«Если что и обрастало таким количеством историй и легенд, связанных с потерей, кражей и сокрытием, - так это драгоценности.»

"Единственной мерой времени является память"



Рейтинг: 18+
Жанр: городское фэнтези, мистика

Место: Ирландия, г. Дублин
Время: зима-весна 2017 г.

Разыскиваем!

Practical Demonkeeping

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Practical Demonkeeping » Альтернатива » [21.07.2015] Dare me


[21.07.2015] Dare me

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://i.gyazo.com/2468715a403d72d4ebd2b839e9f67e83.jpg
Время и место: Сан-Диего и окрестности, Калифорния, США; 21 июля 2015.
Участники: Оливер Рид, Авалон Хаттон.
Предупреждения: острые предметы включены.

[nick]Авалон Хаттон[/nick][status]i destroy myself so you can’t[/status][icon]https://i.gyazo.com/2546fdce06861a852c857696635e9dd0.jpg[/icon][sign]Little Red Riding Hood ate the wolf in the wood.[/sign][info]<b>АНГЕЛ</b>, 31 год<br>  Ликвидатор[/info]

Отредактировано Мэв Маккенна (24-07-2018 16:52:48)

+1

2

Авалон Хаттон похожа на кошку. У неё свои кошачьи дела, до которых она не допускает посторонних. Ради них она исчезает, в лучшем случае поставив своих мужчин и начальство в известность. Не просит помощи. Не признаётся себе, но отчаянно боится обнажить уязвимые точки, в которые может нырнуть предательское лезвие обиды.
Страх этот кроется где-то в юности. Там же, откуда родом чёрные крылья на лопатках, скрывающие настоящие — белые. Если бы Оливер сам не видел их, он бы решил, что Авалон Хаттон… нет, не демон. Сфинкс, может быть. Или мантикора.
В целом, Оливеру не нужно было вдаваться в подробности. Его не интересовало детство Авалон и личность неведомого обидчика, вырвавшего из сердца ангела ту часть, что отвечала за доверие. Он чуял броню Хаттон не из многих знаний и достижений психиатрии, в душе презираемой как лженаука. Он ощущал её звериным чутьём более крупного хищника. У него было достаточно зубов и когтей, чтобы вспороть всю эту независимость и боевую безбашенность ликвидаторши.
Но в конечном итоге ему не была интересна сама Хаттон. Его приводило в трепет и восторг искажение лица Джона, когда он видел их рядом. В иное время можно было только представить, с каким выражением он выслушивает слова Авалон о нём. Оливер достаточно скучал без брата и вовсе не желал отказываться от его пьянящего присутствия в своей жизни. И делал всё, чтобы Джон не мог его игнорировать.
Даже если это значило завоевать женщину, которая воровала у него чувства Джона.

— Не-е-ет, ты шутишь! Хаттон, моя борода уже может подавать на тебя в суд за преследование!
Шёл одиннадцатый круг состязаний, растянувшихся на добрую часть весны и начало лета 2015 года. Как игра в бисер, война перебиралась из-за стойки бара в спортзал, из моря — на борцовский ринг, оттуда — в небо. Везде, где было место вызову, Авалон Хаттон вызывалась. Или вызывала сама.
Оливер вёлся. И побеждал, но каждый раз так, что Ава замечала только собственную победу над собой и новую высоту, над которой не было предела. Оливер не сделал силу иглой для Авалон. Он только использовал, что уже было. Разве что позволил себе смешаться с этим завлекающим раствором.
Однажды он покажет её Джону. И его непроницаемая маска невозмутимости, наконец, треснет настоящими чувствами.
Но пока этого не случилось, Оливер сжимал руль байка и вызывающе-недоверчиво смотрел то на Хаттон, то на трассу впереди.
Авалон Хаттон любила неодушевлённые воплощения силы. Оружие. Мотоцикл. Как будто эти атрибуты прикрывали слабые места навроде картины в рамочке напротив пятна на обоях.
— На этот раз равноценное пари. Проиграешь — выкрасишь крылья в изумрудный!
Приходилось признавать: борьба с Авалон не оставляла Оливера вполне равнодушным. Прямо сейчас он не задумывался о Джоне.[nick]Оливер Рид[/nick][status]Miss me?[/status][icon]https://i.gyazo.com/6a44555799f8fd6a2ddbfa2c68d320bc.png[/icon][sign]Она была в двух шагах[/sign][info]<b>ДЕМОН</b>, 93 года <br>  фрилансер[/info]

+1

3

– Твоя борода настолько ретроградская, – Авалон разжала объятие, оторвала себя от Оливера и, соскользнув на асфальт, замерла только для того, чтобы собрать волосы в хвост, – что я даже не уверена, что она знает о существовании этой статьи.
Она подступалась к нему с этим уже не в первый раз, а ведь Оливер – как и Джон, как и остальные в Доме, – даже не думал, что её время в Калифорнии заканчивается. С каждым днём это чувство становилось всё крепче, оно уже не росло в ней, оно разрасталось и неприятно скребло под крыльями всякий раз, стоило только их показать. Каким бы хорошим напарником не был Джон, как бы не были приветливы остальные существа, как бы не нравился ей Оливер, Авалон знала, что скоро что-нибудь обязательно пойдёт не так, сломается, как карточный домик или выставленные колонной костяшки домино. Потому что так всегда и случалось, и не важно, помнила она об этом или позволяла себе обмануться лёгкостью бытия.
Можно было свернуть всё сейчас, пока оно ещё помещалось в спортивную сумку, а лишнее оставить на прикроватной тумбочке в выданной Домом квартирке. Можно было позабыть про еженедельные походы с Джоном на стрельбище, про их многочасовое разгадывание головоломок, вырисовывавшихся в солнечной Калифорнии. Можно было забыть про Олли с его ужасной, вышедшей из моды лет пятьдесят назад бородкой. Такую носил дедушка – в семидесятых или потом, десятком лет позже; Авалон видела её на фотографиях и знала, что после бабушка всё-таки вытребовала, чтобы он от неё избавился. Они любили вспоминать это как что-то весёлое и тёплое, и никто из них не сказал, что на самом деле это война.
Авалон даже и не заметила, что начала называть его Олли, когда он не слышал. Олли, брат Джона, при одном упоминании о котором у того портятся настроение, аппетит и целый день. Олли из кафе напротив места преступления. Олли, желавший увидеть её крылья изумрудно-зелёными. Олли, которого следовало вырезать из сердца, пока не стало слишком поздно.
– У тебя уж-жасно, – она фыркнула и замолкла, словно бы задумавшись на полминуты и подбирая слово ему по эпохе и возрасту, – целомудренные желания. Идёт.
Авалон забралась на свой байк, встряхнула хвостом и, перед тем, как надеть на себя шлем, в последний раз с вызовом посмотрела на Оливера. Она предлагала отказаться от шлемов, чтобы сделать пари интереснее, но Олли назвал это лишним риском и сказал, что её раскиданные вдоль трассы мозги – не особо вдохновляющее зрелище. Джон говорил, что верить ему нельзя, но едва ли кто-то был с ней более искренним за последние лет пятнадцать.
Выстроенный ей маршрут от заправки до арендованного крошечного домика всё ещё оставался достаточно непростым – Авалон и сама не слишком помнила все повороты, а ещё оставались другие машины и какие-нибудь безумные лесные звери, пожелавшие своим присутствием на трассе предупредить о какой-нибудь беде. Застегнув куртку до упора, Авалон дождалась проблеска жизни в своём байке и жестами показала, что три-два-один – и вперёд.
В конце концов, бритва при себе у неё была, а вот зелёную краску, способную удержаться на перьях, ещё придётся поискать. Не в зелёнке же он её искупает.
[nick]Авалон Хаттон[/nick][status]i destroy myself so you can’t[/status][icon]https://i.gyazo.com/2546fdce06861a852c857696635e9dd0.jpg[/icon][sign]Little Red Riding Hood ate the wolf in the wood.[/sign][info]<b>АНГЕЛ</b>, 31 год<br>  Ликвидатор[/info]

Отредактировано Мэв Маккенна (24-07-2018 16:52:59)

+1

4

Дьявольский прищур Оливера приокрывал коварные намерения, простые и жизненные, хищные — и ни разу не невинные.
— Когда примемся за покраску, ты поймёшь, что ни черта подобного, — бросил он в ответ, разбирая крепления шлема и скомканную под ними балаклаву.
Человечество придумало столько способов защитить свою бесценную жизнь, если вдруг кому-то по настроению захочется ей рискнуть. Бесцельно и глупо рискнуть, только чтобы показать смерти зубы и уверить себя, что она испугается и отойдёт подальше.
Оливер рисковал иначе. Он забирал себе чужие жизни и страдания. Или хотя бы чужие желания — как Авалон.
Взбудоражив двигатель поворотом ручки газа, Оливер стащил его неуклюжую тушу с подножки. И только по знакам Авалон понял, что горит азартом.
Растянувшаяся резина последних секунд ожидания. Старт. Движение.

Жизнь за рамкой обочин перестала существовать, а внутри — собралась в в точке за паникующим спидометром. Жаром окатывала близость другой машины и Авалон, воюющей за сантиметры впереди колеса мотоцикла.
Люди не имели возможности сравнить полёт практически один на один со скоростью. У существ было сравнение. Небо. Но стоило признать: крылья не могли развить ту же головокружительную скорость, на которой ландшафт исчезает из поля зрения за доли секунды.
Машины жадно пожирали милю за милей, в отстающей немедленно пробуждался зверский голод, выносящей её в безумии вперёд.
Плоские каменистые холмы старались сбросить с себя тяжёлые байки повыше, словно намекая, что крылатые должны выяснять отношения между собой не на земле.
Светло-серый “шеви” длинным возмущённым гудком бросил им вслед предостережение: на этот раз его спасло чудо, но в следующий раз от бампера ему не увернуться, больному ублюдку. Инерция отнесла его почти к ограждению и низким изнывающим от жажды кустам в низине. Игры физических сил стоили ему целого корпуса преимущества Авалон.
Нет, эта борьба такой уж простой не будет.
Они поравнялись у моста через пересохшую до осени речку. Методично и почти механически Оливер перескакивал через мелкие попущения Авалон и сокращал разрыв за их счёт. Каждое незадокументированное в сознании сомнение, каждую мысль в сторону.
Вдали показался их последний рубеж. Пыльный домик в маленьком рукотворном оазисе. Последние футы, которые мог отвоевать мотоцикл Оливера, но вместо этого вдруг резко свернул в сторону и, давясь и ругаясь, стал глотать камни и низкую поросль неровного кювета.
Вопреки булыжникам, вопреки наклону, уводящему машину прочь от дороги, Оливер заставил байк карабкаться к ней. С боем, надрывно визжа передачей, но почти не сбавляя хода.
Он выбрался на дорогу, отвоевал себе путь назад. Но это было зря. Между двумя байками повисло полторы сотни ярдов. Оливер сожрал хорошо если треть к тому моменту, когда пункт назначения остался позади.

Байк виновато рычал. Оливер, отдышавшись, стащил шлем.
— Чёртова кошка!
Его горящий взгляд тонул в пожаре Авалон. И Джона — редкий момент — и близко не было.
Освободив руки, Оливер медленно, с расствновкой зааплодировал.[nick]Оливер Рид[/nick][status]Miss me?[/status][icon]https://i.gyazo.com/6a44555799f8fd6a2ddbfa2c68d320bc.png[/icon][sign]Она была в двух шагах[/sign][info]<b>ДЕМОН</b>, 93 года <br>  фрилансер[/info]

+1

5

Стоило мотору ожить – и весь мир растворился вместе с самой Авалон, не оставляя ничего, кроме извилистых петель дороги и безумного ощущения скорости, пробивавшегося под кожу ветра и перевёрнутого горизонта. Она сделалась чёрной точкой на карте, кляксой, погрешностью, и другой такой точкой стал Оливер, за которым Ава всё-таки следила, намереваясь сегодня обогнать. Её не страшили зелёные крылья – она не любила родной белый цвет и старалась его изжить, пусть даже чернила татуировки не брали перья, – ей просто хотелось стать первой, стянуть с него эту самодовольную уверенность и это старомодное высокомерие, уронить на лопатки и срезать его дурацкую бородку. Авалон никогда не понимала, что все эти люди из прошлого века – и мужчины её семьи, питавшие к подобного рода украшательствам странную страсть, – вообще в них находили.
Её бывший напарник – семейный, взрослый и скучный, с залысинами и безыскусным подходом к работе, – увидев, как она водит, как несётся вперёд, словно скоростных границ для неё не существует, пытался до всего докопаться и долго с ней разговаривал, словно Ава была ещё одной его дочерью. Ей тогда впервые жаль оказалось расставаться с местом – Бостон ей нравился, ей не хватало его спокойной зелени и оранжерейной влажности здесь, в жаркой и пластиковой Калифорнии, – но Авалон не собиралась пускать кого-то к себе в голову и в душу. Джозеф Пул – его имя камешком ворвалось в её спокойную рассредоточенность, подкинуло, вырвало Олли мелкую фору, – не понимал ничего, но считал её самой жизнелюбивой суицидницей из всех. Даже теперь, вспоминая его, Ава злилась до мелких мурашек по всему телу.
Она выжала из своего байка ещё больше скорости, нагоняя тёмную птицу, которой теперь был Олли. Казалось – ткнёшь в него, и рассыплется в стороны чёрными перьями.
Авалон настигла его и оказалась почти рядом, повернулась на одно короткое мгновение, но перехватить взгляд на подобных скоростях было невозможно. Она всё равно ему подмигнула, а потом устремилась ещё и ещё вперёд, оставляя за собой невидимый след, как от кошачьего хвоста. До арендованного домика оставались два поворота и развилка, сбивавшая с толку и обманом уводившая в другую сторону. Авалон подавила в себе дикое и почти безрассудное желание раскрыть крылья, вбирая в них ветер, скорость и дорожную пыль. Олли всё ещё шёл с ней бок о бок, и его следовало осторожно затормозить, оставить в двух шагах за спиной, не перевернуть случайно. «Как я буду собирать твои старческие косточки, если ты рассыплешься там на дороге?» – спросила она его перед началом без единой мысли о том, что это может быть правдой.
Оливер справился сам – Авалон только обернулась, убеждаясь, что он всё ещё здесь, что в действительности ей не придётся его отскребать от этой дороги, собирать по кусочкам и просить остаться в живых, – и она первой едва не впечаталась в низкий заборчик, окружавший светлый и безыскусный домишко. И только через пару секунд, стянув с себя шлем, встряхнув головой и жадно вдохнув, поняла, что это победа. Оливер остался позади – живой и вполне себе целый.
Авалон встретила его звонким смехом и в руке уже сжимала по договорённости убранные в почтовый ящик ключи, а в кармане кожанки бережно лелеяла опасную бритву.
– Опередившая тебя чёртова кошка! – подхватила она, чуть от восторга не подпрыгивая. Было теперь, что рассказать Джону – пусть даже он выслушает это с самым мрачным и кислым своим выражением лица, Авалон было бесконечно плевать, – было, что отпраздновать с ним в ближайшем к Дому баре, пусть даже он не будет понимать, что именно они отмечают. Вновь встряхнув головой и собрав распущенные волосы, Ава махнула в сторону дома. – Разбирайся здесь, я жду тебя внутри. Не вздумай сбежать! – предостерегла она, полушутливо угрожая ему серебристым острым ключом.
Дом оказался крошечный – не для семейного отдыха – и совершенно чистенький, без любых следов от прошлых арендаторов. Авалон первым же делом заглянула в холодильник, убеждаясь, что заказанная еда здесь же. Хорошо. Она вытянула бутылку пива и, наскоро её вскрыв, забралась на кухонный стол и сделала два жадных глотка, словно бы гонка измотала её физически. Хлопнула входная дверь, и Авалон криком известила Олли, что она на кухне, мысленно добавив, что деться здесь особо и некуда.
– Люблю арендованные дома, – громко добавила она, чтобы он мог её услышать. – Они никогда не похожи на настоящее жильё и не вызывают желания остаться.
Не слезая со стола, она стянула с себя кожанку, предусмотрительно выложив рядом с собой бритву.
[nick]Авалон Хаттон[/nick][status]i destroy myself so you can’t[/status][icon]https://i.gyazo.com/2546fdce06861a852c857696635e9dd0.jpg[/icon][sign]Little Red Riding Hood ate the wolf in the wood.[/sign][info]<b>АНГЕЛ</b>, 31 год<br>  Ликвидатор[/info]

Отредактировано Мэв Маккенна (24-07-2018 16:53:14)

+1

6

— Как будто тебе составит большого труда меня нагнать, сэр.
Теперь Авалон носили над землёй чернильные крылья, и сияла она так ярко, что демон ощутил себя отдохнувшим прежде, чем она добралась до потёртой временем и песком веранды. Встречный пал ангела лишал желания Оливера необходимого порыва вдохновения, картинка растянутой до сладостного утомления смерти блекла.
Пленительная цель оставалась манящей, но он бы мог получить от неё больше. Позже. Это поражение не значило столь много рядом с ещё одним шагом к идеальной сцене, который оно означало.
Оливер приводил в порядок мотоциклы и приводил в порядок эмоции. Рядом с ангелами нельзя было остаться в равновесии. Униженно рыдать от ужаса и отчаяния перед братом-демоном было проще. Признать победу мужчины было тяжело, но допустимо. Позволить женщине триумф... Оливер считал, что это не сложнее всего остального — всей той игры, что он вёл с Существами. Но не спешил сразу в дом.
Зато он определился, кого ему напоминает Авалон. Забавна, что та женщина тоже была ангел. И тоже до сих пор оставалась в живых, пока Оливер считал её занимательной. Она тоже была хорошим трофеем, но ту он готовил для себя, для удовольствия.
У этой предназначение важнее. Она для Джона. С этой не прокатывало сотрудничество. Эта жила войной, а не священным делом.

Оливер распутал на веранде заброшенные одна на другую подвески, глухо звенящие при сильных порывах ветра. Провёл рукой по волосам и зашёл в дом, по наитию повернувшись в сторону кухни до того, как оттуда раздался сильный голос Авы.
Немудрено. От входа дом просматривался чуть менее чем полностью. Играть в прятки тут было решительно негде. Просто коробка с формальным соблюдением необходимых элементов понятия “жилище”. Много, гораздо больше того, что включали в это слово Оливер или Джон.
Демон бросил шлемы на комод, под них — ключи. Взгляд Авалон от байка говорил о том, что самое интересное только начинается. О, Оливер был согласен, и согласие его простиралось гораздо дальше этого вечера. Оставалась только одна деталь.
— Это и есть твоё представление о том, насколько ретроградская моя борода, Хаттон? — с долей обречённости поинтересовался Оливер, перегородив проход на кухню, а через полтора шага — побег Авалон со стола. Левая ладонь накрыла потёртость джинсов на бедре ангела. Вторая, поколебавшись, цапнула бритву. Не подделку под старину, нет. Эта увесистая сталь служила кому-то. Ровеснику Оливера. Или кому-то из тех, кто их, желторотиков войны Второй пытался запугать ужасами Первой.
— Ты вот серьёзно?[nick]Оливер Рид[/nick][status]Miss me?[/status][icon]https://i.gyazo.com/6a44555799f8fd6a2ddbfa2c68d320bc.png[/icon][sign]Она была в двух шагах[/sign][info]<b>ДЕМОН</b>, 93 года <br>  фрилансер[/info]

+1

7

– Тебе что-то не нравится? – Авалон внимательно проследила за руками Оливера, подняла взгляд, остро скользнув им по злополучной бороде, хмыкнула. В голосе её не звучало возмущения – сплошные игривые нотки, словно в любой момент Хаттон могла передумать, забрать у него бритву, накинуть свою куртку обратно на плечи и сказать «забей, я пошутила».
Она бы, конечно, могла.
Но совершенно не собиралась так поступать.
Она не для того притащила Олли сюда – и дорога эта была гораздо длиннее сегодняшнего пробега, – чтобы перепугаться непонятно чего и отступить. Ава поймала себя на неровном сомнении, прислушалась к собственным ощущениям и нахмурилась, до того они ей не понравились. Ей что, не хотелось, чтобы он пропал из её жизни раньше, чем она сама будет готова его оставить? Бред. Авалон вскинула руку, намереваясь перехватить у Олли свою – дедушкину на самом деле – бритву до того, как он отвлечёт её и собьёт с нужной мысли. Он уже пытался, и его ладонь пылала поверх джинсы, но Хаттон делала вид, что ничего такого не замечает. Даже попыталась сдвинуться так, чтобы высвободиться самую малость, но сделала это ненавязчиво и незаметно.
Рука её так и замерла поверх ладони Оливера, и под пальцами чувствовалось всё – и выступающие косточки, и застарелый шрам, и горбатая потёртость там, куда так же по-ретроградски приходился упор письменной ручки. У Джона, любившего составлять отчёты от руки, она подобный изъян тоже обнаруживала, каждый раз удивляясь ему. В век ноутбуков, планшетов и смартфонов это казалось почти что дикостью.
– Да брось, – мурлыкнула Авалон, наклоняя голову и всматриваясь в Олли. – Это же совсем не страшно, – второй рукой, прохладной от соприкосновения с вытянутым из холодильника стеклом, она потянулась к его вороту, забралась пальцами под плотную ткань в искривлённом подобии объятия. – Я… – Авалон запнулась, чуть не сказав, что много наблюдала за дедушкой, а когда древняя травма совсем его поломала, то и сама бралась за бритву, даже если не разговаривала со стариком тогда; это вызывало слишком много вопросов, отвечать на которые она не собиралась. – Я умею с ней обращаться, и не только как Суинни Тодд.
Даже с запинкой это прозвучало уверенно, и Авалон надеялась, что это убедит Оливера и прогонит из его взгляда обречённость и задумчивость, непонятно куда направленные: то ли на неё, то ли на сложенную бритву.
[nick]Авалон Хаттон[/nick][status]i destroy myself so you can’t[/status][icon]https://i.gyazo.com/2546fdce06861a852c857696635e9dd0.jpg[/icon][sign]Little Red Riding Hood ate the wolf in the wood.[/sign][info]<b>АНГЕЛ</b>, 31 год<br>  Ликвидатор[/info]

Отредактировано Мэв Маккенна (24-07-2018 16:53:29)

+2

8

Авалон Хаттон и прежде не нужно было время, чтобы оправиться от поражения и бросить новый вызов, когда она терпела поражение. Тогда она отыгрывалась. Теперь тоже — отыгрывалась, но не за проигрыш, а на нём.
В её тоне, подражающем мурчанию большой кошки, втягивало когти превосходство. Авалон Хаттон не желала всерьёз мольбы о пощаде и безоговорочной капитуляции. Она бы ушла, не подумав обернуться. Наверняка на её дороге уже темнели несколько пятен от растоптанных тяжёлыми подошвами ботинок сердец.
Но Авалон и не пыталась его сломать. Она только сжимала грубые от упражнений с огнестрелом руки, брала на изгиб в демонстрации — ей хватит воли сломать его, если ей захочется.
Ещё один аксессуар Авалон Хаттон, вечно убегающего ангела. В одном ряду с агрессивной техникой, агрессивными пушками и агрессивным стилем. Фикция, притворство, реквизит. Театральная постановка, в которой Оливер согласен был участвовать, трогательно поддерживать иллюзию полного контроля, укрощённого огня. И предвкушать момент, когда ледяные стенки этого контроля можно будет смести на глазах у опять потерявшего бдительность Джона.
— Вот как? А где же Авалон “как можно таскать кнопочный кирпич в двадцать первом веке” Хаттон?
Оливер подался вперёд, навстречу прикосновению, оставив минутную меланхолию разлива сороковых годов. Пальцы царапнули ладонь Авалон, но почти без сопротивления отпустили бритву, вместо металла бруска отыскав другую добычу — пряжку на животе ангела.
— И чей же ремень мы пустим на правило? — спросил Оливер. Как будто он до сих пор не верил, что Хаттон хватит куража на самом деле подойти к его бороде с опасной бритвой. Как будто бравада его не убедила, и он ждал, когда она капитулирует и станет настаивать на том, что знающий свою бороду так много лет демон сам с ней и разобраться должен.[nick]Оливер Рид[/nick][status]Miss me?[/status][icon]https://i.gyazo.com/6a44555799f8fd6a2ddbfa2c68d320bc.png[/icon][sign]Она была в двух шагах[/sign][info]<b>ДЕМОН</b>, 93 года <br>  фрилансер[/info]

+2

9

Авалон на выдохе охнула, хватанула собственную губу зубами, задрала подбородок, показывая, что так просто она не сдастся и ничем таким Олли её не сманит. Секс – это, конечно, здорово, но она здесь, вообще-то, победила и намеревалась теперь по полной взыскать с него собственный выигрыш. И потому она с полминуты понаслаждалась тяжестью его руки на собственной пряжке, словно вплавленной этим прикосновением ей в кожу, а потом оттолкнула мужчину от себя и сама спрыгнула со стола. Он всё пытался её подловить – это чувствовалось и в голосе, и во взгляде, и даже в морщинках возле глаз, собиравшихся, когда Олли вот так на неё смотрел, – но Авалон знала, на что шла, и подготовилась лучше, чем когда-либо в жизни. Стряхивая тепло его пальцев с металла, она сама разобралась со своей пряжкой и высвободила ремень из джинсовых петель, вдвое сложила и продемонстрировала демону.
– Думаешь, я не подготовилась?
Ремень у неё был достаточно новый, уж точно новее бритвы. Брать для разборок с Олли ещё и дедушкин ремень, медленно истлевавший в её дорожной сумке, Ава не стала, это уже показалось ей чересчур… неправильным. Хватало и станка, теперь заткнутого в карман джинсов. Разобравшись с правилом, Авалон принялась искать на кухне какую-нибудь миску или хотя бы очень большую чашку, а за ней – скрылась на минуту в ванной и вернулась с запакованным гигиеническим набором.
– Садись, – она подтолкнула к нему такой же чистенький, как и всё здесь, стул и зашумела водой, наполняя большую бульонницу с каким-то типично калифорнийским узором. Скоро, скоро, скоро она оставит этот проклятый жаркий штат и уедет куда-нибудь ещё. Авалон ещё не знала, куда именно, и планировала покидать дротики в приклеенную на стену карту штатов, не считая три последних, в которых жила дольше месяца. – Обещаю, больно не будет, разве что щекотно.
Она методично взбивала мыло в густую пену, как иные взбивали сахар и масло для крема, как делала это когда-то давно мама. Вот она бы, наверно, превратила этот дом во что-то приличное и обитаемое, сделала так, чтобы здесь и с ней захотелось остаться. У неё ни этой магии, ни этих талантов не было, и Авалон нахмурилась – ни воспоминание, ни мысль ей не понравились, и она запила их начавшим согреваться пивом.
– И будь уважителен к этой бритве, она старше вас с Джоном, – лезвие скупо блеснуло в унылом дневном свете. Авалон полюбовалась им, подавила в себе улыбку, но лицо её сделалось светлым и уязвимым. – Лет на тридцать – точно, – она вздохнула и на время сложила бритву обратно, угрожающе наставляя на Олли мыльный помазок и подкидывая мужчине полотенце. – Включить тебе какое-нибудь ретро? Какого-нибудь Гленна Миллера? Или что-нибудь из десятилетий попозже?
[nick]Авалон Хаттон[/nick][status]i destroy myself so you can’t[/status][icon]https://i.gyazo.com/2546fdce06861a852c857696635e9dd0.jpg[/icon][sign]Little Red Riding Hood ate the wolf in the wood.[/sign][info]<b>АНГЕЛ</b>, 31 год<br>  Ликвидатор[/info]

Отредактировано Мэв Маккенна (24-07-2018 16:52:10)

+2

10

В знак капитуляции Оливер вытащил из холодильника вторую бутылку и занял место Авалон на столе. Следить за приготовлениями, искать признаки блефа и, возможно, мириться с потерей второго по значимости мужского достоинства.
Взгляд его возвращался от изгибов тела женщины и её скупых движений к блестящей рукоятке бритвы. Она уже щекотала ему руки, упрашивая развернуть тяжёлое лезвие и раскрыть третью пару крыльев на спине ангела.
У него уже хранилось её блестящее белое перо. Он мог бы закончить эту композицию прямо здесь и сейчас. Но нет, это не одно из заданий белокрылого культа, это — глубоко личное. И для этого здесь не хватает одного очень важного элемента.
Но ждать уже недолго. Этот дом, этот проигрыш — последнее звено его личного признания Джону, которое он раз за разом не желал увидеть, услышать и принять сердцем.
Но бритва определённо займёт своё место в этом. Авалон изрядно постаралась ради него и Джона. Раскрыла уголок своего прошлого — безликий, но несомненно драгоценный. Будет невежливым оставить её смерть без личного символа.
Приятный зуд скользнул от рук к рёбрам, огладил изнутри клетку, успокоил и настроил Оливера на благодушный лад, изгнал последние следы досады. Или последнее было заслугой алкоголя? Не так уж важно. Усмехнувшись пенной угрозе помазка, Рид поймал полотенце и с видимым невооружённым глазом желанием самую малость затянуть время, стянул футболку, бросил тряпку на свободный стул и, наконец, занял указанное ему место побеждённого.
Это не будет просто.
Но результат не будет стоит ломаной сигары, если достаётся без труда.
— Авалон, тебе никто не говорил, что у тебя максимально демонические представления о победе?
Других слов, представив себе уголок тридцатых в этой затерявшейся где-то в конце двадцатого века халупе, Оливер не нашёл. Но это даже звучало как комплимент. Тревожный комплимент с нотками приятного удивления. Хотя, казалось бы, за время их пунктирного, но глубокого знакомства, Хаттон успела показать себя сорвиголовой во всех возможных вариациях.[nick]Оливер Рид[/nick][status]Miss me?[/status][icon]https://i.gyazo.com/6a44555799f8fd6a2ddbfa2c68d320bc.png[/icon][sign]Она была в двух шагах[/sign][info]<b>ДЕМОН</b>, 93 года <br>  фрилансер[/info]

+1

11

Авалон задумалась, и движения её замедлились, словно в ней постепенно садилась батарейка, и остановились вовсе. “Ну эй, у нас тут не топлесс-бар”, – хотелось возмутиться ей, и малая часть её мыслей – очень предательских – была об этом, но остальные – нет. Вопрос Оливера словно молнией ей кусочек кожи на груди подцепил и оставил там такой же уродливый неровный след, саднящий и напоминающий о собственной неловкости. Захотелось сложить миску, помазок, вернуть на плечи куртку и уехать отсюда, желательно – куда-нибудь в другой штат, ничего не объясняя ни Олли, ни Джону, ни начальству. Вот просто так, без вещей, с одной только дедушкиной бритвой в кармане и на арендованном байке. И потребовалось ощутимое усилие над собой, чтобы собраться и продолжить – и замешивать мыльную пену, и вообще экзекуцию.
– Возможно, – с осторожность отозвалась Авалон, отставляя миску в сторону и берясь за ремень. Натянуть тот между обеденным столом и поверхностью кухонной тумбы оказалось сложно, но выполнимо, и вот уже обнажённая бритва мягко заскользила по его оборотной стороне. У дедушки это всегда был ритуал, со временем превратившийся в шоу для единственной зрительницы, а после – мутировавший в мастер-класс. Авалон подходила к процессу проще, пусть и не без особого трепета. Она, казалось, вовсе забыла и про Оливера, и про его вопрос, и выдало её лёгкое удивление в конце: словно там, где сидел теперь демон, она ожидала увидеть другое лицо. – Но кто вообще решил, что вы, демоны, забрали себе право на хорошую победу?
Она фыркнула и тряхнула помазком, свободной рукой коснулась горячего плеча Оливера, надавила, прося тем самым расправить плечи и обратить к ней лицо. Да, эта борода была её раза в два старше – по меньшей мере, – но мылилась она вполне обычно, пусть даже Олли был вторым мужчиной, которого Авалон приходилось брить. Закончив с пеной, Ава нащупала свой телефон и быстро, пока никто из них не успел одуматься, сделала снимок.
– В личную коллекцию, – ухмыльнулась она, пряча телефон. Что-то же она должна помнить об этом дне там, в других штатах и других Домах. – А теперь, Санта, можешь закрыть глаза и думать об Англии. Или об Америке. Или… не знаю, ты бы куда поехал, если бы пришлось выбирать одно-единственное место?
Свободная от бритвы рука уверенно легла поверх пенной бороды Оливера, осторожно повела вверх, создавая нужное натяжение, и лезвие мягко опустилось на первые волоски.
[nick]Авалон Хаттон[/nick][status]i destroy myself so you can’t[/status][icon]https://i.gyazo.com/2546fdce06861a852c857696635e9dd0.jpg[/icon][sign]Little Red Riding Hood ate the wolf in the wood.[/sign][info]<b>АНГЕЛ</b>, 31 год<br>  Ликвидатор[/info]

Отредактировано Мэв Маккенна (31-08-2018 11:47:36)

0

12

Тихо и незаметно, но не крадучись, в одинокий домик в самом центре ничего вошёл кто-то третий. Он занял в мыслях Авалон равные с Оливером права, и демон долго принимал его за Джона — пока триумфаторша правила лезвие, пока в диалоге пролегала глубокая трещина молчания.
Вскоре он понял, что к Джону этот призрак, положивший на лицо ангела свою мерцающую печать, имеет так же мало отношения, как и к нему самому.
Оливер никогда не задумывался над тем, кем приходится его брат Авалон. Ему было безразлично, спали ли они. Или всё, что было ей нужно от старшего товарища — способность безропотно выводить выжатые до сухой информативности фразы отчётов.
До этого момента в помыслах Оливера вовсе ничего не было о чувствах Авалон. Всё и всегда крутилось вокруг чувств Джона. Его затвердевшая за годы испытаний физиономия отражала самую малость. Но брата ему было не обмануть. Он с такой лёгкостью пускал в свои мысли бесполезных зверей, безразличных людей и непригодных Существ.
Так приятно было забрать их у Джона. Вырвать с мясом, урвав себе то, в чём брат всегда отказывал Оливеру. Всегда.
Теперь демон смотрел на Авалон и на этого чужака, что стоял за её плечом в её памяти. Кто был он? И как до него можно добраться?
— Тот, кто решил как вы, ангелы, победили и победите в Конце, — ответил Оливер, тоном выделяя последние слова и давая понять: продолжения темы в ту сторону не будет. В этом доме и так становилось многолюдно. Незачем привлекать ещё и Высший Взгляд, которого так алкали наниматели Оливера.
Может быть, Авалон думала точно так же. Призраки исчезли с нарочито-механическим звуком камеры на её телефоне. Оливеру приходилось каждый раз напоминать себе о том, что в смартфоне нет затвора, способного издавать этот щелчок. И что имитация фотоаппарата не делает имитацией снимка цифровую фотографию.
Много усилий требовалось ему, чтобы раз за разом опровергать приписанное Авалон ретроградство. И всё же, она была права. Даже место, в которое он поехал бы, будь у него полная свобода, находилось в прошлом.
И в этом прошлом была война.
— Нью-Йорк, — сказал он, из-под полуопущенных век разглядывая предельно сосредоточенное лицо ангела над собой. Праздно блуждающая рука его прикоснулась к просвету над ремнём Авалон — не удерживая, но обозначая близость, повторяя движение бритвы по коже. — Если во всём мире останется только одно место, то это будет Большое Яблоко. За целую жизнь в нём можно не побывать на одном месте дважды. Вернувшись по старому адресу, найдёшь, что перемены шли по твоему следу, и всё изменилось. Если уж брать место, то то, что вместит в себе всё остальное. А ты, мисс Суинни, куда бы отправилась ты, если после не останется возможности двигаться дальше?[nick]Оливер Рид[/nick][status]Miss me?[/status][icon]https://i.gyazo.com/6a44555799f8fd6a2ddbfa2c68d320bc.png[/icon][sign]Она была в двух шагах[/sign][info]<b>ДЕМОН</b>, 93 года <br>  фрилансер[/info]

+1


Вы здесь » Practical Demonkeeping » Альтернатива » [21.07.2015] Dare me


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC