Рейтинг: 18+
Жанр: городское фэнтези, мистика

Место: Ирландия, г. Дублин
Время: осень-зима 2016 г.

Practical Demonkeeping

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Practical Demonkeeping » Основная игра » [21.11.2016] Дом, в котором я


[21.11.2016] Дом, в котором я

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Время и Место:
21.11.2016
Участники:
Флориана Ниц, Алан Бирн
Предупреждения:
Немного страха, немного неловкостей

http://s8.uploads.ru/4W5TE.jpg

+1

2

Куда уходят ангелы, когда умирают?

Отогнув край рукава пальто, девушка взглянула на белый циферблат простеньких наручных часов: секундная стрелка нервно двигалась от насечки к насечке, отмеряя последние минуты восьмого часа вечера. Третье собеседование завершилось неприлично поздно, от голода чувствительность желудка достигла критических отметок, реагируя схваткообразной болью даже на процесс дыхания, а черепная коробка, казалось, буквально трещала по швам при малейшем движении головы. Утомительное это занятие - поиск работы. Еще более утомительным оно представляется, когда ты никоим образом не расположен к подобному делу в текущем моральном и эмоциональном состоянии, а надо. Флориана сконцентрировалась на отвлеченном процессе с усидчивостью, остроте которой позавидовал бы самый гениальный разработчик мелкой электронной техники или аналитик всемирного финансового потока. И эта ее концентрация являлась своеобразным кулаком, в котором девушка сжимала сама себя, держала, чтобы не рассыпаться, как эта желтушная, болезненная листва под ногами - легко и безучастно. Она не допускала левых мыслей. Только левые мысли не спрашивали ее официального разрешения.

Куда уходят ангелы, когда умирают?

Никто не знал ответа на этот вопрос. Ни ее родители, ни их вероисповедание, ни сама почившая с миром Ита Ниц. Флориана была уверена, что библейская повесть евреев о появлении этого мира являлась не более чем легендой. И если так, то и ангелом она могла не быть в его традиционном представлении, а являлась таким же обычным, простым человеком, только с неким рудиментом великого прошлого. У кого-то это явление выражалось несколькими лишними позвонками в виде ненужного хвоста, у кого-то шестым пальцем на ноге, а у нее вот крыльями и умением лечить без прикосновения. Возможно, этот рудимент восходил к тому времени, когда хомо сапиенс были антлантами и в восприятии нынешнего представителя человеческой расы вполне могли сойти за богов. Но людей стало больше, люди измельчали и растеряли свои способности. И бог здесь ни при чем, потому что его, по факту, и нет. Как нет мгновенной кары за пригрешения и пресловутой мощной поддержки Отца Небесного, - уж хотя бы для своих "особенных" детей, если на то пошло, святых ангелов. Но его нет. Поэтому ангелы по итогу оказываются теми же самыми одинокими людьми, которые тихо живут и тихо умирают, никому не нужные, никому не важные. И душа их, как и у всех прочих на Земле, - последний выдох из набора молекул углекислого газа, больше не способного генерироваться в организме из-за того, что в груди насос для кровяной жидкости остановился.

Фильтр мыслей в голове девушки все-таки не срабатывал и все сильнее накатывало желание просто взять и лечь от безысходности вдоль мокрого, облепленного палой листвой, бордюра тротуара, по которому она шла через парк к своему дому. Тяжелый туман взвесью болтался в воздухе, оседал на распущенных, спутавшихся волосах Флорианы, превращая ее из русой славянки в черную татарку. Серо-бежевое пальто стало тяжелым и холодным, заставив ее зубы отбивать чечетку. Звуки города были практически не слышны здесь: из-за большого количества воды в воздухе образовался будто бы некий вакуум, где даже перекрикивание собирающихся на боковую птиц или писк только взбодрившихся летучих мышей не доносился до тонкой сутулой фигурки, пересекавшей внутригородскую "зеленую зону".

Куда уходят ангелы, когда умирают?
Ангелы никуда не уходят. Они остаются на земле. В земле. И обращаются в ничто.

Вдруг Флориана резко остановилась у ближайшей лавки и села на нее, словно весь путь целенаправленно шла именно к ней. Села на мокрые, грязные доски, даже не подумав о том, что испортит свое светлое пальто. Села прямо, выгнув спину, словно вновь переживала прорезь первых крыльев. Она просто внезапно поняла, что не может больше идти, силы ушли из нее мгновенно, как если бы кто-то выдернул вилку с проводом питания из розетки ее спинного мозга. Взгляд распахнутых до предела, немигающих глаз на восковом лице, полных невыплаканных с момента похорон слез, был устремлен в такую глубину себя, что пройди кто мимо, то даже и не подумал бы, что она в самом деле живой человек, а не искусно вырезанная из камня скульптура. Соль хлынула по бесчувственным щекам немым потоком, капая на строго сложенные на угловатых коленях промерзшие кисти рук. И девушка не сразу заметила, что кроме бесцветной жидкости на ее коже и одежде появляются черно-багровые пятна чего-то другого.

+1

3

   Дела Алана Бирна, почти-Наставника дублинского Дома, шли на редкость паршиво. Неприятности, начавшиеся летом, и не думали стихать осенью, а там, глядишь, и вовсе плавно перетекут в зиму. Это и было неправильно! Многие годы в Дублине было спокойно; да, встречались нелепые или трагические происшествия, но ничего серьезнее "огромных наглых чаек" (которые были вовсе и не чайками, а оперившимся молодняком, радостно рассекающим небо на побережье) не случалось. Или же серьезные события умудрялись обходить Алана стороной, оседая где-нибудь в архивах отдела безопасности...
   Не совсем удачное спасение Ирис МакКензи, смерть ее отца, собственное помутнение рассудка, чуть не заставившее взрослого набожного демона едва ли не голыми руками лишить жизни обычного беззащитного человека - слишком многое свалилось на плечи Бирна, все чаще в голове возникал навязчивый шепот, предлагавший заглянуть в ближайший бар и остаться там до утра, а потом прийти туда еще раз, и еще... Алан очень хорошо помнил, чем заканчивались его попытки утопить свой разум в алкоголе, а потому яростно противился соблазну, стараясь переключиться на иные дела, привычные и дарующие хоть какой-то покой измученной душе.

   Немного нечестного демонического влияния - и вот его уже принимают в небольшой церквушке как своего, словно он уже много лет был здесь, проводил службы, присматривал за приходом и заботился о самой церкви. А самое главное - никто не задавался вопросом, почему порой приход недосчитывался одного священнослужителя.

   Нынешний вечер закончился для Алана достаточно поздно. Он бы остался в тихой полутемной церквушке подольше, оставшись наедине с бережно вырезанным из дерева распятием, с которого с немым укором взирал на своего нерадивого слугу Иисус, но следовало идти - негоже хоронить себя в забытьи, когда другим едва ли не хуже, чем тебе.
   Холодный воздух схватил землю тонкой корочкой изморози, желтые фонари придавали полупустым улицам довольно уютный вид, а из незанавешенных окон до случайных наблюдателей долетали и обрывки чужой жизни. Такой жизни, которой, как знал Алан, у него самого никогда не будет. Тишина парка усугублялась опустившимся на город туманом, постепенно она становилась в тягость, словно напоминая о бренности бытия, о концепции неотвратимой судьбы и тотальном одиночестве. Словно откликаясь на невеселые размышления, откуда-то послышался сдавленный вздох - звук шел будто бы отовсюду, больше напоминая потусторонний шепот, нежели живого человека. "Я бы не удивился," - хмыкнул себе под нос Алан, представив на мгновение призрак неупокоившейся девушки, погибшей много-много лет назад...
   Что ж, девушка была. И, судя по всему, совершенно живая, а также чем-то расстроенное. Измученная самоистязанием душа Бирна дрогнула и в этот раз.
- Мисс... Мисс, что-то случилось? - Мягко поинтересовался Алан у сидящей на скамейке довольно симпатичной девушки, протянул руку, чтобы коснуться ее, но замер на половине движения, ощутимо напрягаясь и внимательнее вглядываясь в незнакомку: нос демона уловил новый запах, не менее запретный, хотя и желанный. Пахло кровью.

+2

4

Флориана вздрогнула и оторопело посмотрела на материализовавшегося перед ней человека. Солидный, опрятно одетый, в темном суконном пальто, он стоял, чуть склонившись к ней и протягивая руку. Доверительный жест. Небезразличный взор. Мягкая нота в низком вибрирующем голосе. Флориана судорожно вдохнула контрастный, стылый воздух сквозь полуоткрытые соленые губы, с ужасом осознавая, что это вежливое беспокойство прохожего стало для нее последней каплей в переполненной чаше молчания и самоконтроля. Слезы прокатились горше, кожу на разгоряченных щеках уже стало пощипывать от них. Она, как человек, свалившийся в бурный поток ледяной горной реки, протянула руку в ответ, чтобы взяться за его ладонь, словно за корень уверенно растущего на обрыве растения. Полный чувства чудовищной потери, разрывающий сердце и жилы вой уже стоял в ее горле, готовый разорвать вакуум тумана этого парка. И утопить прохожего в ее страдании, в ее стенании, чего она так не хотела, но что неизбежно должно было произойти.

Но она не успела коснуться его пальцев. Откуда-то сверху с мерзким чавкающим звуком на ее кисть упала огромная капля багровой жижи. За ней последовала еще одна, угодив на надбровную дугу, ресницы и пылающую от соли левую щеку девушки. Ощущение крови, пронзительно пахнущей сладостью и мокрым железом, стекающей по шее вниз, под ее одежду, бросило Флориану из оцепенения в крупную дрожь. Она очень медленно, словно вместо шейных мышц ее были проржавевшие пружины, наклонила голову вперед и обнаружила на своих коленях красные разводы клякс, как в тесте Роршаха. Секундная пауза... и она стремительно сорвалась с места вперед, вскакивая сама и отталкивая мужчину от опасной скамьи вместе с собой на несколько шагов. Крылья ее распахнулись сами, как защитный рефлекс: огромные, лебединые, морозно-белые. Она накрыла ими себя и незнакомца, стремясь уберечь от неведомой атаки... Которой так и не последовало. Мгновения шли, а за этим белым, шуршащим от ее непроизвольной дрожи коконом так ничего и не происходило. Только капало что-то, неравномерно, невпопад, все там же позади. Обнаружив себя с крепко зажмуренными глазами, вцепившейся со всей силы своими склизкими от крови пальчиками в крупную ладонь незнакомца, Флориане стало вдруг невыразимо стыдно. Раскрывать свою ангельскую сущность перед простым человеком в России было запрещено Заветом. Только Отец мог послать своих слуг в их истинных обличьях на общение, защиту, наказание людей, но самостоятельно они не имели права являть себя Его земным созданиям. Если же ангел ослушивался, то его подвергали изгнанию из семьи и именовали отныне падшим или демоном, в зависимости от деяний, которые отступник Завета совершил в своем истинном виде. И все ангельское сообщество в России придерживалось этого правила, пусть даже вестей от Бога не поступало уже не первый век. Сейчас девушку спасало от изгнания только то, что она уже не числилась в русском ангельском собрании. Но стыда это не умаляло.

Флориана осторожно отпустила руку мужчины и сделала крохотный шаг назад, выпуская его из-под защиты своих крыльев и стараясь не смотреть ему в глаза. Она обернулась к скамье, вгляделась в темные, полуголые деревья, под которыми та находилась. В крайней кроне, словно запутавшаяся в сетях птица, висело нечто бесформенное. Именно оттуда капала кровь.

Отредактировано Флориана Ниц (13-11-2017 06:17:49)

+2

5

   Незнакомка покрывалась кровью, как луг цветами по весне. Но если торжество жизни в природе было явлением чудесным, то нынешняя картина вызывала лишь брезгливое отвращение. Алан хотел было отстраниться, невольно вытереть руки о пальто, чтобы стереть с себя даже мнимую пленку несостоявшегося прикосновения, и лишь секундное оцепенение не позволило ему сдвинуться с места и показать свою невоспитанность во всей красе.
   Алан не боялся крови - он насмотрелся ее на войне, нередко сталкивался и на своей нынешней должности в Доме, когда приходилось общаться с только что вернувшимися с очередного задания парнями из отдела безопасности или когда на пороге появлялись бледные подростки, готовые вот-вот осчастливить мир пробуждением очередной крылатой сущности. Встречался Алан и с благородством - ее в мире было не так уж мало, хотя принимать защиту от тоненькой хрупкой девушки оказалось занятием удивительным и несколько обескураживающим. И лишь широкие белоснежные крылья, шатром прикрывшие двух незнакомых друг с другом Существ, в какой-то мере расставил все по местам. Всего лишь инстинкт - защитить того, кто рядом, даже ценой собственной безопасности и собственной жизни. Очень редко встречающийся, он не переставал удивлять и обнадеживать Алана - значит, в мире еще не все потеряно и Бог не оставил своих детей, хотя и скрылся от них за невидимой стеной.
- Тише, дорогая, все в порядке. - Тихо нашептывал Бирн, осторожно гладя девушку по голове и по плечам, осторожно прижимая к себе, несмотря на то, что она была покрыта кровью. Белое оперение чуть подрагивало от напряжения, как и тело незнакомки. Крылья так и манили коснуться себя, прочертить пальцем направление роста перьев, убедиться в их реальности - ангельская энергия встреченного Существа манила демоническую часть души Алана, одновременно соблазняя и заставляя держаться настороже. В конце-концов, не каждый день к тебе на грудь падают окровавленные девицы!
- Ты ангел. - Без удивления, но подтверждая раскрывшийся факт, констатировал Алан, отпуская от себя незнакомку и с интересом наблюдая за ней: он не мог помнить всех Существ, что проходили через Координаторов Дома, но, как и все, прекрасно помнил главный закон сверхъестественного сообщества - не раскрывай свою тайну. Интересно, помнила ли о нем девушка? И если да, то что попробует предпринять?
   Впрочем, веселую игру "попробуй запудрить мозги демону" пришлось отложить на потом; проследив за взглядом ангела, Алан нахмурился и достал смартфон. Яркий луч светодиодного фонарика не был настолько силен, чтобы разогнать тьму на дальнем расстоянии, но и его хватило, чтобы различить в темной фигуре наверху напоминающий человека силуэт.
- Господи... - Сдавленно выдохнул Бирн и уже в свою очередь, схватив девушку за локоть, постарался оттащить ее подальше, хотя и понимал, что слишком поздно. Ветер, зацепив подвешенное тело, развернул его, открыв наблюдателям новые подробности: сверкнул на свету продолговатый череп, увенчанный рогами и венком из веток или толстой проволоки, заблестело нарядной гирляндой что-то в раскрытых ребрах и животе безымянного повешенного. При очередном порыве ветра что-то вывалилось из нутра темной фигуры, противно чавкнуло при ударе о скамейку и откатилось прямо под ноги к девушке, оставляя за собой кроваво-алый след на свежем снегу.

+2


Вы здесь » Practical Demonkeeping » Основная игра » [21.11.2016] Дом, в котором я


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC