« Он хочет узнать, как... так вышло, что такая взрослая скотина уже не способна сдерживать свою сущность? Он мог это уже в свои четыре! »

"Ночной разговор"

Разыскиваем!



Рейтинг: 18+
Жанр: городское фэнтези, мистика

Место: Ирландия, г. Дублин
Время: осень-зима 2016 г.

Practical Demonkeeping

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Practical Demonkeeping » Основная игра » [10 декабря 2016] Trespass Against Us


[10 декабря 2016] Trespass Against Us

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Время и Место: Штутгарт, Германия. Декабрь 2016
Продолжение сюжета для  [осень 1942] Все тайное становится явным
Участники: Рейнард Рейнер, Фридрих Ридель, Эрих Ланге
Предупреждения: Романтическая линия Фрид/Рейн

«Сердце Ангела»
Артефакт, который спас Рейнарда Рейнера от смерти в 1942 году.
Артефакт, из-за которого Фридрих Ридель был отправлен на фронт…
Артефакт, который не дает покоя Эриху Ланге уже столько лет.

http://s3.uploads.ru/IHy01.jpg

Отредактировано Александр Кройц (22-10-2017 10:36:18)

+1

2

[nick]Эрих Ланге[/nick][status]я вижу вас насквозь[/status][icon]http://s2.uploads.ru/bOFl1.png[/icon][info]<b><a href="http://demonovod.rusff.ru/profile.php?id=7/">Демон</a></b>, возраст -110 лет [/info]
В конце ноября 1942 года после провальной операции по поиску древнего артефакта Фридриха Риделя отправили на фронт. Следом за ним из Берлина пропадает и его лучший друг – Рейнард Рейнер.
Ланге уверен, обладатель василькового канта тоже направился на передовую.
Эрих почти торжествует, провал штурмбаннфюрера Риделя – греет его сердце. Он упоен поражением Фридриха, он торжествует, почти злорадствует, слушая слухи о том, что военная карьера Риделя так нелепо закончилась.
Спустя месяц Ланге передают серебряный медальон, найденный штурмбаннфюрером Риделем, на ответственное хранение и поручают найти человека, способного изучить природу артефакта, чтоб докопаться до истинной природы Сердца Ангела.

***
Как много лет.
Как много изматывающих томительный лет нужно было потратить, чтобы докопаться до истины. Эрих изъездил чуть ли не весь мир, гонимый жаждой знать, как найти Сердце Ангела и как вернуть его обратно в сосуд. Он засыпал с этими мыслями, он просыпался с этими мыслями.
Долгими вечерами он смотрел на медальон, гладил длинными пальцами выгравированные руны, беззвучно шевелил губами, повторяя лишь одно: «Я тебя найду».
Все это время Эрих жил лелея надежду найти хоть какую-то зацепку, хоть какую-то информацию о древнем артефакте, но легенды разнились и путали его еще больше.
Единственное, что мог узнать Эрих из старых как мир сказаний, что медальон лишь сосуд, а то, что обладает невероятной, первозданной силой должно находиться внутри… Должно, но в медальоне ничего не было…
И Эрих злился, шел в бар, заказывал бутылку водки или коньяка, пил в одиночестве, а затем устраивал драку, разбивал кулаки в кровь, пытаясь выплеснуть ту сдавливающую, темную энергию, что поселилась в его душе с момента получения в руки медальона.
Ланге знал, он не сможет жить нормально, пока не избавится от медальона или не вернет его содержимое обратно. Но избавиться от медальона он не мог, хотел, но не мог.
Он чувствовал, как от мыслей об избавлении от медальона все внутри скручивается едкой, разъедающей болью, будто сам медальон говорил «Нет! Ты от меня не избавишься!». И Эрих вновь собирал чемодан и ехал в другую страну, чтобы вновь искать.

Озарение пришло неожиданно. В один прекрасный день в голове Эриха что-то щелкнуло. Что если Фридрих нашел не пустой медальон? Что если он решил забрать Сердце Ангела себе?
Странное покалывание в груди, словно от висящего на шее медальона, будто намекало на правильность мыслей.  Да, определенно, ему надо найти Риделя. Надо узнать, где он сейчас!
Но найти информацию о бывшем сослуживце было не так просто. Оказалось, что он развелся с Амалией Кройц в начале восьмидесятых, и бывшая жена понятия не имела, где сейчас находится Фрид. Эрих не верил. Амалия всегда была женщиной, готовой до последнего защищать свою семью, и даже если они оформили развод, Фридрих все равно оставался ее частью, ибо был отцом ее ребенка.
Алекс… Возможно получилось бы выйти на отца через него? Но след Алекса потерялся в Северном Йемене.
И Эрих совсем отчаялся, пока однажды в Дублине, где он был проездом, на глаза Эриху не попалась местная газета, на развороте которой красовался Рейнард Рейнер.
Все такой же, как и в сорок втором..и в сорок пятом. Когда они последний раз виделись?
Рейн не изменился ни капли. Это наталкивало на мысль, что Сердце Ангела все же находится у Рейнера. Определенно, не у Фридриха, а у Рейнарда. Как все просто.
Ох, и надо же, Рейн подался в политику! Эрих ухмыльнулся, вчитываясь в статью: в ней не было ничего существенного, но факт оставался фактом. Найти Рейнера и Риделя - теперь дело времени.
Из общедоступной информации Ланге стало известно, что Рейнард, а соответственно и Фридрих временно обитают во Штутгарте. Ирония судьбы. Он искал ответы на свои вопросы по всему миру, а они оказались под самым носом, в Германии!
К первому декабря Эрих уже был в Штутгарте. Он выжидал, изучал расписание Рейнарда и Фридриха, следил издалека, не привлекая к себе никакого внимания.
Ему совершенно не хотелось появляться сразу перед глазами обоих демонов.
"Спелись! Что тогда, что сейчас. Неразлучники!" 

И все же удача ему улыбнулась. Десятого декабря Рейнард должен был посетить благотворительный вечер «Искусство добра» в центре Штутгарта и выступить там с речью. И что самое интересное, один, без Риделя.
Эрих ликовал, чувствуя, что осталось совсем немного. Он выведет Рейнера на чистую воду.
К семи вечера Эрих в строгом выглаженном костюме с презрительной улыбкой на лице изучал контингент зала, перемещаясь от одного столика к другому, он вслушивался в сплетни. Касаясь локотков дам, заводил с ними беседу, после чего оставлял их в одиночестве и почти без энергии.
А к восьми, почти за десять минут до начала официальной части приехал он. Рейнард Рейнер.
Ланге не стал оттягивать «приятную» встречу до конца приема. Поэтому, галантно лавируя меж беседующих пар, Эрих возник около Рейнард ровно тогда, когда доктор собрался завязать беседу с каким-то презентабельным политиком.
- Какая неожиданная встреча! – Ланге заключил Рейнера в объятья, будто бы они были друзьями все эти годы.
Медальон под рубашкой раскалился, обжигая кожу, и Эрих еще сдержал торжествующей ухмылки.

Отредактировано Александр Кройц (02-10-2017 16:15:19)

+2

3

Куда бы ты ни поехал, всюду ты берешь с собой себя.  Вот и Рейнард в надежде забыться, был  разочарован тем, что тяжелые размышления не оставили его в Дублине. Скрыться от призраков прошлого удавалось едва ли, и бессонные ночи настигали его даже там, где единственно близкое ему существо обещало спрятать от всех невзгод.
Стремительно приближались рождественские праздники и можно было бы раствориться в приятных хлопотах, пропадая на ярмарках и готовясь к уже опостылевшему событию – встрече нового года. Яркая иллюминация, терпкий глинтвейн и свежая выпечка на протяжении многих лет…
Пошел снег, легкими хлопьями падая на карниз и мгновенно растворяясь. Вдали занимался рассвет, алыми полосами пронзая угрюмое зимнее небо. Доктор приоткрыл окно, выпуская пряный дым, и, покусывая кончик мундштука, о чем-то размышлял.
- Рейн.
Сквозь сон позвал Фридрих, потревоженный прохладой. Сигарета была мгновенно потушена и демон поспешил вернуться в постель.
- Не можешь уснуть?
Немец нащупал холодные паучьи пальцы, сжимая в теплой ладони. Рядом с ним на мгновение притуплялась любая боль и досада. Что бы окружающие не имели против их союза, оба демона ни разу не усомнились в правильности своего выбора. Свет и тьма, которые не могли существовать друг без друга.
Уснуть так и не вышло, в голове роилась сотня мыслей связанных с недавними событиями. Вслушиваясь в ровное дыхание Фридриха и разморенный его теплом, доктор холодно вычислял насколько безопасно продолжать вести дела в ранее нейтральной Ирландии. Зеленый остров оказался не столь безмятежным в плане политических интриг внутри Дома, не говоря уже о наличии нерешенных проблем вроде фанатиков, охотников за бессмертием, неконтролируемых Существ. Практика показала, доверие – непозволительная роскошь. Союзники превращались во врагов, последние не скупились на щедрые предложения, единомышленники меняли взгляды – в современном мире обещания уже ничего не значили, правила игры сменились.
МакКензи сошел с дистанции еще не став серьезной проблемой, когда начал догадываться о возможности более изощренных торгов с Рейнером в их прежде взаимовыгодном партнерстве. Стоило как можно скорее приняться за налаживание дипломатических связей с наследницей, но Ирис исчезла, оставив за собой пышный шлейф из сплетен в желтой прессе.
Симон не доставлял неудобств, однако, след его присутствия в ходе текущих дел напоминало о необходимости не расслабляться. Оба «лиса» не могли ужиться на одной территории и каждый это хорошо понимал.
Отто, пожалуй, предсказуемо подвел в самый неподходящий момент. Винтеру гарантировалась жизнь полная приключений, ведь его хваленая сноровка и живучесть пригодились бы сполна, но сбежать от Алекса не удалось. Кройц мог и на том свете устроить охоту, достав кого угодно хоть из под земли. Трофейная рука предателя и залитая слезами записка еще хранилась у Рейнера, а место помощника уже было занято.
Если бы только это вызывало ноющую тревогу, холодом расходящуюся под ребрами. Все чаще в памяти всплывал образ проклятого леса, а интуиция упрямо давала знаки неясные до того момента, как Рейнард встретил Его…

***
Светские рауты давно стали обыденной частью жизни Рейнера, но к обществу высшего света его супруг привыкнуть не мог, а потому деликатно увиливал от необходимости сопровождать демона. Доктора сие обстоятельство ничуть не печалило, ведь он мог легко менять компанию и погружаться в «дворцовые интриги», прикрываясь вежливой заинтересованностью в присутствующих  или ходе их дел.
На горизонте показался Густав Райнфельдт, стоило поприветствовать редкого симпатичного ему политика и обсудить будущую встречу в стороне. Не успели они обменять рукопожатиями как из неоткуда  появился тот, кому Рейн искренне желал провалиться сквозь землю. Все внутри сжалось от непривычного страха, почти звериного чувства самосохранения, требующего одного - бежать. Фальшивая радость от встречи и столь бесцеремонное вторжение в личное пространство вызвали у демона плохо скрываемое раздражение. Он холодно поприветствовал Ланге, отстранившись и немного смутив компаньона, вежливо покинувшего старых приятелей.
Эрих выглядел старше, но едва ли солиднее Фридриха. Все тот же пронзающий взгляд, расслабленная манера держаться и яд в каждом слове. Чертов змей! Он был одним из них, но почему доктор не понял этого раньше?
Встреча не была совпадением и, судя по лихорадочному бегающему взгляду бывшего нациста, ничего хорошего не сулила. Общество Риделя сейчас пришлось бы как нельзя кстати, но…
Рейн оглядел присутствующих, вычисляя один ли явился на бал Ланге или со свитой.
- Рад был повидаться. Процедил сквозь зубы доктор.
- Мне нужно готовиться к речи.
Стремился как можно скорее ретироваться Рейнер.

Отредактировано Рейнард Рейнер (01-10-2017 14:06:32)

+2

4

Рейнард встрече был не рад. Более того, он вряд ли поверил, что она случайная.
А Ланге и не рассчитывал, что будет по-другому, они с Рейнером никогда не ладили, в сороковых им приходилось мириться с существованием друг друга: Рейнер терпел острого на язык Эриха, Ланге не упускал возможности отпустить пару едких шуток в сторону Рейна или его друга.
Он ненавидел их извечный дуэт, сам не знал за что, но все равно ненавидел. Казалось, будто именно Фридрих и Рейнард мешают ему продвигаться по карьерной лестнице. Поэтому Ланге так и ликовал, когда их отправили на фронт. Но оба ненавистных демона войну пережили.
- Да ладно, тебе нужно приготовиться к речи? Серьезно? Мне казалось, ты всегда был хорош в импровизации, иначе как тебе удавалось водить за нос весь рейх и твоего горячо любимого Фридриха?
Заметив, как сверкнули глаза Рейнера, Ланге ухмыльнулся еще шире. Да, ему определенно нравилось играть на чувствах других.
-Да ладно, не злись, я действительно тут случайно. Просто решил подойти и поздороваться. Как дела у Фридриха? Слышал, он тоже в Штутгарте. Хм…Как забавно, столько лет прошло, а ты ничуть не изменился, - как только Ланге закончил предложение, змеиная улыбка сошла с его лица, и оно вновь стало едко-холодным.
Медальон обжигал кожу все сильнее, но Эрих понимал, что сейчас он не сможет ничего сделать. У него нет четкого плана, поэтому стоило отступить.
- Что ж, еще увидимся, передавай привет Фридриху. Хорошего вечера, - Ланге подхватил с подноса мимо пробегавшего официанта стакан с виски, отсалютовал Рейну и выпил одним залпом.
Ланге не спешил уходить, он почти весь вечер ненавязчиво наблюдал за Рейнардом, выбрав достаточно удачную позицию: крайний столик в компании какого-то местного видного врача, который пытался получить финансирование от благотворительного фонда, и его молодой супруги.
Эрих умело поддерживал разговор, интересовался последними разработками в сфере кардиохирургии, полюбопытствовал о выступающем молодом докторе с британским акцентом.
Ланге ушел с приема за час до его окончания, удостоверившись, что Рейн занят разговором, а, значит, он не заметит исчезновения старого знакомого.
***
- Ленбахштрассе шестьдесят, как можно быстрее, – захлопывая за собой дверь такси, обозначил водителю маршрут Ланге, - И давай-ка заскочим в какой-нибудь винный магазин. А то без подарка в гости как-то не прилично.
У Ланге все еще не было четкого плана. И он, поддавшись желанию медальона поскорее воссоединиться со своим содержимым, импровизировал, просчитывая все события на два шага вперед. Это чертовски мало, обычно Ланге предпочитал видеть всю шахматную доску целиком, знать достоинства каждой из фигур, что выступают противниками. Сейчас против него было два ферзя и нужно было срочно расставлять приоритеты.

***
Фридрих не любил светские мероприятия, где следовало улыбаться направо и налево, выказывая всем свое расположение. Он отвык от внимания, от необоснованного интереса прессы к его персоне, от наигранных дружеских речей, поэтому остаться дома было неплохой идеей. Конечно, Рейнарду это не очень понравилось, ведь он рассчитывал, что Фридрих все-таки составит ему компания.
- Я буду чувствовать себя лишним. Ты же знаешь, политика – это не мое. Я лучше побуду дома. К тому же, ты говорил, что это всего лишь на несколько часов.
Их особняк, арендованный или купленный (Рейн так и не сознался), располагался по Ленбахштрассе шестьдесят, рядом был шикарный парк, так что по утрам и вечерам тут царила необыкновенная тишина и покой.
Ох, этого покоя порой не хватало, учитывая, что Фридрих на свою голову устроился преподавать студентам историю и археологию в одном из шотландских университетов! Студенты в двадцать первом веке оказались своенравными, и Ридель, памятуя военные годы, порой перегибал палку, переходя на командный тон. Зато дисциплина на его потоке была идеальной. И все же…батальоном солдат проще командовать, чем вдолбить в головы нынешней молодежи, что образование – это основа их будущего.
Так что в Штутгарте Фридрих отдыхал, наслаждаясь покоем.
Прошлое постучало в тяжелые дубовые двери в облике улыбающегося Ланге с бутылкой Далмор. Ридель замер, не веря своим глазам. Он ожидал увидеть на пороге Рейнарда, но никак не человека, которого он похоронил в своей памяти, как и всех, с кем служил во время войны.
- Мы сегодня совершенно случайно столкнулись с Рейнардом на благотворительном вечере, и я был рад узнать, что ты тоже в Штутгарте! Я войду? - Ланге прошел в гостиную, снимая пальто.
- Я не приглашал тебя, Эрих. Тебе лучше отсюда убраться.
- О! Что ты? Не злись! Я же пришел по-дружески поболтать, - Ланге в примирительном жесте поднял вверх ладони, - видишь, я безобиден.
Он сел в кресло, потирая руки и явно чувствуя себя в своей тарелке.
- Что тебе нужно? – Ридель уселся в кресло напротив, пристально изучая Ланге,- Эрих, я не настолько наивен, чтобы поверить, что ты решил зайти, чтобы повспоминать былые деньки.
- Именно за этим, Фридрих! Именно за этим! – Ланге постучал пальцами по граненому стакану, куда уже успел плескануть принесенного им виски, затем отставил его в сторону, расстегнул пиджак и верхние пуговицы рубашки и, наклонившись вперед, потянул пальцем за серебряную цепочку, демонстрируя Риделю небольшой и до боли знакомый медальон.
- Никаких воспоминаний не навевает? Леса Баварии, Сердце Ангела…Где оно, Фридрих?
Хуже визита Ланге могло быть только это – осведомленность Эриха о том, что произошло в той исследовательской экспедиции. Но он не мог знать подробностей, никто не знал.
Ридель замер, чувствуя, как по спине ползет могильных холод. Он словно вновь вернулся в холодную осень сорок третьего.
- Ты читал мой отчет, ты знаешь, что этот медальон единственное, что нам удалось найти.
- О, нет! Не надо держать меня за идиота! – глаза Эриха полыхнули злостью, он сжал медальон в кулаке и оскалился, сверля Риделя холодным взглядом, - Думаешь, все так просто? Думаешь, извлек содержимое и все? Твой ненаглядный Рейнард не заслужил обладать Сердцем ангела!
Фридрих сжал побелевшими пальцами подлокотник кресла и наклонился вперед.
- Я не хочу видеть тебя в своем дома, Эрих.  – с холодный спокойствием заявил немец, - Пошел вон!
Их диалог прервался звуком открывающейся двери. Ланге тут же изменился в лице и фальшиво улыбнулся, явившемуся домой Рейнарду.
- Ох, а я как раз уходил, - Эрих подхватил пальто и, поравнявшись в дверях с Рейном, похлопал его по плечу, - Рад был повидаться.
[nick]Эрих Ланге[/nick][status]я вижу вас насквозь[/status][icon]http://s2.uploads.ru/bOFl1.png[/icon][info]<b><a href="http://demonovod.rusff.ru/profile.php?id=7/">Демон</a></b>, возраст -110 лет [/info]

Отредактировано Александр Кройц (09-10-2017 09:57:27)

+2

5

Холодный пот выступил под тонкой тканью рубашки, доктор поспешил скрыться в толпе и, оставшись наедине с собой, рывком вытащил телефон из кармана.
- Абонент находится вне сети..оставьте сообщение после сигнала.
Его лицо стало хмурым, брови угрюмо сдвинулись к переносице с залегшими на ней глубокими складками. Если с Фридрихом что-то случилось, то Ланге не спасут даже свидетели…
Короткая просьба связаться при  первой возможности, не более. Приходится взять себя в руки и вопреки желанию броситься домой – остаться, чтобы выступить с речью. Рейнард никогда бы не променял власть и богатства на жизнь Фридриха, но сейчас он вынужден действовать вопреки ожиданиям змея.
Все проходит словно в бреду, в памяти почти мгновенно стираются лица и звуки, уступая сгущающимся мрачным мыслям. Умение анализировать действия противника на несколько шагов вперед подводит, ведь стоит только представить, как его демону норовят причинить боль – Рейн вскипает от ярости.
С Ланге они виделись последний раз на поле боя в объятом пламенем войны Берлине. Следовало устранить скользкого беспринципного типа, позорно удирающего под чужой личиной, но события тех дней диктовали суровую необходимость беречь патроны.
Жизнь Эриха, казалось, обречена – ведь должна же существовать вселенская справедливость, карма…
Он выжил, избежал преследования и мести. И теперь пришел за тем, чтобы отыграться за годы подозрений и интриг способных любого свести с ума?
***
Когда доктор появляется на пороге дома и видит самодовольную ухмылку Эриха, он уже не скрывает истинного отношения, проводив постороннего презрительным взглядом. Можно без особых усилий сейчас наброситься со спины и вгрызться, безжалостно  терзая и валяя по земле бывшего «сослуживца», но не стоило недооценивать Ланге – он бы не пришел в западню не имея пути к отступлению.
Рейн запирает дверь, глядя исподлобья на побледневшего демона и оттолкнувшись от неё, спешно движется к супругу. Пальцы обхватывают горлышко бутылки, та разлетается на осколки, ударяясь о стенку камина.
Рейнер зол, по-настоящему. Типичным жестом он поправляет выбившиеся пряди, словно возвращая былую невозмутимость.
- Нам нужно убираться отсюда, срочно.
Бери самое необходимое.
Не дав возразить, доктор исследует диван, на котором совсем недавно уютно устроившись с книгой, отдыхал Фридрих. Что-то подцепив, он поднимает мягкое сиденье под которым скромный набор «на черный день»: так похожие на них - вальтер и беретта.
- Das Unglueck kommt selten allein.
Произнес Рейн, вручив пистолет.

+2

6

Фридрих привык, что Рейнард всегда находится рядом - с самого зарождения их дружбы, которая со временем переросла в нечто большее.
Рейн был верным другом, всегда поддерживающим, позволяющим хранить его тайны и хранящим тайны Риделя. Все чуть не порушилось после той экспедиции, когда он узнал, что Рейн британский шпион. По зеркальной глади их дружбы пошли трещины, и, кто знает, чем бы все закончилось, если бы не тот дневник и те заметки о Фриде. Риделя должны были убить руками Рейна, но не убили. И все благодаря Рейнеру, оберегавшему немца и его семью. Фридриха, Амалию и Алекса.
О, сколько Рейн вытерпел от Амалии, которая будто бы видела его насквозь! Рейн с завидной периодичностью исчезал, не появлялся годами, пытаясь смириться с тем, что Фридриху вдали от него лучше, но не выдерживал, и каждый раз вновь возвращался в Германию.
Их встречи. Почти целомудренные, но пронизанные такими двусмысленными, мимолетными прикосновениями, что воздух плавился.
И так год за годом. Пока Фридрих не осознал, что семья, которая его держала, развалилась. Что Алекс вырос и живет своей жизнью, что лгать Амалии не стоит, потому что она и так все понимает. Их браку пришел конец.
И вот теперь Фридрих и Рейн получили все, что так ждали, все, о чем мечтали. Друг друга.
Отпала необходимость скрываться и лгать окружающим. А главное можно не лгать самому себе.
Фридрих был счастлив…
И теперь это счастье хотел уничтожить Ланге.
Ридель не мог позволить этому случиться. Потерять демона, ради которого он дышал, - смерти подобно.

Фридрих испытал облегчение, когда Рейнард вошел в гостиную, и Ланге, решив не испытывать судьбу, ретировался из их дома.
Ридель выдохнул: с появлением на пороге супруга даже дышать стало легче. Но витающее в воздухе напряжение не исчезло даже после того, как незваный гость покинул их дом. Оно росло в молчании и разбилось вдребезги вместе с бутылкой виски, которую Рейн запустил в каминную полку. Рейнард был зол, дезориентирован и… напуган?
Фридрих попытался подобрать слова, чтобы хоть как-то успокоить Рейна, но не знал, что сказать. И лишь когда Рейнард достал пистолеты, Ридель не смог сдержаться. Он перехватил за руку Рейнарда и сжал вальтер.
- Мы не можем уехать, Рейн, не можем. Думаешь, он не поймет, что мы просто сбежали? Это не случайная встреча. Он знает о Сердце, он знает, что в той операции мы его нашли. И знает, что оно у тебя. Он искал нас и будет продолжать искать. Мы не сможем постоянно бегать.
«Но и подвергать тебя опасности, я тоже не могу» - хотел сказать Ридель, но промолчал. Рейн не уедет один, как бы Фридрих не просил, он просто не сможет оставить немца один на один с этим змеем. К тому же Эриху нужен Рейнард, и он не побрезгует использовать для этого самые подлые методы.
Ведь Эрих не отступит. Фридрих видел его маниакальные глаза, глаза помешанного. Если Ланге поставил себе цель заполучить Сердце Ангела, он не перед чем не остановится. Значит, нужно разобраться с ним быстрее, чем он сплетет вокруг них свою паутину.
- Все хорошо, - Фридрих ткнулся лбом в лоб своего демона и замер, прикрыв глаза, - мы разберемся с ним. Нас двое. Он один.
А еще у них были связаны руки. Они не могли поставить в известность местный Дом - иначе бы пришлось все рассказать: и про Сердце Ангела, и про Рейнарда. А Фридриху меньше всего хотелось, чтобы Рейнера кинулись изучать. За прошедшее полвека его доктор итак пережил слишком многое.
Так что их действительно было двое - больше они не могли ни на кого положиться.
Фридриху хотелось нести для Рейнарда свет и покой, но сейчас немец был напряжен и раздражен сам. Он забрал у Рейна пистолет, вместе со своим положил обратно в коробку и оставил ее открытой на диване, затем вновь повернулся к демону, обхватил теплыми ладонями его лицо.
Он целовал Рейнарда медленно, будто силясь замереть и раствориться в одном единственном поцелуе, чувствуя, как успокаивается Рейн, он успокаивался и сам.
[nick]Фридрих Ридель[/nick][status]чистокровный немец[/status][icon]http://s019.radikal.ru/i606/1708/44/659692bade9e.jpg[/icon][info]<b><a href="http://demonovod.rusff.ru/profile.php?id=7">Демон</a></b>, 110 лет, <br>   бывший штурмбаннфюрер СС[/info]

+2

7

Ланге покинул дом своих старых знакомых с едкой ухмылкой. Он разозлил Фридриха и взбесил Рейнарда. И хоть доктор держался, стараясь сохранить лицо, через прожигающий взгляд Рейнера Эрих чувствовал его ярость. Чистую и неприкрытую.
Их было двое против него одного. Но Эрих знал этот расклад. Ему не раз приходилось выигрывать имея на руках не лучшие карты.
Все было просчитано, разложено по полочкам, он чувствовал себя кукловодом, готовым дать представление.
Внутри все ныло и тянуло, в сознании все время щелкало "быстрее-быстрее-быстрее", и Эрих спешил, претворяя в жизнь свой план.
На следующее утро Ланге проснулся рано, не было еще пяти. В небольшой съемной квартире царил полумрак, тихо тикали настенные часы, еле слышно гудел маленький холодильник на кухне. Ланге долго сидел, смотрел на остывающую кружку кофе, гонял в голове тяжелые, невеселые мысли. Ему что-то надавало покоя, какое-то смутное тревожащее чувство.
К шести утра он уже был чисто выбрит и одет, на столе рядом с кружкой крепкого, уже остывшего кофе, лежал плотный запечатанный конверт. В углу каллиграфическим почерком Эриха написано несколько слов: "Рейнарду Рейнеру. Лично в руки". Внутри конверта - небольшой, сложенный вдвое лист бумаги. В письме Ланге приносит свои извинения за причиненные неудобства и приглашает Рейнарда в ресторан, дабы в спокойной обстановке поговорить и расставить все точки над “i”. Письмо должен доставить Рейну курьер, когда Фридриха не будет рядом. Идеальное время десять-одиннадцать утра. В это время Рейн обычно занимается работой.
Ланге знает, что Ридель и Рейнер останутся в городе еще на несколько дней. А значит можно попробовать устроить тихую охоту.
Ресторан, в который Эрих пригласил Рейнарда, небольшой, но уютный, вечерами здесь собирается много народа, а, значит, Рейн будет держать себя в руках.
Ланге в ресторане с утра, оценивает зал, улыбается официанткам.
- Вы будете обслуживать нас сегодня вечером, - он отзывает в сторону миловидную девушку с живым, любопытным взглядом, - у нас деловой ужин. И мне нужна будет твоя помощь.
Ланге сжимает локоть девушки и, растягивая губы в неприятной улыбке, смотрит в ее глаза не мигая.
- Если сделаешь все правильно, получишь хорошее вознаграждение. Это аванс.
Немец опустил несколько купюр в карман фартука и вложил в руки девушки маленький пузырек с таблетками.
- Никакого криминала. Всего одна таблетка.
Девушка кивнула, Эрих отпустил ее руку и подтолкнул в сторону зала.
- Иди, работай.,
В десять вечера Ланге уже в ресторане, перекатывает в бокале виски, наблюдая, как бликует дорогой алкоголь. Эрих знает - Рейнард придет. Не сможет не прийти.

[nick]Эрих Ланге[/nick][status]я вижу вас насквозь[/status][icon]http://s2.uploads.ru/bOFl1.png[/icon][info]<b><a href="http://demonovod.rusff.ru/profile.php?id=7/">Демон</a></b>, возраст -110 лет [/info]

+2

8

Думал ли Фридрих о том, на что способен Рейн в гневе? Сможет ли он пережить его потерю? Кажется эти вопросы не требовали ответа и оба понимали насколько тонка и неосязаема грань с бушующим внутри бессмертного демона гневом и безумием. Он бы не смирился, упивался местью и иллюзией привычного течения совместной жизни.
Рейнард не умел ни прощать, ни забывать, ни отпускать.
Пожалуй, немногие были наделены даром столь отчаянно любить, как и ненавидеть.
Ланге не угрожал бывшему сослуживцу напрямую, но появившись на пороге их дома, отнюдь не с благими намерениями поселил в сердце Риделя тревогу, боль и дурные воспоминания. Этого было достаточно для доктора, чтобы разорвать одержимого ублюдка собственноручно. О себе он никогда не волновался, оправдываясь тем, что является «живым мертвецом». Его уверенность в неуязвимости и благоволении сил потусторонних походила на сумасшествие, а потому единственной слабостью демон считал сентиментальную привязанность к супругу.

Вечер выдался напряженным, демоны вели диалог без слов, изредка переглядываясь. В мгновение их крепость превратилась в ловушку, целого мира стало мало.
Подумать только, ушлый вертлявый змей Эрих внезапно обрел удивительную мощь, представляя собой настоящую угрозу. Чьей помощью тот мог заручиться, действуя столь решительно?
Словно оттягивая момент и играя с добычей, Ланге сперва предупредил, дав фору – по-сути бессмысленное бегство от настигшего хищника.
- Фридрих, взгляни на меня.
Бледные пальцы сжали теплую ладонь.
- Ступай в постель…
Оба не могли сомкнуть глаз, боясь потерять во тьме любимого. Знакомое чувство леденеющего нутра, зыбкая ускользающая реальность.
- Я буду охранять твой сон.
Прозвучал убаюкивающий голос доктора и черные перья мягко накрыли хмурого немца.

- Хотите я вам погадаю? Большие карие глаза внимательно изучают реакцию лагерного врача, многие полагают, что его доброта может изменить их положение, подарить желанную свободу. Но его милосердие – это сытный паек для больных и смертельная инъекция, отправляющая в приятный расслабляющий сон.
- Не сомневался, что женщины всегда знают чуточку больше. Вверяю свою судьбу вам, Ирма.
Доктор легко улыбается, смутив собеседницу. В ее взгляде читается благодарность, по имени заключенную уже не называли около полугода, 14859 синими чернилами выжгло личность и чувство собственного достоинства.
- Посмотрим…
Она легко, осторожно касается ладони.
- Я вижу такое впервые. Ваша линия жизни так коротка.
Сложно не заметить, как прорицательницу одолела тревога и сомнения, однако Рейнард невозмутим.
- Мирские страдания для вас окончились уже давно.
Набравшись сил, говорит она и немного нервно посмеивается.
- Вы многого добьетесь в этой жизни, но богатства некому будет оставить.
- Возможно, мне стоит посвящать работе меньше времени? Отзывается Рейнер, воспринимая все как игру. Ирма печально качает головой, сочувствующе погладив руку. Оба сконфужены…
- И все же рядом с вами всегда будет дорогой человек, единственная любовь.
Мужчина искренне удивлен, сдержаться нет сил. С иронией в голосе он продолжает диалог.
- Разве я похож на романтика? Не знаю о ком вы, дорогая. Но искренне восхищен отвагой и терпеливостью будущей супруги.
В отличие от доктора Ирма не находит повода для веселья, поджав губы и что-то не договаривая.

Рейнард ухмыльнулся, выпуская густой сигаретный дым. Закусив мундштук, он легко покачивался в кресле, поглядывая в сторону спальни. Почему-то именно сейчас вспомнился ему странный полуночный разговор, смысл которого теперь стал предельно ясен.
Утром он вел себя как обычно, игнорируя любые попытки вернуться к обсуждению визита Ланге. Сам приготовил завтрак, явно увлекшись изысканной рецептурой и сервировкой. Неспешно собрался, скрупулезно подбирая костюм. Сделал пару деловых звонков, проверил почту, даже нашел время, чтобы проконсультировать одного из пациентов.
Будто не было вчерашнего вечера и все случившееся не более чем кошмар.
- Фридрих, не забудь о витаминах и купи к ужину белого вина.
Доктор поцеловал демона в лоб, забирая из рук потяжелевший портфель.
- Рейн, все нормально?
В голосе Риделя звучала тревога.
- У меня есть ты, данное обстоятельство скрасит любые невзгоды.
Прощание вышло долгим, как раньше…
Оба понимали, что оно могло быть последним и мужественно играли в идиллию до конца ради любимого.
***
Рейн любезно общается с официанткой, обсуждая выбор и подчеркивая ее прекрасный вкус. Их милое воркование заставляет Эриха скривиться, нетерпеливо перебирая пальцами и разглядывая окружающих.
- Я польщен, что ты нашел в себе силы встретиться лично. Теперь я догадываюсь, что выдавало во мне шпиона. Для того, чтобы терпеть твою неискренность и косность оборотов нужна поистине английская вежливость.
Взаимная пикировка продолжалась недолго, Ланге демонстрировал удивительную сговорчивость. Еще немного и извиняться пришлось бы Рейнарду.
Елейные речи только поддевают доктора, все же держащегося с достоинством.
И возможно сохранить самообладание удалось бы, не подними Эрих тему нежных отношений неразлучной парочки и того какие сплетни доходили до ушек милейшей Амалии.
В горле мгновенно пересохло от той «особой» жажды, что требовала утолить ее кровью. Под рукой очень кстати пришелся наполненный бокал.
Пара крупных глотков и промелькнувшая мысль о том, что питье могло быть отравлено.
Рейн прислушивается к своим ощущениям, но ничего не меняется. Нет ни привкуса горького миндаля, ни вяжущей кислинки или осязаемой порошковой взвеси.
Лишь спустя несколько минут звуки сливаются в гул, наваливается невыносимая усталость…
- Сволочь.
Едва шевеля губами, произносит Рейн.

Отредактировано Рейнард Рейнер (21-10-2017 20:43:48)

+2

9

Рейн пришел во время, не заставив себя ждать. Что ж, хваленая пунктуальность англичан. Ланге растянул губы в подобие улыбки и сообщил, что рад Рейнарда видеть. Что ж, это было даже правдой. Эрих был рад тому, что не обманулся и что Рейнер и Ридель не покинули город. Все же сердце ликует, когда игра идет по твоим планам.
Они вели неспешную беседу, не сильно скрывая, что неприятны друг другу. Хотя Эрих если и чувствовал к Рейну неприязнь, то в желание заполучить Сердце Ангела просто этого не замечал. Рейнард был для него лишь оболочкой, в которой притаилось нечто ценное. И это ценное Ланге всей душой желал получить.
Эрих длинными цепкими пальцами оторвал ножки краба, отделяя их от тушки, увлеченно вскрыл панцирь, извлекая на свет белое нежное мясо. Ох, как же он хотел так же распотрошить Рейнарда, чтобы вырвать его сердце и заполучить силу артефакта себе. Но немец не был уверен, что от подобного будет прок. Был шанс, что Рейн просто умрет, забрав всю силу Сердца ангела с собой на тот свет.
Эрих изогнул губы в победной улыбке, когда Рейнард сделал несколько глотков из своего бокала. Да, наконец-то!
Ланге откинулся на спинку стула, отправил в рот небольшой кусочек крабового мяса и облизал пальцы. Ему хотелось смеяться, смеяться в голос, до слез, но он лишь щурился, пристально наблюдая, как у Рейна перехватывает дыхание, а в глазах доктора появляется страх.
- Не переживай, - Ланге вытер руки о салфетку, потянулся к своему бокалу, сделал небольшой глоток вина, - это не яд. Это очень необычный транквилизатор. Нарушение координации, речи, помутнение сознания. Ты же меня уже не слышишь? Не понимаешь? - Эрих пощелкал пальцами перед лицом Рейна, убеждаясь в его почти полной дезориентации.
- Милая, -Эрих подозвал официантку, - это за ужин, это чаевые и твое вознаграждение. Пузырек?
Ланге обратно забрал стеклянную колбу с таблетками и улыбнулся девушке.
- Вызови мне такси и попроси охранника помочь дотащить моего друга до машины. Он, - Ланге ухватил Рейнарда за запястье, поднял над столом и отпустил: рука безвольно упала на скатерть , - мертвецки пьян.
Не прошло и пяти минут, как Рейнарда сгрузили на заднее сиденье вызванного такси.
Первый акт удался, даже не пришлось прикладывать никаких дополнительных усилий. Почетный доктор может сейчас лишь мычать да пускать слюни на сиденье.
- Это что он так наотмечал? – не к месту поинтересовался водитель, поправляя зеркало заднего вида, - он точно в норме? Может в больницу?
"Какой любопытный, сука"
- Развод отмечает, не обращайте внимания, он так заливает за воротник вторую неделю.
Подобный ответ таксиста вполне устроил, и он полностью сосредоточился на дороге.
Загородный дом куда Эрих привез Рейна был далек от образца чистоты и порядка. Но Ланге и не жить тут собирался. Его целью было понять, как заполучить себе Сердце Ангела так, чтобы оно не потеряло своей силы. И Рейн должен был знать как, а до этого можно посадить его на цепь, кто знает, что придет ему в голову, когда действие транквилизатора закончится.
- Прости, ошейника не нашел, но и это сойдет, - Ланге застегнул на руках Рейна железные браслеты, метровую тяжелую цепь - на навесной замок к чугунной батарее. Ключ - благополучно отнес на кухню.
Там Эрих вытянул за цепочку серебряный медальон, покрутил в руках, безумно улыбаясь -сейчас медальон был горячим и еле заметно пульсировал. Значит, Эрих все правильно делает. Осталось совсем немного.
Он достал из шкафа припасенную бутылку виски, зубами вырвал деревянную пробку, выплюнув ее на пол. Несколько глотков обожгли горло. Прихватив с собой разделочный нож, Ланге вернулся в комнату.
Он поставил бутылку на стол, подошел к своему пленнику ближе, рассматривая безвольную фигуру Рейна и его острые черты лица.
- Давай, приходи в себя. А то не интересно. - Эрих присел на корточки, пальцами зарылся в волосы доктора и дернул его голову вверх, - Рейнард!
[nick]Эрих Ланге[/nick][status]я вижу вас насквозь[/status][icon]http://s2.uploads.ru/bOFl1.png[/icon][info]<b><a href="http://demonovod.rusff.ru/profile.php?id=7/">Демон</a></b>, возраст -110 лет [/info]

+2

10

Обжигающая боль привела его в чувства, демон рассеянно уставился куда-то сквозь Ланге и приоткрыл рот, сипло втягивая воздух. Он не мог пошевелиться, ощущая себя тряпичной куклой  - сил едва хватало, чтобы держать голову самостоятельно. Все ему напоминало дела минувших дней, когда каждое пробуждение начиналось если не с ледяного душа, то от таких вот «нежностей». Годы после тело ныло от затянувшихся ран, ночные кошмары не брали алкоголь и наркотики, а тесные мрачные помещения вызывали панику. Эрих решил пробудить монстров в воспаленном сознании совершенно зря.
Рейн вновь начал терять контакт с реальностью, заваливаясь назад и сильно побледнев. Кровь потекла из носа, темной струей полоснув по алебастровой коже и Ланге подозрительно сощурился, слишком уязвимым выглядел бессмертный доктор.
Брезгливо отстранившись, немец закурил…
Веки, будто налились свинцом, на улице шумел дождь и в рокоте капель было не разобрать ни единого постороннего звука. Как бы хотелось ощущать сейчас теплое дыхание Фрида, чтобы все недомогание походило на последствие дурного сна.
В полумраке проступали очертания убранства не знакомого ему дома – большие витражные окна, мебель укрытая посеревшими от пыли покрывалами, вытертые половицы занесенные листвой и паутиной.
Шевельнув рукой, демон скосил недоумевающий взгляд на тяжелые манжеты и звенья цепи – похититель не церемонился.
Постепенно возвращалась память, а за ней и злость. Ланге-чертов ублюдок!
Впрочем, он получил то, что хотел и если у того осталось еще хоть толика воинского достоинства и принципов, более никаких сюрпризов от него ждать не стоило.
Эрих медлил, не потому ли, что сомневался? Ведь в отчете о найденном артефакте ни слова не говорилось про изъятие дарованных способностей, только после Фридрих нашел упоминания об этом, изучив с сотню разных источников.
Кулон следовало уничтожить сразу же, ведь он всегда будет стремиться наполнить себя живительной силой, покоящейся в нем веками. Тот, чье тело стало сосудом должен при этом добровольно отдать "сердце" с кровью, иначе никакое насилие не будет иметь смысла.***
Раздались шаги и доктор притворился еще не пришедшим в себя, дав приблизиться. Ненависть, исходящая от змея, буквально пульсирующая и давящая своей силой вызывала панику, желание забиться в угол, но, как и любой зверь, загнанный в угол – Рейнард счел нападение лучшей обороной.
Демон рванул вперед, клацнув хищной пастью в миллиметре от носа противника. Цепь напряженно вытянулась и лязг расходящихся звеньев заставил Ланге инстинктивно отползти назад, чтобы перевести дыхание. Если бы он не успел увернуться, то ему бы точно не поздоровилось. Пленник словно спятил, пытаясь вырваться, и сдерживающие его оковы едва справлялись с мощным натиском. Самодовольство Эриха чуть поутихло от того с какой яростью на него уставилась пара едких зеленых глаз.

Отредактировано Рейнард Рейнер (25-10-2017 14:14:13)

+2

11

Ланге на мгновение растерялся. Рейн был подобен дикому зверю, попавшему на цепь. И дело было даже не в агрессии, с которой Рейнер кинулся на Эриха, а в зверином рычании и скрежете острых, как бритва, зубов.
До этого момента лишь благодаря серебряному медальону – сосуду Сердца Ангела, Эрих  чувствовал, что в Рейнарде дремлет сила, которой не одна тысяча лет, но сейчас он и без медальона видел, что не ошибся: в зеленых, наполненных злобой, глазах бывшего британского разведчика шевелилась многовековая тьма и сила. Та сила, что нужна была Эриху больше жизни и которую он жаждал получить во чтобы то ни стало.
Ланге разумно отстранился, вслушиваясь в лязг натянувшейся цепи. Звенья тянулись, грозясь разорваться в любой момент, и все же Рейну не хватило бы сил, чтобы порвать эту цепь.
- Все же стоило поискать для тебя ошейник, - Ланге оскалился, наклоняясь вперед, он не рисковал подойти ближе, Рейн был опасен, даже со скованными руками, но приблизиться, позволив зверушке вновь дернуться и замереть, не достав пару каких-то сантиметров до ненавистного похитителя. Ах, как это прекрасно!
Рейн скалил зубы, Ланге криво ухмылялся, недобро щурясь.
- Ты такой наивный, сидишь на цепи и все еще рыпаешься. Думаешь, тебе удастся уйти отсюда? Возможно…возможно, я позволю тебе уйти, сможешь вновь увидеть своего обожаемого муженька, - Эрих вытянул вперед руку упираясь лезвием ножа в щеку Рейнарда, - Если ты отдашь мне Сердце Ангела. Всего-то. Не большая плата, чтобы все вернулось на круги своя, правда?
Эрих говорил тихо, медленно, боясь сорваться и так и не узнать правды от Рейнарда, всадив в него нож. Нет, нужно держать себя в руках.
Медальон жег грудь, серебряная цепочка натирала, обжигала шею, шипящий шум в голове нарастал через раз волной, грозился взорвать мозг от напряжения, мешал сосредоточиться. Сосуд давил на Ланге своей силой, требовал вернуть в себя содержимое, и немец не мог противиться его желанию.
Ему было плевать, что случится с Рейном после того, как Сердце Ангела вернется в сосуд, его вообще мало что заботило, кроме этого древнего артефакта.
- А вот молчать не советую. Ты же не хочешь, что бы я притащил сюда еще и Фридриха и занялся им? Немец менее ценен, он мне живым не нужен. Так что я смогу отрезать от него по кусочку, пока ты не заговоришь.
Рейн среагировал на имя Фридриха, вновь дернувшись вперед, звенья цепи глухо застонали, а Эрих оскалился лишь на секунду, улыбка тут же сошла с его лица, он наотмашь ударил Рейна, вкладывая в удар всю ненависть, копившуюся в его душе.
- Я чувствую, как оно бьется! – Ланге дернул за цепь в сторону, и Рейнер, пошатнувшись и потеряв равновесие, свалился на пол.
- Слышу этот стук, стук твоего чертового сердца в своей голове! - Эрих склонился над Рейнардом и, не давая ему подняться, наступил ногой на грудь доктора, вдавливая его в пол, - Тук-тук-тук…
Лезвие ножа коснулось шеи несчастного доктора, спустилось ниже и замерло слева у ребер.
- Ну же, Рейнард, не томи, - чуть надавив на рукоять, вкручивающими движениями, Эрих играючи, словно отверткой вкручивая шуруп, медленно вкручивал лезвие ножа в живую плоть демона, доставляя малоприятную боль.
[nick]Эрих Ланге[/nick][status]я вижу вас насквозь[/status][icon]http://s2.uploads.ru/bOFl1.png[/icon][info]<b><a href="http://demonovod.rusff.ru/profile.php?id=7/">Демон</a></b>, возраст -110 лет [/info]

Отредактировано Александр Кройц (28-10-2017 18:47:58)

+2

12

- Нужно было пристрелить Ланге как бешеного пса, не дав ему тогда сбежать -  подумалось Рейну, скривившемуся от боли. Мысль не раз уже посещала доктора, но рациональный ум приглушал параноидальные доводы. Вероятно зря.
Упоминание Фридриха еще ни разу не оставляло его безучастным, напрочь лишая и толики самообладания.
Доктор сам не заметил, как переключился с вопроса «Не случилось ли беды с его семьей?» на промелькнувшее в уме яркой вспышкой «Почему Фридрих не проследил за ним?, Не оказался рядом, приготовив пулю для предателя?».
Зеленые глаза округлились от ужаса, глядя куда-то сквозь нависшего мучителя и вскоре потухли, мерцая холодным блеском. Рейн сипло отозвался, после наигранно рассмеявшись с ощутимой досадой в голосе.
- Не сдерживайся.
Странная, но не лишенная смысла картина сложилась как мозайка, по пазлам  затерявшимся во времени.
-Что если вернуть бессмертие и раскрыть тайну «Сердца» было  их совместным умыслом? Что если Фридрих и Эрих действовали сообща?
Они были хорошо знакомы с отрочества и службы в военной академии, далее их связала работа в штабе и кулуарные игры. Ланге был слишком честолюбив, чтобы не сдать шпиона первым. И ведь если вдуматься, с молчаливого согласия Риделя его увлеченный садизмом дружок измывался над всеми, кто обладал меньшей властью.
Утерянный дневник стал источником бесценной информации и верной стратегии манипулирования, дать чертову извращенцу то, что он хочет – Фрида, но не сразу…когда его сын покинут отчий дом, позабудутся деянья прошлого, Амалия ни в чем не будет нуждаться. Времени хватит сполна на наблюдения за испившим бессмертия.
Действительно, Фридриху нравились женщины, и он довольствовался их вниманием всю жизнь. Он сам с отвращением отзывался о тех, кто надевал робу с розовым треугольником. С чего бы вдруг он изменил взгляды столь радикально, делая исключение для одного единственного мужчины?
Рейнард сглотнул слюну, горло мгновенно пересохло.
Стоило отдать должное, он считал, что искусных интриганов порядком поубавилось, а равные ему не досаждали из солидарности. Но судьба была благосклонна, дав, пожалуй, самый болезненный урок за прожитый век. Его использовали и предали, годами придерживаясь намеченного плана. Когда стало очевидно, что сила  Рейна растет и ей он может делиться, они решили действовать.
Подумать только…
Амалия получила после развода приличную часть имущества Риделя, а так же инвестиции в свое дело от Рейнарда, испытывающего вину и готового отдать все нажитое имущество за возможность начать жизнь, о которой он мечтал.
Сам Фридрих является первым в очереди на его наследство, далее следует Алекс.
Бессмертие, внушительное состояние, родовое поместье в Шотландии и прибыльный бизнес – все будет принадлежать им, стоит лишь решить небольшое недоразумение с медальоном.
Никому нельзя доверять.
На все у Рейнарда сейчас были ответы, причиняющие больше боли, чем упивающийся ненавистью Ланге.
Фридрих не выпил содержимое артефакта, поскольку не знал его действия до конца – это мог быть яд. Спас жизнь потому, что от живого шпиона пользы больше, чем от мертвого – пытки и двойная вербовка ломали не таких. Доверил единственного сына ради эмоциональной привязанности и чувства долга, ведь у Рейнера не было своей семьи и потомства. Согласился на совместную жизнь и близость, усыпив демоническую бдительность.
Перед глазами так и застыли они – встретившиеся до его возвращения, обсуждающие ход действий за бутылочкой виски.
Рейн пообещал себе, что если он сегодня не выживет, то непременно переродится в совершенное зло – ужасную эпидемию, ненастье уносящие тысячи жизней, войну забравшую миллионы.
В противном же случае, сперва расправится с Эрихом, а потом Риделем и его семьей.
Черные крылья во всей красе предстали перед Ланге, хлопая по полу и раздувая пыль. Столь сильные, что удерживать пленника удавалось едва ли и, потеряв равновесие, немец чуть отшатнулся в сторону. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы сорвавшись с цепи, повалить его наземь и яростно впиться в бедро, протыкая плоть чуть повыше колена острыми зубами и яростно трепать головой из стороны в сторону, причиняя адскую боль.

Отредактировано Рейнард Рейнер (19-11-2017 06:31:32)

+2

13

Фридрих плохо спал ночью. Его мысли целиком и полностью были заняты Ланге и его неожиданным визитом в их дом.
Эрих всегда отличался упрямством, эгоизмом и себялюбием, что, по мнению многих, мешало ему по жизни. Он не умел отступать - шел вперед и почти всегда добивался своего. Это пугало. Эрих не умел проигрывать.
Поэтому единственным разумным выходом решить проблему, свалившуюся им на головы, было - пустить Ланге пулю в лоб.
И это надо было сделать сразу, как только Эрих заикнулся о Сердце Ангела. Но Фридрих растерялся, был сбит с толку, и теперь время потеряно. Ланге затаится в городе, и уйдет много времени, чтобы найти его.
Фридрих не мог позволить Эриху причинить боль Рейнарду. Не мог позволить Ланге забрать у него самое дорогое, что было в его жизни.
Рейнадр… Фридрих не может не думать о нем, не может не переживать за него. Его жизнь уже давно завязана на этом демоне. И если у Риделя отнять его - все рухнет и потеряет смысл.
Фридрих касается теплыми пальцами щеки спящего доктора, тому снится что-то малоприятное, он хмурится. Фридрих поправляет пряди волос, прижимает ладонь к щеке Рейна, да так и замирает, слушает его дыхание, прикрыв глаза и постепенно засыпает.
Утром все почти как всегда, они почти не говорят о случившемся, Рейн беззаботен, сам занимается приготовлением завтрака и всем своим поведением будто говорит «все в порядке», но перед тем как доктор вышел из дома, Фрид все же предупреждает, что будет звонить в течение дня. И Рейн уходит, отравляя Фридриха наедине с далеко не веселыми мыслями.
И первым делом Ридель достает из стоящего на столе ящика вальтер, перезаряжает и долго курит, сидя на диване и положив пистолет рядом. Ему нужно найти Ланге. Но змея не так просто найти, а у Фридриха слишком мало информации. Ридель звонит знакомым в Берлин, ему нужно чтобы путь Эриха отследили до Штутгарта. С трудом удалось получить даже номер этого ублюдка, но и это мало что дало - телефон его находился вне зоны доступа.
Это было бесполезной затеей, Фридрих не был ищейкой, его навыки поиска людей давно притупились. И это злило Риделя.
Он позвонил Рейну к одиннадцати, но тот не снял трубку. Фридрих слушал монотонные гудки в телефоне и чувствовал, как внутри все холодеет.
Не нужно было отпускать вчера Ланге! Их было двое, он один! Что стоило просто свернуть ему шею, а потом прикопать на ближайшем кладбище? Еще вчера эта идея показалась бы Фридриху безумной, но сейчас он не сомневался в ее разумности.
Рейнер не ответил и через полчаса. Фридрих, взвинченный и нервный выскочил из дома, он дозвонился помощнику Рейна, узнал у того, куда Рейн отправился днем и сам направился к ресторану, в котором у Рейнарда была назначена встреча. Он надеялся, что все обойдется, что это все его разыгравшаяся фантазия. Ну не мог же Эрих средь бела дня похитить Рейна?
В ресторане Рейна не было, но официантка не в состоянии сопротивляться внушению, выдала всю нужную для Риделя информацию. И во сколько пришли, и во сколько ушли, а самое важное – с кем и в каком состоянии.  Учитывая, что Рейн никогда бы не стал пить с Ланге так чтобы не стоять на ногах (Фрид вообще в таком состоянии Рейнарда видел лишь пару раз), то сомневаться не приходилось - Эрих чем-то его опоил.
Фридрих чувствовал, как в нем что-то ломается, с ощутимым треском. Ломался уют и покой души демона.
И если бы Фрид мог убивать взглядом, он бы убил не во время подошедшего к нему на улице прохожего с идиотским вопросом "как прийти к.." Фрид не знал, как пройти, зато он знал, что Ланге осталось жить недолго. И смерть будет для него великой милостью.
...
Ланге ощутил острую боль в ноге, дернулся и, не сильно заботясь о целостности зубов Рейна, другой ногой с силой оттолкнул от себя обезумевшего доктора. Да, конструктивного диалога не получилось. Эрих перехватил кинжал и наотмашь черканул по щеке рванувшего на него демона.
Ударил еще раз и, перехватив цепь, начал наматывать ее на шею демона. За неимением ошейника, сойдет и так. Достаточно игр. Эрих замахнулся кинжалом, целясь в грудь Рейнарда, ибо если не получилось узнать секрет Сердца уговорами, он просто его вырежет.
В заброшенном доме пахло кровью и пылью. Все говорило о том, что Риделю не понравится увиденное. А Фридрих и не стал размениваться на любезности. Поэтому Ланге, занесшему над Рейнардом нож, прилетело увесистой гипсовой статуэткой.
В нем все кипело и клокотало, единственное чего хотел сейчас Фридрих, вспороть глотку Ланге.
- Ох, Фридрих, - держась за отбитую руку, прошипел Эрих, сверля Риделя взглядом, - какая неожиданность.
- Я тебя убью, Эрих, - констатировал факт Фридрих, склонившись над Рейном и дрожащими пальцами распутывая цепь и обращаясь уже к своему демону, - потерпи, пожалуйста.
Он видел взгляд Рейна, направленный в «никуда», и от этого взгляда леденела душа.
К тому моменту, как Эрих поднял свой кинжал, Фридрих достал вальтер.
Выстрелы, один за одним резали по слуху, Ридель опомнился, когда палец бесполезно жал курок, а пистолет бесполезно щелкал.
И судя по следам крови на полу -  Фридрих попал не раз.
[nick]Фридрих Ридель[/nick][status]чистокровный немец[/status][icon]http://s019.radikal.ru/i606/1708/44/659692bade9e.jpg[/icon][info]<b><a href="http://demonovod.rusff.ru/profile.php?id=7">Демон</a></b>, 110 лет, <br>   бывший штурмбаннфюрер СС[/info]

+1


Вы здесь » Practical Demonkeeping » Основная игра » [10 декабря 2016] Trespass Against Us


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC