никто и не стремился. Бейли, скрючившись, сидела под кухонной дверью, и посмотрела на появившуюся Птичку с величайшим отчаянием и надежной. С мечтой свалить крышами пришлось распрощаться. – Быстро, – кивнула ей Птичка, прикладом пистолета выбивая замок и выпихивая девчонку в пропахший сыростью двор, пока в пекарню не хлынули люди Гарды и не сгребли их обеих. Птичка почти бежала, волоча Бейли за руку, и притормозила только когда ночь вновь сделалась тёмной, с приглушёнными звуками вдалеке. – Далеко живёшь? – в попытке ободрить девчонку она улыбнулась даже, хотя внутренняя тошнотворная тряска и желание смыть с себя этот вечер металлической губкой никуда от неё не делись.
– Несколько кварталов на север, – пробормотала Бейли. «Я об этом пожалею», – мрачно подумала Птичка, вспомнив рисунок. – И всё-таки ты спасаешь всех, – просияла девочка, пытаясь перехватить шаг Птички, но больше смешно, как маленькая овечка, прыгая за ней следом. – И меня, и Дайре, и даже того странного ти…
– Нет, – Птичка достала свой смарт и на ходу набрала сообщение Умнице. Они шли дворами, обходя дорожные камеры и ярко подсвеченные окна. – Я всё ещё не спасаю типов с оружием, да и… – она пожала плечами. Что толку с её откровений этой девочке? Она вернётся домой, в тёплую постель, утром отмокнет в горячей воде, а после – сядет и нарисует ещё один пёстрый рисунок. Может быть, даже про неё и Дайре. Или про себя и Дайре. Или… Нет, об этом уже Птичка отказывалась думать, и под маской она нахмурилась. – Без разницы. Послушай, – она очень внимательно посмотрела на Бейли. – Я не знаю, что ты там принимаешь, но ты должна покончить с этим. Особенно если тебе приходится бегать за дозой посреди ночи.
– Я не… – она насупилась и отвернулась. Сама попросила Птичку увести её от Гарды, так что отпираться было бесполезно.
– Это не делает тебя крутой, – Птичка смотрела теперь вперёд, боясь нахлынувшего воспоминания и того, что могла бы увидеть в девочке другой, чужой взгляд, такой же невнимательный и слишком живой. – Это делает тебя удобной мишенью для типов вроде Ригана, или Сайкса, или тех, с оружием. Самое время сказать этому «стоп».
Бейли молчала, насупившись, словно Птичка перед всем классом раскритиковала её сочинение, и только кивала, подтверждая правильность поворотов. Перед нужным домом она остановилась, перебирая в ладони тоненькую связку ключей, и совестливо посмотрела на Птичку. Та не собиралась подниматься и рассказывать что-то её родителям.
– Если я… если я перестану… – она зачем-то жевала слова и говорила медленно, рассматривая мысы собственных ботинок. – То ты познакомишь меня с Шаннахи?
Птичка подняла глаза к тёмному, в редких звёздах небу, и тихонько всхлипнула.
– Боже мой, – сказала она и, не выдержав, звонко рассмеялась в темноте, но остановилась, увидев удивлённый взгляд девочки. – Да. Да, Бейли, если ты сама на это подписываешься, то я познакомлю вас. Но только, – и она посмотрела со всей строгостью, на какую только была способна сейчас, через смех, и лёгкость, и звенящую, прохладную ночную свободу, – если ты прекратишь портить себе жизнь веществами. Обещаешь?
– Обещаю, – она развернулась и потопала прочь. Птичка, всё ещё подрагивающая от смеха, пошла в другую сторону, высматривая машину Умницы и думая о том, как будет ругаться, в голос ржать и фейспалмить Шаннахи, когда она ему расскажет… нет, ладно, далеко не всё об этой ночи. От отдельных моментов его английские нервы хорошо бы и поберечь.
[nick]Птичка[/nick][status]да вы серьёзно?[/status][icon]https://i.gyazo.com/ddbfbfed3ed57b5104e76c7ef5636263.jpg[/icon][sign]http://images.vfl.ru/ii/1486137563/2e87b804/15942952.png[/sign][info]<b>СУПЕРГЕРОИНЯ</b><br> Головная боль Гарды[/info]

+1


Вы здесь » Practical Demonkeeping » История » A little party never killed nobody


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC