«Кьяра не была уверена до конца в том, чего именно "этого" не хватало. Ударить его головой? Залечить в нем дырку? Просто рассказать о том, кто она такая? Может, от количества тайн вокруг он был такой вредный?»

"О рыбной ловле на Хэллоуин"



Рейтинг: 18+
Жанр: городское фэнтези, мистика

Место: Ирландия, г. Дублин
Время: зима-весна 2017 г.

Разыскиваем!

Practical Demonkeeping

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Practical Demonkeeping » История » [30.10.2016] Some One Special


[30.10.2016] Some One Special

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

http://img.joemonster.org/images/vad/img_34537/28a26730e4d6e40c6047d0761cb37c21.gif

Кьяра нашла себе лощеную цель для оттачивания языка. Мэв нашла себе хорошего, пусть и отбитого парня. Дэн уже больше недели не выедает никому мозг рассказами о замечательной Джул. Да и вообще почти не отсвечивает.
Можно сказать, что в доме воцарился шаткий покой.
Но не тут-то было.

Время и Место: 30 октября 2016 года, Дублин, дом Дайре, Мэв и Кьяры.

Участники: Дэн Риган, Мэв Маккена, кто-то ещё.

Предупреждения: всё вдребезги.

+2

2

В самый последний момент помощников для подготовки к вечеринке, на которую она впервые собиралась прийти с Шеймом, не нашлось, и Мэв оккупировала кухню в одиночку. Сделала она это на совесть, надёжно, так, что никому из домашних мимо не пройти, и с головой погрузилась в кулинарную магию. Меню этого года было без темы – это не «зомби», как прошлой осенью, когда пришлось вываривать безумно-ягодное желе и разливать его по креманкам в форме мозгов, и не печенья-пальцы с сахарными косточками, и не могильный торт, – и она подобрала несколько простых осенних рецептов и несколько особенных. Теперь на одном из столов у неё остывали скорлупки тарталеток, в духовке доходила до готовности порезанная на тонкие ломтики тыква, одна из идеальных красоток, обнаруженных пару недель назад на маленьком фермерском рынке, а сама Мэв разрывалась между варившейся на одной конфорке пряно-шоколадной начинкой для тарталеток, плавающими в белом вине грушами – на другой и свежими, притащенными из булочной тонкими лепёшками, которые ещё надо было набить сыром и овощами, чтобы разнообразить стол чем-то относительно сытным.
Беспокойство, переживания и тревогу Мэв выражала просто – заполняла пространство вокруг себя едой, а потом растягивалась на коврике для йоги с очередными учебными подкастами в наушниках.
На свою студенческую вечеринку она позвала и Дайре, и Кьяру, но ни один из них пока не ответил, а Дайре вообще словно бы пропал куда-то – его присутствие дома Мэв всё ещё отслеживала по тому, как исчезало из холодильника приготовленное. Судя по её наблюдениям, он или питался скверно, или делал это не дома, и второе ещё хоть как-то успокаивало, но первое наводило на какие-то не те мысли, но всякий раз она отвлекалась – на университетские задания, подруг или убегающий из ковшичка крем.
Зашипев, Мэв резко приподняла посудину над плитой, второй рукой уменьшая мощность. Почти. Всё ведь было почти готово – шоколадный наполнитель, поднимаясь за ложкой, тянулся настоящим блестящим шёлком, – но она отвлеклась и едва не испортила работу последнего получаса. А у неё ведь ещё яблоки ждали своей очереди искупаться в карамели, на которую пока только намекали отставленные в уголок продукты, и стояла невыпотрошенной последняя тыква, самая большая и красивая. Такой бы и Золушка позавидовала. Мэв успокоилась, неторопливо выдохнула и вернула шоколад на плиту, переключила надоевшую песню. Imagine Dragons превращали её, и её кухню, в которой одной только горел свет, и царившее вокруг безумие в часть лампового инди-клипа. Этот вариант нравился Мэв несоизмеримо больше трейлера плохого кино. Фильмы сегодня напрашивались только страшные, а последний тест на базфиде показывал, что её выживаемость в хоррорах не так чтобы очень уж большая; отведённые полчаса с погрешностями в пять-десять минут Мэв никак не устраивали.
Входная дверь хлопнула громче, чем обычно, и именно тогда, когда на побег отважились груши. Мэв ухватилась за первое, что попалось под руку – за спатулу – и принялась указывать непослушным фруктам всю их глубинную неправоту.
– Я не знаю, кто ты, но дальше ты не пройдёшь, – крикнула Мэв вторженцу, закинула всё-таки последнюю грушу обратно в кастрюлю и обернулась. Она ожидала увидеть Кьяру, но это оказался Дайре. – О, привет, Дэн, – Мэв скользнула в сторону, выключила огонь под шоколадной начинкой для тарталеток и убрала ту с огня, продолжая медленно помешивать. – Отлично, ты-то мне и нужен, – она распахнула ящик со столовыми приборами, нашла ложку поменьше, протянула её соседу. – Скажи, я не переборщила со специями? – Мэв наконец-то остановилась, провела руками по убранным в хвост волосам, проверяя, чтобы нигде ничего не выбилось, и только тогда полноценно посмотрела на Дайре.

+1

3

Окончание октября Дэн прошляпил.
Время на крыльях Большого Чувства улетало неделями. Важного в нём осталось всего ничего: встречи с Джул и планирование следующих. А остальное... признаться, Дэн уже не считал, что всё остальное имеет хоть какое-то значение.
Что Тринити, что группа бесили его до бесконечности. Каждый считал своим долгом просверлить ему мозг грёбаной сранью, бессмысленной и беспощадной. Каждый считал, что лучше знает, что Дэну лучше делать, что говорить и что думать. Дэн считал, что а не пошли бы все в жопу.
Ровно так же не хотелось заходить дом, превратившийся в помесь общаги и цирка. Вдобавок, здесь слишком часто объявлялся прилипший к Мэв Шейм, а это опять группа, и опять запара, и нафиг оно надо. Всё это было настолько неважно, что Дэн взрывался уже только потому что оно претендовало на его внимание и участие.
Но сегодня всё было совсем не так. Внезапно обнаружился конец октября, и не иначе как по этому поводу Джул сияла и смеялась чаще обычного. Оттого и Дэн почти летал. Вчера — из-за доброго расположения Джул. Сегодня — из-за пришедшего за ночь на ум решения, которое исправляло вообще всё. Одним махом. И всё оказалось простым и понятным.
Идея так понравилась Дэну, что он вертелся в постели всю ночь, и сбежал из дома ещё затемно. Мог бы и не рваться так — подаренный на день рождения DB9 оказался в центре как бы одним прыжком, и Дэну дела не было до того, было ли это законно. Это отвечало его ощущениям. Остаток времени он просто бродил по городу, совершенно пустынному в этот час.
Прогулки Дэну разонравились давно. Наедине с собой его тянуло во все стороны разом, а в первую очередь — к Джул. Он много раз хотел ей позвонить, но совершенно бесчеловечное время на экране смартфона его остановило. Дэн ограничился всего четырьмя сообщениями в вайбер, проигнорировав все непрочитанные сообщения по соседству с одним-единственным чатом.
Не нашлось на них времени и позже, когда наконец открылись магазины. Идея, несмотря на свою простоту, упёрлась в такие загвоздки, о каких Дэн и подумать не мог.
Но был ещё далеко не вечер, когда Риган припарковал авто рядом с домом и на второй космической пролетел прихожую, где и был остановлен стеной горячего сладкого запаха и страшным проклятием. На Мэв, царящую в сердце кухонного колдовства, Дэн посмотрел подозрительно. Последние несколько недель на каждый их диалог можно было накладывать один и тот же шаблон: безобидное начало, какая-то левая предъява, резкий ответ, глухая оборона и опциональная защита Шейма.
Безобидное начало было положено. И безобидным оно должно было остаться: Дэн был крылат и счастлив, и никакая Кьяра, никакой Шейм, никакой внезапно попавшийся под ноги свин не могли этого счастья испортить.
Счастья хватит на всех сволочей Дублина, и пусть никто не уйдёт обиженный.
Дэн взял протянутую ложку, оглядел всё многообразие всего, и только сейчас почувствовал, что Хэллоуин уже здесь. С этим связаны были какие-то вроде бы важные штуки, но они не вспомнились сразу и, значит, были не важны. Так что Дэн их отогнал и запустил ложку в... мусс? Наверное, мусс.
Дэн одобрительно промычал и попытался уворовать ещё.
— Это богично! Что это будет?
В надежде на что-нибудь ещё, Дэн решил задержаться. Тем более, что в вайбере стояла тишина, если не считать спама. Проследив за всем таким разным, он заинтересовался более всего руками соседки и при удобном случае подхватил правую и внимательно её изучил. Положил к себе на ладонь. Пропустил сквозь пальцы.
— Помой руки, м? Серьёзно.
Куда уж серьёзнее. Тут у человека самый большой страх на весь день и самая неразрешимая задача, похоже, отличным образом разрешаются. Нетерпение простительно! Светясь ещё сильнее прежнего, Дэн дождался, пока Мэв проберётся к раковине и вытащил из кармана куртки плоскую коробочку самого интригующего вида. И раскрыл её, как только Мэв обернулась к нему.
— Нравится? — от ответа, как казалось, зависело процветание всей Ирландии.

+1

4

– Тыквенно-шоколадные тарталетки, – просияла Мэв и поспешила отобрать у Дэна ложку, потому что предполагалось блюдо на всех. Какой-нибудь шоколадный мусс со специями она и после может замутить, это же – на вечеринку, про которую он пока ничего не сказал. – С листьями из яблочных чипсов.
Листья она приготовила ещё накануне – порезала яблоки на тонкие ломтики, проварила в сахарном сиропе и до полной готовности удерживала в духовке, – и теперь они просто ждали своего часа. Ложка отправилась в мойку, а сама Мэв, отставив заодно и начинку в сторону, посмотрела сначала на лепёшки, после – на яблоки, и ещё – на пакет со сливками, но решила, что для них-то уж точно рано. Джанин, услышавшая только этим утром, сколько всего она собирается приготовить, обозвала её безумной, но пообещалась приехать на своей машине, если у Шейма ничего не получится с транспортом, и бесцеремонно похитить и подружку, и всё вкусненькое, чтобы продегустировать до того, как всё растащат. Дайре успел раньше.
Мэв всё-таки остановилась на яблоках, но сперва раскрыла духовку – лицо обдало жаром и тыквенно-чесночным ароматом, – и, вооружившись прихватками, выволокла заполненную оранжевыми ломтиками форму в мир. Выглядело всё идеально, не так красиво, как на картинке в интернете, но очень даже. Она стряхнула прихватки в сторону, потянулась за вилкой, но наткнулась на Дайре. Он с какой-то небрежной осторожностью взялся за её ладошку и рассматривал ту с ювелирным интересом, сложил их ладони – её тёплую и свою холодную – вместе, перебрал пальцами, словно прощупывая каждую тонкую косточку под начавшей бледнеть к зиме кожей. Мэв посмотрела на соседа уже с сомнением и недоверием, не понимая, откуда такая нежность здесь и сейчас, и с трудом подавила в себе желание этой же ладонью приложиться к его лбу или щекам, чтобы проверить, нет ли у него температуры. Выглядел Дэн и впрямь лихорадочно, словно наступило Рождество, и под это его настроение музыка в её плейлисте переключилась на саунд к «Кошмару перед Рождеством».
Восхитительно.
Не дожидаясь, пока Дайре ещё больше включится в режим Джека Повелителя Тыкв, Мэв добралась до раковины, наскоро вымыла руки под ледяной водой и, ухватившись за полотенце, развернулась обратно к соседу да так и замерла. Сама она предпочитала другие кольца – больше веточек, листьев и мелких камней, – это же выглядело очень… лакшери, наверно. Холодное, без всяких следов радушия лакшери, давящее на тебя своей красотой и статусностью. Паника начала подниматься в груди, мелкими царапками подбираясь к горлу.
– Красивое, – с опаской произнесла Мэв. Он ради него что – машину продал? почку? любимую копилку разворотил? ограбил собственный трастовый фонд? Нет, даже не это важно. Главное – почему он смотрел то на кольцо, то на Мэв так, что ей хотелось зарыться носом в самый тёплый свой свитер и постараться тот не сжечь? Она кое-как высвободила из собственных оцепеневших рук полотенце, сложила его квадратиком, уложила перед собой на барную стойку. Мэв знала, что в личной жизни Дайре что-то происходит, – какая-то движуха, отбиравшая его у мира, но не откладывавшаяся в инстаграме, – но сейчас она впервые задумалась о собственной причастности к этой его жизни. – Но, Дэн, всего только два месяца прошло, я не думаю, что это хорошая идея, – она подбирала каждое слово с осторожностью японского повара, перед которым выложили свежую рыбу для фугу. – Да и потом, я и Шейм… мы немного… Он меня на студенческую вечеринку позвал. Ты, кстати, придёшь? – Мэв вся подобралась, натянула на ладони рукава домашней толстовки, перекинула вперёд собственный пушистый, как у пони, хвост.

Отредактировано Мэв Маккенна (23-11-2017 18:08:00)

+1

5

— Не два месяца, а шестнадцать дней и три часа, — поправил соседку Дэн, как будто это был рисунок ключа. Если он и был виноват в погрешности, то только в той, что не мог вспомнить, в какой момент в день их знакомства с Джул всё повернулось к грандиозной попойке. Но он в принципе с некотороым трудом восстанавливал в памяти события последних двух недель, и потому не придавал значения несовпадению воспоминаний. Это не мешало его счастью. Их общему счастью.
— Да, это немного, но Мэв, какое это имеет значение, когда любишь кого-то больше жизни?
Эта формулировка как влитая ложилась в мироощущение Дэна. Её так и тянуло повторить ещё раз, десять, сотню, и громадными неоновыми буквами выложить на крышах Дублина так, чтобы их было видно из космоса на зависть наблюдателям Крепости Одиночества. Просто переполненной чувствами речи было недостаточно.
— Никому не нужно ждать несколько лет, чтобы понять, что рубашка тебе по мерке. Так какого чёрта дожидаться, если души совпадают вот так, как половинки этих дурацких медальонов для влюблённых школьников?
Где-то в углу коробки с побрякушками в комнате Дэна валялся целый выводок разнообразных талисманов любви. Над каждым из них он был готов унизительно ржать и тогда, когда ещё не знал Джул. Он насмехался над ними и при покупке (в одних случаях, после умилительной просьбы), и при дарении (под комментарии, украденные не иначе как из гороскопа). Насколько же ничтожными они казались ему теперь, как и те девушки, которые за каждым из этих талисманов стояли.
Выбросить к чёрту. Давно ведь собирался. Как только руки дойдут.
Сейчас — важное.
Вдохновение не оставляло Дэна, но ему слишком уж не терпелось увидеть уже кольцо на подходящей руке. Иначе… иначе всё закончится катастрофой.
Дэн пристально посмотрел на руки Мэв. Их чистота не вызывала нареканий, но коробочку ей Дэн всё же не отдал. Ей вообще не было места в этом царстве масляных пятен и мучных облачком. Дэн сам со всей возможной осторожностью вытащил кольцо и протянул его Мэв.
— Примеришь?

+1

6

Шестнадцать дней и три часа? Любишь? Больше жизни?
Мэв обомлела настолько, что даже не обиделась на полный вечериночный игнор и вообще на то, что из всех её слов – очень важных, между прочим! – он уловил только числа. Ладно, не хочет он на их вечеринку – ну и чёрт с ним, она пыталась. Важнее было то, что Дайре выказывал жизни больше, чем за… ну да, за последнюю пару недель и вообще всё то время, что она его знала. Мэв эта мысль не понравилась, нашлось в ней что-то неправильное, до ужаса не вязавшееся с Дайре. Он даже о Бэтмене или новой машине не говорил с таким воодушевлением, а уж последняя-то точно ввела его в состояние щенячьего восторга, умилительного, но немного выматывающего. Кажется, кроме машины он ничего больше и не инстаграмил теперь.
Вариантов нашлось не так уж и много: он или сошёл с ума, во что Мэв слабо верила, или на что-то подсел, что казалось уже более вероятным. Замечательно. Только соседа-наркомана ей и не хватало. Под рукой не нашлось ничего достаточно тяжёлого на случай, если возвышенное настроение Дайре сменится чем-то менее приятным и более агрессивным; только давешняя ложка скользнула в пальцы, и Мэв на всякий случай торопливо её припрятала. На первом курсе она почти целый семестр волонтёрила в рехабе, и теперь призвала в помощь весь свой опыт.
– Боги, да ты просто Шекспир, – Мэв с добродушным ворчанием отступила от барной стойки и подошла к Дайре, демонстрируя ему пустые и чистые руки, закатала рукава толстовки повыше. На Ромео Дайре тянул так себе, но вот это его сравнение любви с рубашкой явно заслуживало своё место в ретеллинге старой истории, там, где незадачливый возлюбленный клялся изменчивой раз в месяц луной. – Давай сюда своё кольцо.
На её ладони этот лакшери-обруч смотрелся странно. Мэв осторожно взялась за него, чувствуя себя скорее Золушкой или Ослиной шкурой, чем настоящей принцессой, и надела на безымянный палец правой руки. И только убедилась лишний раз: на её аккуратной ладошке кольцо всё равно смотрелось чужеродно и дико, неправильно, и становилось понятно, что раньше его там вовсе не было, что настоящее его место не здесь. Оно требовало жемчужных рукавов, дорогого маникюра и мягких пальцев, и из всего у Мэв было только последнее.
Она сложила пальцы вместе, а после – широко развела их; сжала ладонь в кулак, продемонстрировала кольцо Дайре, гадая, что творится в его голове за этой зачарованной восторженностью. Нравится? Нет? Золотой ободок, показавшийся ей сперва свободным, обхватывал теперь не палец, но лёгкие, и Мэв, вдоволь им налюбовавшись и со всех сторон продемонстрировав и кольцо, и собственную ладонь соседу, попыталась освободиться.
Кольцо порешило иначе.
– Чёрт, – в указательный палец второй руки что-то впилось, и Мэв рефлекторно встряхнула кистью и поднесла ту к губам, – кажется, оно застряло. Похоже, мне и впрямь придётся выйти за тебя замуж, – она с сомнением и без намёка на какой-либо юмор посмотрела на Дайре. Где-то у них под ногами недовольно зацокали маленькие копытца, и тёплый пятачок упрямо ткнулся Мэв в ногу, но, заинтересовавшись вторым человеком, потопал дальше, тихо и возмущённо хрюкая, к чужим ботинкам и джинсам. Она наклонилась, чтобы поймать поросёнка, и именно в этот момент груши в вине вновь зашипели, запузырились и попытались выбраться из кастрюли. Выругавшись, Мэв бросилась спасать положение.

+1

7

Затаив дыхание, Дэн бережно освободил золотой ободок из коробочки и положил на ладонь Мэв. Камень благосклонно мерцал, отражая подсветку вытяжки, согласившись на время притвориться, будто это отсвет приглушённого освещения ресторана.
Мэв была в тихом восторге и сама лучилась. В окно заглянуло запоздавшее солнце, высветлив короткие торчащие во все стороны волоски в золотистую паутинку.
У Дэна сердце замерло. Нежданная игра света затенила лицо соседки, передвинула черты, заслонила несоответствия цветными пятнами, широкими мазками дорисовала недостающее.
Так всё и должно было случиться: яркий свет, потрясённое молчание и монументальные ворота в какую-то новую неизведанную жизнь, обязательно прекрасную, ведь жить её они будут рука об руку с Джул. С несравненной удивительной волшебной Джул.
Дэн вдохнул, чтобы обратиться к той женщине, сказать ей это простое и тихое “выйдешь за меня?”, но фантазия рассыпалась. За мягким сиянием камня на кольце снова оказалась просто Мэв, и она уже спешила снять его.
Дэн моргнул и встряхнул головой, почти стыдясь того, что всё равно не случилось. Зато он знал главное: почти наверняка кольцо придётся впору. И самый счастливый час всё ещё был впереди. Было время вообразить и воплотить тот единственный и неповторимый способ, которым он преподнесёт кольцо, и обстоятельства предложения, которые после они будут вспоминать каждую годовщину…
Шутку соседки он не оценил и не понял. Меж Мэв и Джул не было ни единой черты сходства. Разве что рост и руки. Возвысив на Мэв брови, Дэн снисходительно усмехнулся. А потом опустил взгляд на пол.
— Свинья? — выдержав паузу, выдавил из себя парень, совсем не уверенный в том, что видит. Поросёнок согласно затряс хвостиком. Как в любом порядочном кошмаре, вслед за маленькой трещинкой в адекватном и упорядоченном мироздании, развалилось и посыпалось сразу всё. Мэв метнулась хвататься за кастрюлю, Дэн — за Мэв, спасать кольцо. Свин, заинтригованный суетой, остался на месте, и это подвело всех. Дэна , не ожидавшего ничего живого под ногой; Мэв, не готовую к утягивающим её в сторону от плиты восьмидесяти килограммам живого веса. И даже груши, которые нуждались в помощи, а вовсе не в потрясении.
— Ты что творишь, дура?! Кольцо сперва сними!
Свинье ругани от души тоже досталось. Но его обиженный визг от того не поменял тональность.

+2

8

Она слышала шипение, с которым возмущалось вываренное вино, и плеск, с которым рвались на свободу мягонькие белые груши. Они звали её как единственную свою спасительницу, и Мэв устремилась к ним, ухватилась за спатулу и приготовилась подхватывать бедняжек и выгружать на выставленную здесь же большую тарелку. Так просто и быстро, не реши вдруг Дайре устроить внезапный флешмоб с обнимашками посреди кухни и руганью. Кольцо его рук оказалось плотнее даже, чем злополучный лакшери-капкан на её пальце, о котором девушка думала в последнюю очередь, и Мэв, пытаясь выбраться, активно оборонялась и локтями, и спатулой.
– Сам дурак! Пусти! – где-то под её болтающимися в воздухе ногами недовольно взвизгнул поросёнок, то ли не оценивший размах этого их человечьего веселья, то ли выражавший так своё желание в нём участвовать. А ведь Дайре, если бы только чаще бывал дома, знал бы и про поросёнка, и про вечеринку, и про Шейма тоже. Мэв почувствовала себя несправедливо обиженной и решила, раз уж на то пошло, сделать всё по совести, для чего хорошенько приложила Дайре куда-то в область коленки обутой в мягкий тапочек ногой.
Винно-сахарный сироп благоухающей волной хлынул на блестящую поверхность плиты, туда же выпрыгнули одна за другой размякшие груши. Самая большая и светлая из всех, как в плохом кино, промахнулась и шмякнулась на пол, ровнёхонько поросёнку под копытца, и отвлекла того от активного веселья. «Нет, нет, нет, – затараторила Мэв, утянутая за пределы кухонного ринга, – плюнь!» Она не сомневалась, что его деревенские сородичи питались и не таким, но рисковать со своим подопечным не собиралась. Что там хотел Дэн? Кольцо? Мэв принялась скручивать кольцо со своего пальца, но получалось так себе. Очередной её пинок пришёлся на трофейный забег поросёнка, угодившего прямиком Дайре под ноги, и упали они вместе.
– Да что с тобой не так, Дайре? – Мэв стукнула его спатулой по плечу и откинула ту в сторону. Решив, что груши спасать уже поздно, она обеими ладошками надавила соседу на грудь в решительной попытке остановить. В голову полезли все статьи и сериалы про наркоманов, последний сезон «Шерлока» и отдельно – специальный эпизод. – Ты под чем вообще? – она попыталась перехватить его взгляд и оценить состояние зрачков. Жаль, что гуглить «как определить что мой сосед наркоман» было уже ощутимо поздно.

+3

9

В жизни Кьяры случалось, конечно, всякое, но это впервые она вернулась в дом, где жила, без четкой уверенности в том, что за время ее отсутствия кто-то не успел открыть портал в Ад. Ну или куда там, в Лидс, в Блэкпул, в Южный Тиссайд, тот городок в пяти километрах от Эдинбурга - она знала много мест, которые могли бы дать Аду отличную фору - и дома, который снимали Дайре и Мэв, среди них обычно не было.
Кьяра даже раздеваться не стала - она хотела точно знать, что случилось с ее островочком покоя в этом ужасном мире, полном хаоса и недостатка денег. Звук шел с кухни, оттуда же несся запах, нет, даже запах - да-да, Мэв умела готовить до курсивного запаха. В запахе Кьяра совершенно точно улавливала вино, в голосе - вступление из Immigrant song, оказавшееся визгом поросенка Мэв, которого они откармливали к Рождеству.
Детишки на кухне тоже были, безумные и странные: Дайре цеплялся за Мэв, Мэв от него отбивалась - обычно бывало наоборот - еще у них были горящие груши в вине, экспозиция из все той же груши на полу, поросенок и... кольцо?
- Да что с вами обоими не так?
Не уверенная, что хочет в это лезть, Кьяра расстегнула и сняла куртку, села, еще раз окинула все осуждающим взглядом. Осуждала она в основном свою невовлеченность в это безобразие, а еще то, что никто не спешил вводить ее в курс дела.
- Мэв сделали предложение, а ты против? Ой, нет, ты, что ли, сделал Мэв предложение, а теперь передумал? Никто никому не сделал предложения, она просто купила себе кольцо, а ты ударился в марксизм и порицаешь роскошь? Ну же, рассказывайте!
Набрасывая предложения, Кьяра успела завладеть бутылкой, в которое еще оставалось вино, поискала взглядом бокал - она никак не могла приучить их, что самую важную посуду стоит всегда держать под рукой - коротко и привычно отпила из горлышка, запомнила этикетку - вино было очень даже неплохим, но незнакомым ей.
- А если оно застряло, палец всегда можно просто отрезать, - добросила Кьяра еще одну отличную идею.

Отредактировано Кьяра Риган (07-01-2018 22:49:11)

+3

10

Яростное сопротивление Мэв только убедили Дэна в том, что его окружение — эгоцентричные идиоты. Нет, чтобы подумать о ценности фруктов и неповторимого кольца! Нет не о цене, на это у Дэна никогда не хватало практической нужды. Но что значили какие-то кислые груши для глупой вечеринки рядом с помолвкой? Через неделю все уже будут готовиться к Рождеству, выбросив на помойку весь тыквенный антураж. А тут дело целой жизни!
Ногам Дэна изрядно досталось от тапочек Мэв, но это он выдержал стоически, концентрируясь только на том, чтобы бешеная соседка не заехала по чему-нибудь твёрдому правой рукой. Разумнее было поставить её там, где в принципе можно было размахивать хоть гитарой, хоть лайт-сайбером, и уже вне опасности сделать настоятельное внушение.
Размахивать собой тоже лучше было на середине комнаты, что Дэн без подготовки продемонстрировал. Рестлинг с переходом в партер не входил в планы — во всём был виноват свин, в существование которого Дэн всё ещё не был готов верить, и как-то с этим жить.
Проморгавшись после падения, Дэн обнаружил, что в кухне прибыло народа. И так, что лучше бы не. Эти две организовали бабское лобби сразу по прибытии Кьяры, ещё даже толком не познакомившись. Опять будут мозг клевать.
Дэн поморщился. На этот раз — от щекотки. Повернув голову, он нос к носу столкнулся с розовым пятачком. Опять свинья! Она везде! Поросёнок, оббегающий длинного человека в поисках утерянной груши, отвлёкся на очень похоже пахнущее плечо.
— Отвали нахер, бекон недобитый! — на улыбающейся рожице поросёнка не нашлось места страху, но из вежливости он отбежал. А Дэн обнаружил, что всё ещё валяется под нависшей сверху Мэв. Не то, чтобы это было совсем уж неприятно. Но он тут вроде как почти женатый человек.
— И ты отвали! — зло прорычал Дэн, пытаясь спихнуть девушку и встать. — Я купил кольцо для… не важно. У них с Мэв похожего размера руки, я хотел проверить, что оно подойдёт. Но эта решила, что должна хвататься за домашнюю работу в нём. Окна помыть, в клумбе покопаться, в духовку слазить, ты вообще головой своей думаешь, а???
Теперь Дэн практически кричал, наступая на соседку как на виновника всех земных несчастий.
— Ты хоть понимаешь, что это не хэнд-мейд из крашеных обрезков от остатка недостатка, а я предложение собираюсь делать?! И не называй меня Дайре!
Впрочем, зла на то, чтобы по двадцатому кругу разозлиться на сдавшую его ненавистное домашнее имя Кьяру, у Дэна не хватило.

+4

11

– Не надо ничего резать! – возмутилась Мэв, пытаясь плотнее придавить Дайре к полу и добиться всё-таки ответа хоть на какой-нибудь из вопросов. Но всевластие к кольцу комплектом не шло, и сосед всё-таки без особой нежности отпихнул её в сторону, словно Мэв ничего и не весила. Спасибо хоть, что несчастного поросёнка не пнул, и тот теперь утягивал под стол очередную грушу и усердно с ней разбирался, судя по звукам. Отбирать у него честно сворованное было особо некогда; Мэв подскочила на ноги, отряхиваясь и разделяя светлые пряди пальцами, с тоскливым ужасом думая о том, как после придётся отмывать их от вина и сахара. И всему виной – золочёный ободок с мёртвым камнем, который даже не померк, пока они боролись. Она вновь попыталась стянуть его с себя, чтобы швырнуть в Дайре, сказать ему что-нибудь драматичное и эффектно выскочить на улицу без телефона и куртки.
Вот это уже, подумала Мэв, было чересчур.
Она посмотрела на Кьяру, взывая к её помощи; в конце концов, это она здесь была его ближайшей родственницей, знала его дольше, чем Мэв, и несла за него хоть какую-то ответственность. Она бы с радостью сейчас поменялась с ней местами: сидела бы в стороне с попкорном и вином, комментировала и думала о том, как превратить всё это в поэзию. Она ведь наверняка что-то такое и делает, набрасывает очередное своё стихотворение, пока у них здесь рушится всё. Мэв даже не остановилась, чтобы подумать о том, что это за «всё». Она словно слабосолёной воды хлебнула, осознав, обидевшись и удивившись этой обиде на то, что кольцо всё-таки предназначалось не ей. К счастью, Дайре, забрасывая её словами – вся их благочинная улочка наверняка его слышала, – не позволил ей остановиться на этом чувстве и раскрутить его, он пошёл дальше, и Мэв – тоже.
– Сам отвали! – она выставила перед собой ладони, уткнулась ими в Дайре и не позволила ему приблизиться к себе совсем вплотную. Весь её страх мутировал сейчас в злость на него – пусть забирает своё кольцо, пусть тащится к этой своей… да не важно, пусть просто тащится подальше отсюда и никогда больше не возвращается. От каждого его слова Мэв вспыхивала всё больше, и под конец на глазах у неё и вовсе выступили горячие и злые слёзы. – Какое вообще предложение? Ты сдурел? Кьяра, твой брат подсел на что-то и двинулся! – со всё тем же пылающим негодованием посмотрела она на девушку, наклонилась и подхватила поросёнка, выбравшегося за очередной грушей, на руки. Мягкий розовый бок и уткнувшийся в ключицу пятачок не успокаивали. Его придётся куда-то пристроить, если Мэв собирается вернуться в студенческое общежитие, а ведь она успела привязаться к зверьку. «Как и к Дэну с Кьярой», – с тоской подумала Мэв.
Она вновь попыталась стянуть с себя кольцо, и в этот раз оно поддалось, скользнуло по испачкавшимся в сиропе пальцам и осторожно легло ей в ладонь. Поросёнок, задорно и утешающе хрюкнув, ткнулся в него пятачком, изучая эту новую неожиданную вкусняшку.

Отредактировано Мэв Маккенна (15-03-2018 12:46:49)

+3

12

Ситком, которым был этот дом, стремительно превращался в театр абсурда, причем в худшем его проявлении. Кьяре это не нравилось. Она отпила еще вина, надеясь это исправить, но все начало не нравиться ей еще сильнее. Дайре собирался делать предложение и забывал о том, что Кьяра будет его называть так, как ей хочется, и если его что-то не устраивает, пусть попросит у папы денег на психотерапевта, чтобы тот помог ему принять печальный факт о том, что не все в жизни складывается так, как хочется. Мэв разбрасывалась едой, считала, что Дайре на чем-то сидит, и активно возражала и против того, чтобы с нее снимали кольцо, отрезая ей палец, и против того, чтобы это самое кольцо надевали на худосочную лапку какой-то другой счастливой дурочке. Вина становилось все меньше, а Кьяра не помнила, есть ли у них что-то еще. Зато она помнила, что хотела бросить пить - а теперь все добрые намерения пошли прахом. И как, спрашивается, экономить на алкоголе, если эти двое так себя ведут?
Кьяра закрыла лицо руками и завизжала, пронзительно и высоко. Визжала она отменно, это работало всегда. Когда она так делала, люди переставали ссориться, останавливались, машины тормозили, а дети переставали плакать и просто молча пугались. Визг был ее секретным оружием, которое Кьяра использовала бережно и осознавая свою ответственность перед миром, людьми и, особенно, перед своими связками.
Воспользовавшись замешательством детей, кольцо с ладони Мэв забрала именно она. Надела на палец, полюбовалась. Кольцо было красивым, но таким, что видно было, что Дайре старается слишком сильно. Кьяра покачала головой - мальчишка. Еще научится, еще узнает, что настоящую любовь скрепляют пластиковыми кольцами из хэппи милов или колечками из травинок, а не вот таким вот.
- Так, значит раз - не сниму, пока не расскажешь, - стала объявлять Кьяра правила и снова приложилась к вину. - Кстати хотите? Угощайтесь, оно очень даже. - Два - никто ни на чем не сидит, маленькая, Дайре воспитывали так, что он обязательно бы поделился вкусным с близкими и родными. Три - на ком это ты там женишься? Хочу все знать. Все - и времени у меня полно, можете рассказывать подробно и обстоятельно.

+3

13

— Я вообще-то здесь, ау! — Рявкнул Дэн, до глубины души задетый тем, что его исключили из разговора, как маленького или пьяного в доску. Эта ненавязчивая демонстрация старшинства — чисто номинального — со стороны Мэв его выбесила ещё когда она с эдакой милой усмешечкой сказала, что ей двадцать сразу после его озвученных планов на празднование своего дня рождения в октябре.
Ну, сейчас Дэну казалось, что тогда его это иначе как выбесить не могло. Сейчас он чувствовал себя особенно чужим в этом театре личинок кошёлок-кошатниц.
— Я… — Дэн уже начал обвинительную речь, должную всех расставить по их местам, а ему вернуть кольцо и свободу идти к своему счастью. Но голос его срезал неоново-стеклянный визг. Дэн и не подозревал, что она так может. Настолько, что сначала искал какой-то другой источник этого оглушительного звука, и принадлежность его сестре в полной мере осознал уже когда она утихла.
— Ты ебанулась? — Спросил Дэн, для начала доходя до выводов очевидных и бесполезных, и уже только потом — до того, что Кьяра забрала в заложники кольцо, как раньше могла забрать велосипед или коллекционное издание Led Zeppelin.
В одном она действительно преуспела. Переусердствовать Кьяру в громкости ни у кого желания уже не было.
— С тебя оно срежется не сложнее, чем с неё, — Дайре мотнул подбородком в сторону Мэв, воздавая соседке за пренебрежительный разговор в третьем лице. — И тебя совершенно не касается, на ком я женюсь.
Так, до произнесения это звучало лучше, и настолько, что Дэн смутился и скрыл это за сурово скрещенными руками и сведёнными бровями.
Кьяра всё же была его сестра. И для Джул она будет роднёй. Да, одной из тех, кто не приходит на семейные праздники, и это всех устраивает лучшим образом. Вон, был же у них дедушка Чарли. Может, и Кьяра пустится в затяжную кругосветку?
— Я тебе рассказывал уже, так что если ты не запомнила — это не важно. На свадьбе у тебя будет отличная возможность и с Джул познакомиться, и помириться с отцом, так что моя карточка тебе станет без надобности. А у меня времени немного, так что отдай кольцо.

+2

14

Полминуты откровенного, бессердечного и беспощадного террора, во время которого Мэв только и могла, что вжимать голову в плечи да прикрывать ладошкой поросячьи уши, отозвались внутри спонтанным восторгом и некоторым сожалением от того, что в знакомых не водилось банши. Вот уж из кого можно было вышибать искры зависти рассказами о том, насколько выверенно и точно изымает души из окружающих своим голосом Кьяра Риган. Она уже замолкла, а голос её, казалось, всё распространялся и распространялся вокруг, ледяным перезвоном отлетая от всех предметов в комнате. Мэв опустила руку от поросячьих ушек вниз, по вздыбившейся короткой шёрсткой спине, почесала мягонький бок, прижала зверька к себе поближе, но сил на продолжение спора – с чего они там вообще начали ссориться? – не нашла.
Голосу Дайре вторил поросёнок, выдавший им всем очень похожую вопросительную интонацию и обративший свой блестящий пятачок в сторону Кьяры, умыкнувшей “вкусняшку” у него из-под носа. Словно ожидал, что эта опасная женщина чем-то взамен поделится.
Пустая и раздосадованная, Мэв осмотрелась, оценивая нанесённый себе, гостиной и кухне урон. В густой алкогольно-карамельной ванне ленивыми тюленями плескались последние груши, отдававшие теперь горечью и спиртом. Тонкие озерца сахарной корочки на полу и на столах заледенели, на одежде же… Не так Мэв представляла себе шугаринг или какое-нибудь там сахарное скрабирование. В округлой форме подсыхала без масляно-травяного спрея тыква, и только крем для тарталеток – единственный из всех – оставался великолепен, как герой мемов. Апокалипсис обрушился на кухню, и всеми его четырьмя всадниками и конями разом был Дайре.
Мэв, полыхая праведным возмущением, во все глаза уставилась на него.
– Это касается меня! – она опустила поросёнка на пол, позволяя изучить мир вокруг, раз уж скоро он его покинет, и недобро ткнула в Дайре ладошкой. – Если ты женишься, значит, мне придётся возвращаться обратно в кампус и искать себе новое жильё, – было столько вариантов, почему они в итоге разбегутся жить по разным углам, но ни один из них не мнился ей настолько разрушительным. Мэв вообще столько готовилась к тому, что надо будет за вечер собрать вещи и свалить, что теперь сама себе удивилась: она вовсе не горела желанием переезжать куда-то из этого дома. Не в последнюю очередь – из-за стоимости аренды, но были и ещё причины. – И я имею право посмотреть в глаза девушке, из-за которой остаюсь без крыши над головой, и спросить её, так ли она уверена в том, что хочет замуж, – Мэв воинственно подобралась, повыше затягивая изгвазданные рукава кофты и упирая ладони в бока. Можно было и с самим Дайре этот вопрос решить, но рядом болталась Кьяра, и уж она-то сможет понять, что брата заставили передумать не красивенькие глаза миловидной соседки. Ну, не только они. – Ты что, снова сошёлся с Черри? – с какой-то страшной догадкой в голосе спросила Мэв. Ни Черри, ни её подружки существами не были, но, верно, обладали определёнными способностями и без внушения. Вызванную Мэв Гарду они на раз-два очаровали. – Боже мой, Дэн, да тебе холодный душ нужен, а не кольцо!

+2

15

- А вот эти угрозы совершенно ни к чему.
Кьяра сузила глаза и недобро посмотрела на брата. Знал же, мелкий, куда целиться. Она должна была предугадать, что он не просто так пускает ее жить на диван, что обязательно будет об этом упоминать.
Она действительно сняла кольцо, но, подумав, надела его на другой палец, и полюбовалась на себя еще.
На Мэв Кьяра посмотрела с удивлением, но и с восторгом. Этого она никак не ждала. Она привыкла к тому, что Мэв тихая, ни с кем не ссорится и все делает по дому, и от этого делала проброс к тому, что она невероятный. фантастический человек-альтруист, которые встречались так же часто, как какие-нибудь единороги. Теперь же ей двигала прагматичность, и это было неожиданно и здорово. Возможно, нормальным человеком ее сделало крушение кухни, Если так, Кьяре следовало бы почаще орать, поросенку разносить все, а Дайре злиться. Вполне возможно, что так они отковыряли бы в Мэв кого-то интересного. Кого-то, кто обозначал себя не только тем, что создавал вокруг комфорт, но еще и тем, что просто была, и не замечать ее было невозможно.
- Далась тебе эта Черри. Нет ее. А Джул есть. Кажется... да, мы же виделись, точно. Она какая-то странная. Мог бы найти и кого-то получше.
Кьяра отпила еще вина.
- Не хорони себя так рано, малыш. У саморазрушения есть много форм, не обязательно выбирать такую хлопотную, как свадьба и брак.
Посмотрев еще раз на кольцо, она все же сняла его - ей такие не шли категорически - и перебросила его Дайре.
- Подумай обо всем этом еще пару раз.

+2

16

Взгляд Дэна следовал за кольцом как голодающий за дразнящей сендвичем рукой. Кьяре он не доверил бы символ собственного счастья и до выходки Мэв — она-то никогда не упускала случая испортить что-то ему дорогое. А теперь он и вовсе уверился, что доверять нельзя и самым разумным, аккуратным и внимательным отличницам — едино в голове ни капли здравого рассудка.
И это задевало глубже всего. Дэн принёс своё Счастье и хотел им поделиться. Ну, может, не со всеми, но с Мэв — хотел, несмотря на всё, что она делала все эти недели, лишь бы испортить ему настроение. В ответ ему плюнули в душу, облили липкой патокой, едва не угробили Сокровище и вдобавок ещё и выставили виноватым во всём, начиная с Троянской войны. Ну зашибись теперь.
Дэн медленно покрывался неровными красными пятнами ярости, а когда получил своё кольцо в свои руки, поспешно спрятал его поглубже в карман. Но успокоиться — не-е-ет, ничуть. Даже смирительный выдох, завещанный мамой на каждый взрыв, не помог. Дэн шагнул к Кьяре.
— Да хер ли ты понимаешь в любви, щёлка заборная! Я люблю Джул больше жизни! Я женюсь, и мы будем счастливы! А ты бегай от отца дальше между СиДи и ВиДи! Но не вздумай. Унижать. Джул!
Дэн прервался, чтобы грубо отпихнуть в сторону ткнувшегося в штанину поросёнка. Питомец затряс хвостиком, бешено перебрал копытцами, но всё равно не удержался на них и повалился на бок. Не дожидаясь, пока он перекатится обратно, Дэн наступил уже на его хозяйку.
— А ты! Могла бы за меня порадоваться! Но нет, блин, спаситепомогите выселяют! Да чтоб я тут остался! Забирай полностью, заселяй зверьём до крыши! Только отвяжись! Обе отвяжитесь! Вам не испортить лучший день в моей жизни!
Сомнений быть не могло: Дэн возьмёт Джул в жёны, и у них будет не съёмная халупа, а свой дом! А лучше квартира в Лондоне! Её он мог представить очень легко, сразу за навязчивым видением дома на пологом берегу Атлантики или Ривер Ли. Джул не говорила вслух, но Дэну было ясно как день, что она хочет уехать из Ирландии. Кто угодно, исключая упоротых вроде Мэв, хотел свалить нафиг из Ирландии! И с него хватит это терпеть. Хватит Дублина. Хватит “бизнеса” и якобы друзей.
И больше его тут ничего не держало. С ненавистью оглядев девушек, Дэн гордо ушёл. Попытка хлопнуть дверью провалилась из-за попавшего к косяку кроссовка, но возвращаться и исправлять эффект оказалось ниже его достоинства. Как и бежать за коробочкой из-под кольца. Хрен с ним. Всё равно наверняка Мэв угваздала его кухонным кошмаром до неузнаваемости. Коробочка не кольцо — купить не сложно.
Визг шин по асфальту не унес, как обычно, глубокую обиду. В голове толпилась тысяча равновесных слов, но они где-то на середине полёта умирали в лучах сияния образа Джул, пока не сдохли все вместе с мыслями об оставшихся позади девушках.
Только Джул в конце концов и имела значение.
Джул, которую он любил больше жизни.

+1

17

Мэв предпочла бы, чтобы Дайре подумал ещё пару десятков раз – и передумал, но куда там. Её даже не радовало, что девушкой была не Черри, а какая-то незнакомая ей пока Джул, о которой Кьяра здесь и сейчас не смогла сказать ни единого доброго слова. Вообще ничего внятного, так что гадай теперь, что там с ней не так: ноги не той длины, бюст не дотянул до лифчика с пушапом или третий глаз. Мэв разгорелась в полную силу и отступать теперь не собиралась, и Дайре своими словами и действиями только щедро подливал бензина в огонь её негодования и обиды. Уже только тем, что уронил поросёнка на мягонький бок и заставил в безнадёжной панике дёргать копытцами, он вознёс её пламя до потолка.
– Эй! – Мэв очнулась словно из какого-то транса, полного злости и вьетнамских флешбеков, и слова уже больше втыкала ему в спину и в гладкую поверхность двери, не закрывшейся за ним нормально. Даже с этим толком не справился, а собирался жениться! – Не трогай поросёнка, он меньше тебя, ты!..
Она захлебнулась словами и так и не придумала обидного сравнения для Ригана – любое животное было приятнее и ласковее, чем он. Мэв тяжело и обиженно задышала и не сразу поняла, что ушёл Дайре всё-таки насовсем, оставив её с Кьярой, перепуганным поросёнком и разгромленной кухней. Ей словно воды в лицо плеснули, и огонь превратился в тлеющие, ещё опасные угли. Наклонившись, Мэв подхватила поросёнка и поставила на ноги, утешающе погладила между смешными ушками, успокаивающе почесала пятачок. Он сразу же потянулся к остаткам съедобного на полу, и она не стала мешать малышу – всё уже было сломано, разбито так, что и не склеить.
– Твой брат – придурок, – мрачно бросила она в сторону Кьяры, поморщилась и стянула с себя домашнюю толстовку, всю пропитавшуюся сиропом и теперь карамелизированную лучше всяких луковичек-шалот. Она критически осмотрела кухонное поле боя – и отступила, не решившись дрожащими руками за него браться. Дайре вновь оскорбил Кьяру больше, но неудобно и отвратительно себя чувствовала почему-то именно она, Мэв, и от этого только сильнее ничего не хотелось. Зачем, если он вернётся сюда с другой и отдаст это всё ей? Помотав головой, Мэв забрала с барной стойки забытое Кьярой вино, взболтала и сделала один большой глоток. Подумала с полсекунды – и повторила. – Он всегда такой бешеный из-за девчонок? Или эта – какая-то особенная? – среди кухонного безобразия взгляд её выцепил пустую коробочку, разинутой пастью напоминавшую беззубое и нелепое существо. Мэв щёлкнула по ней, и коробочка громко схлопнулась. – Черри он замуж не звал. Ну, она этого точно не упоминала, когда приходила разбираться.
Нахмурившись, Мэв покрутила футляр под кольцо в руках, а потом сделала то, что ей действительно хотелось – в два шага добралась до мойки, раскрыла шкафчик под ней и выкинула картонно-тканевое уродство с модной эмблемкой в средоточение всех бытовых отходов этого дома.

Отредактировано Мэв Маккенна (14-03-2018 04:04:39)

+2

18

Кляре не захлебнулась возмущением после слов Дайре исключительно потому, что не собиралась показывать ему, что его слова для нее хоть что-то значат. Ничто не учит скрывать свои настоящие чувства так, как школы-пансионы. Любые чувства - как табличка: "Мягкое нежное пузико - тут". Кьяра даже иногда писала об этом стихи. Эти она, правда, не опубликовала, а только рвала на улочки и смывала в унитаз. Потому что стихи о мягком пузике - это признание его существования. А в Кьяре ничего мягкого не было - сплошные острые углы и загрубевшая кожа. И так и должно было быть.
Отвечать Дайре она, впрочем, не спешила. Переживала, что ее выдаст голос. Иногда ей было интересно, не унаследовал ли он от мамы или дедушки хоть что-то ангельское. Слишком умело и без усилий он умел поддевать корочки на едва заживших ранках. Даром что в остальном был человечишкой со всеми вытекающими.
Кьяра хмуро сверлила его взглядом, пока он не ушел, и только потом переключилась на Мэв. Мэв раздевалась, убиралась и явно была очень зла, но с ней хотя бы все было понятно. Кьяра с умилением последила за ней еще немного и только потом сказала:
- Ты можешь ему просто сказать, знаешь. Ну, когда он отойдет от этой своей Джул. Он в некоторых вещах еще совсем ребенок - в жизни не заметит, как ты по нему сохнешь.

+2

19

Мэв споткнулась там, где шла, остановилась и с недоумением, всё более и более явным, посмотрела на Кьяру, словно бы та вдруг заговорила на каком-нибудь китайском или русском. Но слова были понятные, и смысл, вложенный в них, – вроде бы тоже. На мгновение Мэв даже забыла, что злится; возмущение закипало в ней медленно, поднималось до самых краёв и переполняло их, вытесняя собой удивление. Она вспыхнула, но теперь уже скорее от смущения, того, родом из старшей школы, когда кто-то подмечает, что тебе нравится мальчик. Вот только Дайре Риган ей совершенно не нравился. Точно. Он, конечно, красивый, и Мэв иногда засматривалась на татуировки и результаты часов в качалке под ними, но нет. Даже НЕТ.
Да как Кьяра вообще могла такое подумать?
– Я по нему не сохну! – Мэв пришла в себя, шевельнулась, сдвинулась с места. «Может, – запоздало подумала она, берясь пальцами за тыквенный ломтик и закидывая его в рот, – «сохнет» – это что-нибудь сленговое из Шотландии?» Может, она тут погорячилась, и «сохнет» означает какой-нибудь особый уровень обиды и злости? Что-нибудь вроде «если ты вернёшься домой, я отхлестаю тебя крыльями». Этот вариант ей почти даже нравился, вот только тогда бы пришлось переживать его реакцию на существование крылатых людей – может, он решит, что она как та девчонка из Инджастиса? – а после – стирать ему память. Это Мэв уже не так нравилось, и она, помотав головой, добавила в свою жизнь ещё тыквы. – С чего ты это взяла? Я что, похожа на эту его Черри или Джул, чтобы по нему сохнуть? Я вообще на вечеринку иду с Шеймом! Точнее, уже не иду, потому что меня ждут уборка и сбор вещей, – Мэв недобро хлопнула дверцей кухонного стола, пока поросёнок не сунул туда свой любопытный пятачок.
Шейм. Шейма ещё следовало предупредить, что никуда она не идёт, потому что всё, начиная с её кухни, разрушено. И Джанин. И других девочек. Мэв хотела было взяться за телефон, но рука её так и зависла над кармашком, словно поймав всю тяжесть грядущих объяснений. Надо было принять душ, переодеться, и только после уже – приняться за объяснения и сбор вещей. Надо было сделать хоть что-нибудь, и для этого следовало разморозиться и отлипнуть от своего места, но компания вина и тёплой ещё пряной тыквы Мэв нравилась больше всего этого мира за пределами остатков кухни.

Отредактировано Мэв Маккенна (08-04-2018 13:24:22)

+1

20

- Свину поручи, - посоветовала Кьяра. - Уборку и все такое. А про сбор вещей вообще забудь - никуда ты отсюда не уедешь.
Глаза у нее были полуприкрыты, но смотрела она ими ясно и видела кое-что - особенно то, что касалось любви и прочего. Она видела достаточно сохнущих по мальчикам подруг, как явно, так и скрыто, чтобы знать, что она видит именно то, что видит. Даже если сама Мэв этого еще не осознавала.
- И ладно, не сохнешь так не сохнешь.
Она отступила и подвинулась, освобождая место рядом с собой.
- Забудь о нем, он потом сам вернется, такой же, как был. Может, капельку получше или поумнее - разбитые сердца с таким хорошо помогают. Садись лучше со мной и давай спорить о том, на ком из нас кольцо лучше смотрелось, и как нам обеим повезло, что оно не наше.
Говорить так, на тему брака и прочей бытовой мишуры, она могла бесконечно, но на этот раз, захватив побольше воздуха, просто выдохнула его. На этот раз все устроится и без нее.
- Кольцо - это просто кольцо, - сказала она, снова отпивая и протягивая бутылку Мэв. - Не бери в голову. Сходи на свидание, на концерт, делай все, что хочешь. Рано или поздно все и так будет хорошо. Он же мелкий еще просто, ему любые чувства - на всю жизнь, те самые, единственные. Он еще не знает, что тех самых полным-полно, просто они все что-то не то, и часто с ними ужасно скучно. С не теми самыми куда веселее.

+1


Вы здесь » Practical Demonkeeping » История » [30.10.2016] Some One Special


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC