« Он хочет узнать, как... так вышло, что такая взрослая скотина уже не способна сдерживать свою сущность? Он мог это уже в свои четыре! »

"Ночной разговор"

Разыскиваем!



Рейтинг: 18+
Жанр: городское фэнтези, мистика

Место: Ирландия, г. Дублин
Время: осень-зима 2016 г.

Practical Demonkeeping

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Practical Demonkeeping » История » Синяя борода


Синяя борода

Сообщений 21 страница 28 из 28

21

Поглощенный работой чернокнижник не видел, как черты его жены менялись. Да и само тело тоже. Анна не могла превратиться в то, что не видела, но ее память хранила немало образов, из которых сейчас предстояло выбрать единственный, что поможет спастись. Внучка конюха, того самого, что пил с утра до вечера, шпыняя свою родню, а накануне устроил драку, вполне подходила – она была меньше Анны, а запястья девочки, соответственно, тоньше. Теперь ремни уже не так крепко держали руки – перевертыш выдернул их из кожаных петель и сел на столе, быстро распутывая ноги. Еще через пару минут мелкая девчонка лет десяти соскочила со стола, ухватила стоявший рядом табурет и обрушила его на голову склонившегося над жаровней Аделарда. Удар вышел не очень, – сил ребенка не хватило  даже на то, чтобы графа до конца оглушить, - но действие все же возымел – не ожидавший нападения мужчина клюнул лицом в горящие угли.
Под аккомпанемент его воплей, девчонка отодвинула засов на дверях и, поддерживая длинный подол спадающей рубашки, исчезла в темноте коридора, шлепая босыми ногами по холодным каменным плитам.
Он выпрямился, напоминая в этот момент больше разъяренного зверя, нежели человека или даже демона. Полуослепленный от боли Аделард, тем не менее, понимал, что его ушибы и ожоги - пустяк, но они разозлили его. Еще больше, чем до этого.
- Сука!.. - он прорычал эти слова, выплюнул из себя. Граф слышал легкие, быстрые шлепки маленьких ног по каменному полу, и хотя он не понимал, как именно Анна сумела выбраться из ремней, это сейчас было неважно. Когда он поймает ее - голыми руками разорвет на две половины. Это он мог. - Ну держись, дрянь!
Ожоги от раскаленных углей, уродовавшие красивое лицо Аделарда, медленно затягивались тонкой розовой кожицей - он успел собрать столько энергии от умирающей Мишель, что ее хватало на самоисцеление. Проморгавшись, Луи пинком распахнул закрывшуюся было створку, и мстительной тенью ринулся следом за ней по переходам.
Темные повороты были пусты и тихи.
Он мог представить, как притаилась где-то в этой темноте сбежавшая девчонка. Как она сидит, скорчившись у стены, где тени были особенно густыми и черными, зажимая рот обеими руками, чтобы он не услышал ее громкое, испуганное дыхание.
Он усмехнулся. Злость отступала, сменяясь хладнокровием.
- Ну где же ты, солнышко? - позвал он, и его голос, многократно отраженный изменчивым, коварным эхом, заметался по переходам подземелья. Он знал этот секрет - благодаря эху, невозможно было точно определить, с какой стороны настигает опасность. - Я иду за тобой, жена моя...
Анна, теперь уже снова Анна (другой облик перевертыш взять не решился, намереваясь вернуться обратно в замок – туда, где свет и люди), конечно же, не ответила. Аделард был прав – она затаилась. Но и на одном месте не сидела – тихо, крадучись пробираясь по темным коридорам. Зажженные факелы встречались редко, чаще тьма укутывала подземные переходы почти полностью, и Анна двигалась наугад – от одной светлой точки до следующей, виднеющейся впереди. Путь был незнаком, и вскоре доппелю пришлось признать, что в этой части подземелий они с братом не были, а значит, если он сейчас не выберется наверх, то Гаррен, вернувшись, никогда его уже не найдет.
Позади неслась ругань Аделарда, вперемешку с угрозами. Постепенно они становились тише, видимо, граф сбился и отстал, свернув не туда, куда умчалась его жена. Зато снова стал слышен тонкий, прерывистый  то ли писк, то ли плач. Анна, остановилась на развилке, стараясь унять собственное дыхание и прислушиваясь. И все же плачь. Тот самый, что слышали накануне с Гарреном и покойной ныне Мишель.
Раздумья графини заняли несколько секунд, и она свернула на голос – ведь они столько искали его прошлой ночью!
[nick]Анна[/nick][status]...[/status][icon]http://s48.radikal.ru/i119/1710/5d/8c9c1a614ce7.png[/icon][sign]- Тебе никогда не приходило в голову, что жизнь порой сталкивает с теми людьми, которых лучше обходить стороной? Со мной, скажем...[/sign][info]Одиннадцатая жена[/info]

+1

22

Черный ветер бил в лицо. Копыта уставшей лошади стучали по каменистой дороге неровно, измученно, но Гаррен не давал любимице отдыха. Не давал его и своим людям - отряду из двадцати воинов господних, следовавших за ним арестовывать чернокнижника, вытащить его злодеяния на дневной свет из темноты подземелий.
Он чувствовал нутром - Эрих, наверное, посмеялся бы, - что не успевает. Что опаздывает, уже невероятно опаздывает, и остается только гнать и гнать лошадь в ночь, моля Всевышнего об одном - успеть. Если бы только несговорчивый отец Альберт проявил чуть больше внимания, если бы его удалось убедить быстрее... Гаррен уже почти намеревался послать в задницу (и да простит его Господь за это!) все приказы и возвращаться в Рипервуд как угодно, пусть даже в одиночку, когда сверху пришло распоряжение: арестовать чернокнижника Луи де Аделарда по прозвищу Синяя Борода и доставить его в Скаррест.
Эриху оставалось продержаться совсем немного.
- Совсем немного... - прошептал Гаррен вслух, когда возделанные поля сменились показавшимися за холмом темными очертаниями замка.

Их долго не хотели впускать - стражники не спешили поднимать решетку, командир ожидал приказа графа. Затем кто-то обнаружил, что графа в замке не найти, хоть он и вернулся накануне, а Гаррен пригрозил разбирательством от инквизиции лично трусливым ублюдкам, пошедшим против воли господней, и это подействовало: решетка со скрежетом пошла вверх.
Замок просыпался быстро - заспанные люди выглядывали в коридоры, испуганно крестились, заискивающе улыбались и расступались по сторонам. Гаррен быстро шел к покоям графа, и почему-то ничуть не удивился, когда ни самого Аделарда, ни Анны (Эриха!) там не нашел.
- Где твой господин? - накинулся он на девчонку-прислугу, испуганно заморгавшую и даже слегка присевшую при виде сияющего креста на его груди. - Где госпожа Анна?!
Он оглядел лица слуг и заметил еще кое-что.
- И где Мишель?
Неприятный холодок понимания уже заползал в сердце. Гаррен оттолкнул с дороги лепетавшую что-то служанку, кивнул своим людям направо и налево, и те понятливо разделились, обыскивая замок. Но он уже догадывался, где искать их обоих.
Пятеро следовали за ним, когда Гаррен, резко дернув, сорвал со стены гобелен с дамой и розами, открыл потайную дверь. Черный лаз подземелья встречал темнотой и тишиной.

Что-то изменилось во тьме подземелий. Аделард понял это по новому запаху - более свежему и резкому, принесенному сквозняком, по отзвукам шагов. Здесь он не слышал поднявшегося наверху переполоха, но ощущал опасность, как чует ее матерый волк, на которого устроили облаву.
Все-таки кто-то пришел.
Становилось даже интересно - он раньше найдет сучку-Анну или незваных гостей из инквизиции?
[nick]Гаррен фон Брент[/nick][status]Во имя веры[/status][icon]http://sh.uploads.ru/Lt4wR.jpg[/icon][info]Человек, 24 года, инквизитор, частично работает на Дом[/info]

+1

23

Факел горел только у входа – тяжелой кованой двери, запертой на засов. Анна дернула его в сторону и распахнула дверь, замерев на пороге. Помещение впереди затопила тьма, голос, что вел всю дорогу, затих, стоило полоске света скользнуть внутрь. Графиня поморщилась, вдохнув запах гнили, крови и нечистот, и, сняв со стены факел, уверенно шагнула вперед.
- Эй, тут есть кто-нибудь? – Анна одной рукой запахнула на груди разрезанную рубашку. Скорее по привычке: нагота ее не смущала – тело для перевертыша было всего лишь инструментом, массой, из которой можно было лепить все, что заблагорассудится.
Никто не ответил, но шорохи в темноте говорили, что рядом кто-то или что-то есть.
Несколько ступенек от порога вели вниз – в круглый зал, с решетками в стенах. Наверное, когда-нибудь во времена войн здесь была замковая тюрьма, и зарешеченные камеры остались от нее. Так подумалось Анне, но она могла и ошибаться – Аделард в своем безумии вполне мог соорудить подобное помещение с нуля самостоятельно, не приспосабливая под свои нужды уже имеющиеся казематы. Вонь стояла неимоверная, словно все нечистоты замка сливались именно сюда. Графиня заткнула нос рукой и пошла по кругу, пытаясь сквозь решетки рассмотреть, что находится внутри. Первые две камеры внимания не привлекли – устланный соломой пол, вмонтированные в стены цепи, и никаких звуков или движения. В третьей что-то шевельнулось и мгновенно уползло вглубь, во тьму волоча за собой цепь.
- Подожди! Подойди сюда, я хочу помочь, - Анна попробовала рассмотреть получше, но света факела не хватало, чтобы достать до противоположной стены камеры.
Так и не дождавшись ответа, она прошла дальше, заметив у следующей решетки нечто темное. Нечто оказалось ребенком, замотанным в лохмотья и лежащим без движения ничком – слишком маленькое тельце, чтобы принадлежать взрослому человеку.
Анна присела рядом с решеткой и протянула руку, сквозь прутья, коснувшись плеча и переворачивая ребенка на бок:
- Эй…
Тельце перевернулось, и она поспешно разжала пальцы, отшатнувшись. У тельца не было рук, а вместо глаз на графиню уставились две гниющие черные дыры.
- Бог ты мой! – Анна рефлекторно прижала руку к груди и охнула, задев оставленный Аделардом разрез – неглубокий, но все равно саднящий и кровоточащий. Теперь графиня была готова поверить не только в убийства жен, но и в исчезновения детей.
И все же труп плакать не мог, и Анна вернулась к предыдущей решетке. Повертела замок на двери. Она бы смогла его взломать, если бы было чем, но сейчас в руках оставался только факел. Разве что поискать гвоздь или что-нибудь подобное… Но есть ли у нее время? И стоит ли того вся эта возня?
- Если ты не подойдешь, я не смогу тебе помочь, - прошептала Анна в темноту и обернулась, услышав отчетливые шаги со ступеней у входа. 
[nick]Анна[/nick][status]...[/status][icon]http://s48.radikal.ru/i119/1710/5d/8c9c1a614ce7.png[/icon][sign]- Тебе никогда не приходило в голову, что жизнь порой сталкивает с теми людьми, которых лучше обходить стороной? Со мной, скажем...[/sign][info]Одиннадцатая жена[/info]

+1

24

Шаги были неровными, спотыкающимися - вместе с ними пришел и другой звук: неровного, отрывистого дыхания. Человек, спускавшийся в подземелья, был испуган и с трудом передвигался.
Наконец, он ввалился в зал, цепляясь пальцами одной руки за дверную решетку и зажимая второй рукой сквозную рану на груди. Меж растопыренных пальцев толчками проливалась темная кровь - проливалась и пятнала инквизиторскую накидку, такую же, как у Гаррена. Шлема на человеке не было, и в первое мгновение он действительно безумно напомнил Гаррена.
- Т-ты... - его мутные глаза остановились на Анне, скользнули по темнице, но вряд ли мозг осознавал, что он видит. - Он охотился... за нами там, в темноте. Быстро, как дьявол... прячется в тенях, а затем атакует! Убил Франка одним ударом! Брат Гаррен...
Он сделал еще шаг и, споткнувшись, едва не покатился по полу.
Анна бросила навстречу, успев его подхватить, чтобы помочь устоять на ногах:
- Где Гаррен? Что с ним? Что происходит?
Если брат успел вернуться – и вернулся не один! – то, кто мог атаковать так, что обученные убивать воины сейчас оказывались мертвы, или почти мертвы, как вот этот на ее руках? Аделард? Он силен, он – демон. Но хватит ли ему духу напасть на инквизиторов, и уже точно подписать себе этим смертный приговор, открыто выступив против Церкви?
- Он безумен, он... сам дьявол! - лицо солдата исказилось от боли. - Мы пришли арестовать его, брат Гаррен повел нас в это... в этот... с ним еще несколько, а я уже...
Он вздрогнул и резко, как будто его ударили, повернул голову в сторону входа - и издал испуганный стон.
Там стоял Аделард. Появился он бесшумно, словно тень, и сразу же заполнил собой весь проем - огромные черные крылья, распахнувшиеся за его спиной, чуть подрагивали от сквозняков в смрадном воздухе подземелья.
- Вот я и нашел тебя, женушка! - лицо его исказилось безумной, жуткой улыбкой, ярко блестящей на темном лице. В опущенной руке он сжимал длинный, почти с локоть, охотничий нож, которым, вероятно, и ранил умиравшего на руках Анны инквизитора. - Я же сказал, что толку от них не будет...
Графиня выпустила раненого солдата, подняла с пола его меч и отступила на несколько шагов назад. Выбора, что делать, у перевертыша не было – никто не учил его военному искусству, но и сдаваться так просто не хотелось. Вот если бы ножи вместо меча – он отправил бы их в цель с завязанными глазами – недаром несколько лет веселил публику, путешествуя с бродячими артистами. Но меч… Оставалось, как обычно, тянуть время и надеяться, что Аделард не успел перебить весь отряд Гаррена.
- Женушка? – губы Анны расплылись в ухмылке. – Ты обломался, демон!
Черты белокурой красавицы расплывались, на глазах меняясь в фигуру полностью противоположную – в самого Аделарда. Перевертыш скопировал все, что видел – даже вспухшие волдыри от ожогов на лице чернокнижника. Последние чисто ради того, чтобы позлить. Не изменился разве  что порез на груди – убрать собственные раны доппель не мог.
- Ну же! У тебя такой шанс убить самого себя! – лже-Аделард с факелом в одной руке и мечом в другой рассмеялся и театрально поклонился.
Настоящий граф Синяя Борода на пару мгновений застыл, ошарашенно разглядывая собственную копию.
- Да кто ты, черт тебя отымей?! - взревел он, едва успев парировать удар перевертыша.
Звон столкнувшихся клинков - инквизиторского меча бывшей графини и его собственного охотничьего ножа - вернул Аделарда к реальности. Кем бы ни был его противник - а это был бой, а в бою Луи еще не встречал себе равных: сложно победить мечника, тренировавшегося годами, без спешки совершенствуя свое мастерство.
- Кто ты, лживая шлюха?! - Аделард с рыком наносил один удар за другим. Отсветы факела блестели на острие ножа.
[nick]Луи де Аделард[/nick][status]Синяя Борода[/status][icon]http://sh.uploads.ru/k5fHE.png[/icon][info]Демон, 89 лет, граф[/info]

Отредактировано Гаррен Брент (03-12-2017 22:52:37)

+1

25

Эрих увернулся от удара. От первого, от второго… Отскочил назад. Увернуться и сбежать  – это единственное, что он умел, только вот чтобы сбежать сейчас, надо было добраться до двери, а демон упорно держался так, чтобы та оставалась за его спиной.
- Такая же фальшивка, как и ты, - в тон ответил Эрих. – Ищу то, чего нет, и думаю, что всемогущ. Осталось лишь порубить головы всем своим женам!
«Ну, и жениться для начала», - последнее доппель добавил уже про себя и попробовал проскочить мимо разъяренного Аделарда, но едва ушел от выпада графа – лезвие клинка чиркнуло по плечу, заставив отступить обратно.
Но и факел успел зацепить огнем черные крылья.
Аделард коротко вскрикнул от боли и дернулся - крайние маховые перья затлели - громадное крыло взметнулось и рухнуло, опрокидывая перевертыша с ног, когда демон инстинктивно попытался сбить пламя. Наконец, он сообразил убрать их, пока огонь не разгорелся, и, рыча, как взбесившийся зверь, накинулся на перевертыша. С силой пнул в живот сапогом, а затем - пинком по руке, - заставил разжать ладонь, сжимающую меч.
- Не надейся, что умрешь быстро... - шипел Аделард. Он наклонился, отшвырнул в сторону факел и рывком схватил перевертыша - самого себя - за горло. Глаза его горели, с губ срывались брызги слюны.
Солдат инквизиции уже перестал двигаться - замер с растекшейся под его телом кровавой лужей. Невидимый узник за решеткой тихо, почти беззвучно рыдал от ужаса.
Аделард протащил доппеля к покосившемуся столу и с нечеловеческой силой грянул спиной о столешницу.
Эрих почти задохнулся, судорожно пытаясь разжать пальцы, сжимающие горло, и лишь когда боль разлилась по позвоночнику, а из глаз посыпались искры, дыхание вернулось. Он закашлялся, и тут же попытался встать, но демон приложил его головой о стол еще раз, и перед глазами все поплыло окончательно.
- Ну уж нет... - загрохотал демон где-то далеко, за пределами поля зрения. - Очень уж ты быстрая... быстрый. Вот так!
И правую ладонь, вздернутую куда-то в сторону и вверх пронзила острая, внезапная, невыносимая боль - Аделард с размаху вонзил в нее свой длинный узкий нож, пришпиливая доппеля к столу, как жука. Лезвие пробило насквозь ладонь и глубоко ушло в столешницу.
Эрих, не сдержавшись, взвыл, зарядил коленом в живот склонившемуся над ним демону и, извернувшись, ухватился свободной рукой за рукоять ножа, пытаясь освободиться. Лезвие не поддалось, боль лишь усилилась. Голова до сих пор гудела, и чужую личину доппель сбросил: теперь  уже было не до игр – сберечь бы собственные силы, пока Гаррен не подоспеет на помощь. Он ведь успеет. Конечно. Эрих в это все еще верил. 
Аделард в ответ с силой ударил его кулаком в лицо - так, чтобы в голове загудело. Осознание, что все это время его не просто водила за нос красотка, падкая на деньги, а вообще мужик, казалось, разозлило его еще сильнее. Он сжал пальцами щеки Эриха и медленно вытащил из-за пояса второй нож, поменьше - тот, кривой, которым уже нанес доппелю порез.
- Так вот какой ты настоящий, сукин сын! Или и это маска? Что будет если я срежу ее с тебя, а? Что будет? - он поднес нож к глазам перевертыша. - Ну же, давай, покажи себя! Перед тем, как я тебя прикончу, моя славная женушка!
Луи провел острием лезвия по нижней челюсти Эриха, там, где кончалось лицо, словно очерчивая края маски.
Перевертыш застонал, завертел головой, пытаясь вырваться из удерживающих голову цепких пальцев,  с размаху заехал кулаком вверх, метя в морду чернокнижнику. Перед глазами все плыло, и он не отдавал себе отчет в том, что делает, и правильно ли это вообще, но по ощущениям удар куда-то попал, а судя по посыпавшемуся мату – попал, куда надо. Пальцы Аделарда разжались, выпуская перевертыша, и тот вновь попытался добраться до удерживающего руку ножа.

+1

26

- Отрубить тебе... вторую руку, тварь! - зашипел Аделард и нагнулся, поднимая отлетевший меч инквизитора, пока Эрих силился вытащить нож из правой руки. - Тогда не подергаешься!
Он вновь ударил доппеля, крепко сжал его левое запястье и взмахнул клинком.
- Луи! - рявкнул за его спиной голос, многократно отраженный звенящим эхом.
Там стоял Гаррен - один, тяжело дышащий, мчавшийся сюда по темным переходам, что было сил. Он едва успел окликнуть Синюю Бороду - тот остановился, забыв о том, что хотел отрубить перевертышу руку, обернулся к инквизитору. Перевел взгляд с Гаррена на распростертого на столе доппеля, мгновенно догадываясь и связывая появление инквизитора со шпионом. Криво ухмыльнулся. И - с силой всадил свой второй, изогнутый нож в живот доппелю, почти по рукоять.
Вскрики обоих братьев почти слились в одном общем эхе. Перед глазами у Гаррена потемнело, и в следующий миг он обнаружил себя рванувшим на проклятого демона, вскинувшего навстречу ему собственный меч.
Синяя Борода ответил ему таким же яростным выпадом - вновь с шелестом распахнулись черные крылья, и Гаррен едва успел пригнуться, уклоняясь от их хлесткого удара над его головой.
Но это движение доставило боль самому Луи - обгоревшее крыло не успело еще восстановиться. Он замешкался, едва не пропустив удар от инквизитора, и отскочил назад, закусив губу.
- Вы были заодно... ты и эта маленькая шлюха, кем бы он ни был, - демон уже не говорил, он шипел и рычал, с губ срывались дикие, нечеловеческие звуки.
Гаррен не ответил. Крепко стиснув зубы от ярости, он вновь и вновь наступал, кружа по темнице. Он почти ничего не видел - слишком темно было кругом, и слишком резко стучала в ушах собственная кровь.
Эрих... Эрих мертв? Он не видел. Сейчас нельзя было об этом думать - отвлечешься, и демон не замедлит с собственным ударом.
Уничтожить это чудовище, столько лет терроризировавшее округу!

Гаррен резко сорвал с шеи плащ инквизитора, наотмашь хлестнул тканью, лишая графа обзора, и, развернувшись, хотел было резануть его по спине. Попал по крыльям.
Луи снова взревел, из раненого крыла брызнуло темной кровью, и Гаррен не мог не воспользоваться его болью. Пинком толкнул графа в спину, заставляя упасть на колени. Вспыхнул в свете факела меч, занесенный для удара - в самой высшей точке! - и обрушился сверкающим лезвием на шею Аделарда.
С первого раза у Гаррена не получилось отсечь ему голову. И тогда он ударил снова и снова, как обезумевший палач, не слушая хрипы и вопли, не видя перед собой ничего, кроме узкой полоски кожи и белеющей в разверзшейся ране кости, вкладывая в каждый удар всю свою ненависть к демону, отнявшему у него брата.
Он остановился лишь тогда, когда темная голова, словно неровный шар, откатилась в сторону, разбрызгивая кровь вокруг. Стоявшее на коленях тело завалилось на бок, и черные крылья накрыли его почти полностью.
Гаррен медленно опустил меч - руки дрожали. Он сделал два нетвердых шага вперед, вглядываясь в поверженного противника, а затем, развернувшись, рванулся к столу, где, пригвожденный клинками, лежал его брат.
- Эрих...
[nick]Гаррен фон Брент[/nick][status]Во имя веры[/status][icon]http://sh.uploads.ru/Lt4wR.jpg[/icon][info]Человек, 24 года, инквизитор, частично работает на Дом[/info]

+1

27

- Гаррен… Ты неимоверно долго плелся сюда, - говорил перевертыш с трудом. Ладонью он зажал рану на животе, но кровь сочилась сквозь пальцы, не желая останавливаться. – Любая принцесса сдохнет, пока такой рыцарь за ней придет... Где Луи? – на какое-то время потеряв сознание, он упустил весь эпик битвы.
- Ты не принцесса, так что не смей дохнуть. Луи я убил, - Гаррен думал, что улыбнулся, но на деле лишь конвульсивно дернул уголком рта. Мышцы сводило от усталости и напряжения.
Но Эрих был все еще жив, и он не мог позволить себе отдыхать. Расстелил свой плащ, с помощью меча разорвал его на неровные полосы, кусок ткани сунул Эриху в левую руку и заставил его прижать к животу.
- Терпи... - предупредил он и резко, собрав все силы, вытащил нож из правой руки доппеля. Схватил брата за окровавленную ладонь, торопливо, плотно обматывая. Если ангелы Дома успеют вовремя... если успеют!
- Там в клетках кто-то есть, поищите, - внезапно вспомнил Эрих, зачем вообще зашел в этот злополучный зал. – И  Мишель он убил… Забери ее… Я ее подставил, мне жаль, - добавил уже чуть тише и облизнул кровь с разбитых губ, - Все морду мне разбил, сволочь… Прощай карьера.
Мысли в голове крутились слишком быстро, и также быстро гасли и обрывались, чтобы Эрих мог выдать нечто более связное. Глаза закрывались, его тянуло в сон и трясло от холода.
- Подлатают тебя, сейчас прилетят эти проклятые ангелы... - Гаррен очень старался, чтобы в голосе не звенело отчаяние. Когда там еще прибудет этот чертов Дом?! Ох, если бы он был одним из Них, если бы мог, подобно Им, делиться своей жизнью и кровью! Было время, когда он ненавидел брата, он и сейчас порой ненавидел его... и любил. Так сильно, что смотреть на его страдания сейчас казалось физическо больно.
Он осторожно, стараясь не тревожить рану на животе, приподнял Эриха, заставляя его сесть, а затем и встать, опираясь на него. Обнял обеими руками, помогая удерживать хоть какое-то равновесие. Голова перевертыша легла на его плечо, обжигая шею горячим, неровным дыханием. Кровь брата пропитывала его собственную одежду.
- Заберем всех после. Сперва ты... пойдем, - он поудобнее перехватил Эриха и медленно, шаг за шагом, повлек его к выходу.
- Погоди, - опомнился перевертыш у самых дверей и остановился. – Меня здесь никто не знает. Как ты объяснишь, откуда я взялся? – прошептал он на ухо Гаррену, по-прежнему обнимая брата рукой за шею. – Спасай лучше принцесс… Это приятнее.
Образ Анны удался не сразу. Эрих потратил на нее остатки своих сил, почти теряя сознание, но не сдержал улыбку, успев заметить, как брат покраснел, когда к его боку прижалась упругая полуобнаженная грудь молодой графини.

+1

28

Три дня спустя они наблюдали, как сгорает в огне обезглавленное тело чернокнижника Луи де Аделарда по прозвищу Синяя Борода.
Громко трещали сухие поленья, смрад паленого поднимался к сумрачному осеннему небу вместе с густым черным дымом. Порывистый ветер сносил его в сторону, трепал новый инквизиторский плащ Гаррена - его повысили в чине за победу над демоническим отродьем.
Вместе с графом пылали и другие костры - под монотонный шелест молитв инквизиторы и священники сжигали несчастных жен и оскверненных жертв де Аделарда. Наконец-то их души могли упокоиться с миром.
Гаррен бросил ветвь в погребальный костер Мишель и вернулся к ожидавшему его чуть в стороне брату. Ангел по имени Франциск стоял за плечом перевертыша, озабоченно наблюдая за состоянием своего подопечного.
Он успел в последний момент - когда Гаррен, почти падая с ног от усталости, выволок из подвалов полумертвое тело графини, и оба они, окровавленные с головы до ног, повалились почти под ноги посланцу Дома. Теперь о ранах Эриха напоминал лишь подживающий шрам на подбородке и ладони, да общая пока что слабость.
- Дом благодарит вас за участие в устранении Луи, - тихо произнес ангел, переведя взгляд на костер чернокнижника. - И вознаградит Эриха.
- Денег даст? – не удержался перевертыш, обернувшись через плечо. – А можно еще вернуть папашин титул и земли. Почему бы нет? Гаррену все равно уже не нужны – сам отказался.
Эрих прекрасно знал, что никто ничего ему не вернет, и теперь  еще постоянно следить будут, но не поддеть не мог. И все же был рад тому, что остался жив, и отложил собственные планы на свое будущее на потом – время покажет, остаться ему здесь, под крылом у Дома, или снова сбежать.
- Не думаю, но постарается выбить тебе место получше, - улыбнулся ангел. - Ты проявил себя очень и очень хорошо.
- Только инквизиция тоже так думает, - вздохнул Гаррен. - Так что, надеюсь, не попытается и дальше использовать.
Он тихо сжал пальцы брата, скрытые полой плаща. Пожалуй, то, что они были живы, действительно можно было считать лучшей наградой.
Они еще долго наблюдали, как поднимается к небу черный дым.
[nick]Гаррен фон Брент[/nick][status]Во имя веры[/status][icon]http://sh.uploads.ru/Lt4wR.jpg[/icon][info]Человек, 24 года, инквизитор, частично работает на Дом[/info]

Отредактировано Гаррен Брент (03-12-2017 22:43:51)

+1


Вы здесь » Practical Demonkeeping » История » Синяя борода


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC