« Ну почему никогда не может быть просто?!! Просто кого-то убить. Закопать. Перевезти контрабанду. Да даже зарезать на пенечке… Почему! Всегда! Подвох!!? »

"Черный Самайн"

Разыскиваем!



Рейтинг: 18+
Жанр: городское фэнтези, мистика

Место: Ирландия, г. Дублин
Время: зима 2016-2017 г.

Practical Demonkeeping

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Practical Demonkeeping » Основная игра » [16.10.2016] Практическая магия


[16.10.2016] Практическая магия

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

https://68.media.tumblr.com/43ed76136b90e70376341131dd271b7e/tumblr_opbyfmaBtn1qi8mhro1_500.jpg

Время и Место:
16 октября 2016, воскресенье
Дублин

Участники:
Дерек Сато, Фаолан О'Райли

Предупреждения:
Популярные ритуалы, курица и оккультисты


Переменная облачность, 11-12° С


« Что делать, если ты не один такой умный »

Отредактировано Фаолан О'Райли (26-05-2017 18:35:40)

+2

2

- "Дерек, этот ритуал точно сработает! Дерек, магия существует!", ко-ко-ко... - Потомок даже не утруждался переводом себя на английский, ворча по-немецки. Он тащил здоровенный рюкзак и тяжёлую, дергающуюся сумку, чуть сутулясь под тяжестью навьюченного на себя груза. Поздние прохожие косились на его хмурое лицо и явно бешеную сумку с подозрением и старались обходить по наибольшей дуге: некоторые даже переходили на другую сторону улицы.
Сато этого не замечал: он был слишком погружён в собственное негодование и в обдумывание того, на что подписался по собственной импульсивности. За ужином он и Эйдан спорили на тему магии и религии. Ирландец, приверженный католик, не отрицал, тем не менее, магию и чудеса "не от Бога единого". Иначе, он говорил, как обьяснить существование демонов и Потомков, особенно если последние - прямые наследники крови языческих мифозоев? Дерек возражал, размахивая рукой с вилкой и заляпывая стол соусом, что никакой высшей силы нет в принципе, и то, что ангелы и демоны ходят среди людей, а на пребывают в геене или в раю - прямое тому доказательство. А раз никакой высшей силы нет, то и магии не существует: от кого заклинатель будет получать силу, если все демоны тут и они плевать хотели на контракты и души смертных и не очень существ? А в других языческих богов Дерек верил не больше, чем в то, что Эйдан когда-нибудь найдёт затычку от его словесного фонтана.
Слово за слово, спор разгорался все ярче, столовые приборы ставились на стол со все большими эмоциями - до тех пор, пока Сато не разбил свой стакан, а Банши и Химера не заключили пари: если Дерек выполнит любой ритуал, найденный в интернете, и он сработает, то он будет участвовать в видео Эйдана и поедет на Комик-Кон вместе с ним в качестве приглашённого гостя. Если же ритуал провалится - О'Салливан устроит благотворительный стрим и передаст все вырученные деньги в детский онкологический центр. Другими словами, кто бы не проиграл, польза обществу все равно была: на глобальные вещи и спорить нужно не по-маленькому.
Подойдя к ограде парка и оглядевшись, Сато прошёл чуть дальше, к неработающему фонарю, и перекинул через ограду жалобно звякнувший рюкзак. Поправив дергающуюся сумку и капюшон толстовки, он встряхнул кистями рук и, рывком подтянувшись, перелез сам. Снова взяв рюкзак, Потомок быстрым шагом направился в самую дремучую часть парка, подсвечивая себе предусмотрительно захваченным фонариком.
По условиям ритуала следовало дождаться полуночи, но городские парки закрывались в девять - именно это и объясняло нетрадиционный вход Химеры на территорию зоны отдыха. Ему эта авантюра не нравилась: если поймают, то штраф влепят, - но одновременно в его крови бурлил хорошо знакомый ему адреналин бунтаря с многолетним стажем. Ещё немного - и пар полетит из ушей, как у его матери, когда она сильно злилась. Тогда от Инге сильно и неприятно пахло расплавленной ушной серой, и маленький Дерек некрасиво морщил лицо и пытался с независимым видом утопать из комнаты, как бы сообщая всем заинтересованным, что это ниже его. Заинтересованных ни тогда, ни сегодня не наблюдалось, но сейчас Сато это скорее радовало.
Насвистывая приставучую мелодию - кажется, прилипшее к языку, словно ледяная труба, нечто из репертуара One Direction, - Дерек зашёл в самый центр небольшой, но густой рощицы и, потянув носом воздух, остановился. Место было самым что ни на есть подходящим: люди, судя по запаху, сюда нечасто заходили, густая тень покрывала землю, о наличии жухлой травы под ногами можно было догадаться лишь по легкому шуршанию. Плюс, именно там, где стоял Потомок, разливалась лужица лунного света: полная луна, медленно переваливавшая круглое тело по ступенькам неба и часов, почти достигла зенита. Нужно было торопиться.
Бес церемоний сбросив поклажу на землю чуть в стороне и погладив кудахтающую сумку, Дерек распотрошил сначала рюкзак. На свет были произведены чёрная свеча в подставке, коробок спичек, две миски в отвратительную оранжевую полоску (ох, с каким криком Эйдан пытался их отобрать и разбить), несколько сандаловых палочек, бутылка воды и узкий нож в футляре.
Ворча себе под нос о том, что с ирландцами спорить - себя не уважать, Сато вытащил нож, оказавшимся из чёрного обсидиана без вкраплений и достал из кармана телефон, близоруко щурясь на описание ритуала. Не прекращая ворчать (уже по поводу сомнительных обрядов, найденных в интернете), он очертил ритуальным кинжалом широкий круг, вырывая по ходу дела им же пучки травы. Придирчиво оценив дело рук своих, Дерек остался доволен: вытерев нож платком, он вернул его в ножны, но в рюкзак убирать пока не стал: описанный ритуал состоял из двух частей, и, насколько Сато помнил, во второй части тоже требовался кинжал, либо заточенный осиновый кол. Последнего в наличии не имелось: как-никак, заготовок на случай вампиро-апокалипсиса Химера не делал, поэтому придётся обойтись холодным оружием.
С помощью телефона же определив, где находятся стороны света, Дерек налил в одну миску воды, положил в другую кусок земли, зажег свечу и благовония. Встав в центр круга вместе со всем этим добром и притихшей сумкой, он глубоко вдохнул. Слова ритуала он читал по телефону, что не мешало ему произносить их с выражением, пусть и с явно сдерживаемой недоверчивой улыбкой:
- Ветры Востока, пойте могильную песнь неверным! Бейтесь в корчах агонии, славящие иных богов! Слово мое – бич истязающий! Слово мое – проклятие живым! - четко выговорив последнее предложение, Сато воткнул в восточную дугу круга дымящиеся благовония. Переведя дух, он взял в руку свечу (горячий воск не доставлял ему, существу огненному, особого неудобства) и снова обратил глаза к экрану, возвышая голос:
- Рвитесь к черным небесам, костры Юга! Выходите, охотники Ночи, духи огненных рек! Пламенеющие демоны, пожиратели человечины! Бестелесные духи, пьющие кровь и терзающие тела! - свеча отправилась на южную оконечность круга, представляя собой жертвенный огонь. Сделав лицо кирпичом, хотя смех от осознания пафоса и нелепости происходящего буквально распирал его изнутри, как горячий воздух - воздушный шар, Сато зачитал следующее бесстишие, призывавшее Королеву ночи:
- Расступитесь, воды Запада! Слово мое да услышат в Землях Мертвых! Слово мое да достигнет чертогов Богини! Слово мое да предстанет пред троном Богини! - как можно догадаться, следующей круг покинула миска с водой. Дерек мельком посмотрел на луну, отразившуюся в его прямоугольных зрачках и залившую серебром стекла его очков, и сдул с носа уже выцветавшую синюю чёлку. Подумав, что надо бы уже пихнуть Эйдана на помощь себе любимому с обновлением краски, Сато взял посудину с землёй и поставил её на единственный не занятый бок круга, проговаривая последние слова первой части ритуала:
- Рожденный на Северной Земле, Рожденный пред Ахеронтом, Рожденный пред Землей Без Возврата, к тебе, Геката, взывает!l
Обряд открытия волшебного круга призван обратить на просителя и последующий ритуал внимание трехликой Гекаты - воинственной Луны-Старухи, дальней родственницы его предка Химеры. Очень дальней, собственно, но учитывая, что в древнегреческой мифологии связи между богами, титанами, монстрами и людьми были невероятно запутаны и включали солидную долю инцеста, эти роковые античные девушки вполне могли быть и кровно близки.
Вторая часть ритуала предполагала восхваление богини и её ответную благодарность в форме дарования своеобразного благословения и защиты от завистников. Предполагалось, что каждый, кто даже косо посмотрит на Дерека, схлопочет гнев Гекаты в форме семейных, легких неприятностей. Например, злопыхатель потеряет деньги, или ключи, или его укусит собака, или кошка подерёт любимый диван, а в суп упадёт таракан с потолка. В общем, милое предупреждение от покровительницы Ночи и Магии не наговаривать на её временного любимчика и не дай бог не вредить ему.
Естественно, для Дерека это была чушь собачья, но раз уж он в это ввязался - следовало идти до конца. Зря он, что ли, это все искал, оделся во все чёрное, притащился сюда посреди ночи в полнолуние с чёрной курицей и начал уже сие действо?!
Названная несчастная птица сидела в шевелящейся сумке все это время и беспокойно высунула голову, стоило Сато её немного расстегнуть. Курица тихо заквохтала, поворачивая голову, чтобы посмотреть на Потомка круглым глазом, и энергично попыталась протиснуться в дырку, не осознавая, что она еще слишком маленькая для её  упитанной тушки.
- Спокойно, ты, нелетающая, - буркнул парень. Птица вряд ли его услышала, поскольку она вырывалась на волю так отчаянно, что её перо застряло в молнии, заклинивая собачку. - Посмотри, что ты наделала, пернатая безмозглая гусеница, - беззлобно проворчал Дерек, пытаясь достать перо и одновременно успокоить птицу. Та была явно напугала близостью его хищнической натуры и больше доверяла инстинкту, чем добрым словам, но в итоге Химера добился того, чтобы она перестала кудахтать и нахохлилась, периодически кхвохча. Уже достижение.
Читая слова второй части ритуала, Дерек автоматически подтащил ближе нож и зажал под мышкой обиженную на весь мир курицу. Дочитав до конца, Сато с ужасом поглядел на птицу, жалея, что не пожелал сосредоточиться и прочитать инструкцию ещё дома.
- Стоп-стоп-стоп. Мне нужно будет тебя убить и сделать внутренний круг уже твоей кровью? - обратился он к несчастной, получив в ответ кудахтанье. - Нет, я решительно отказываюсь! Я же... эм... это все равно убийство! - негативные эмоции переполняли Потомка. - Как мне вообще... - договорить он не успел. Курица, явно уставшая от душевных излияний немца, вывернулась у него из-под мышки и деловито драпанула в лес, расправляя крылья и безумно кудахтая по пути. Сато, все ещё неосознанно сжимая нож и телефон, перепрыгнул через свечу и побежал за ней, полагаясь на слух и обоняние. Звать бестолковую он опасался: где-нибудь мог проходить охранник с обходом, - поэтому просто бежал, продираясь сквозь заросли, оставляя зарубки на ветках ножиком.

Отредактировано Дерек Сато (07-06-2017 16:29:46)

+2

3

   Последние дни Фаолан чувствовал себя на редкость гадко. Безобидная нетрезвая шутка, разыгранная пару месяцев назад, вылилась в итоге в совершенно ужасную сцену, к новому другу теперь, похоже, вовсе не следовало приближаться и вообще вычеркнуть его из списка контактов, а список ангельских просчетов в Доме рос с удивительной скоростью. И словно в насмешку - личная жизнь Фаолана наконец-то перестала затягиваться тучами непостоянства. Но этого было мало, чересчур мало для того, чтобы чувствовать себя абсолютно счастливым.

   Устав от двусмысленных взглядов, невнятного шепота за спиной и бумаг, которые следовало перечитать и подписать, Фаолан сорвался. Ему необходимо было одиночество - полное и беспросветное, которое мог бы дать лишь бешеный полет или же загородная прогулка; ему необходим был кто-то рядом - чтобы забыться в чужом тепле, боли и удовольствии, не требующих лишних слов и разговоров. Увы, последнее было пока недоступно, зато первое О'Райли вполне мог обеспечить себе сам.
   Холодный воздух хлестал по лицу тонкими плетями, путался в волосах, вырывая их из стянутого потуже хвоста, ложился под крылья послушным потоком, уносящим ангела куда-то далеко, прочь от уличных огней и какофонии города - к темному пятну какого-то парка, в сгущающихся сумерках казавшемуся весьма зловещим и опасным. А кто в здравом уме сунется в зловещее и опасное место? В парке было тихо, спокойно и пахло землей и подгнивающими листьями - смешиваясь, эти ароматы невольно напоминали ангелу о беззаботном детстве, начальной школе и каникулах; тогда не нужно было беспокоиться о своей нечеловеческой природе, не нужно было испытывать боль от рвущихся наружу крыльев, и тогда в его жизни не было никакого Дома со всеми его предписаниями, правилами и ограничениями.  Ангел наслаждался тишиной и покоем, но стоило лишь представить, что все беды быстротечны, как недалеко завыл какой-то полудурок.
- Да твою ж матушку! - Тихо выругался себе под нос Фаолан, но вместо того, чтобы расправить крылья и снова ринуться на поиски тихого местечка, решил проверить, кому это не спится в такой час. Может, хоть подраться получится - стукнуть кого-нибудь посильнее тоже было неплохим способом отвлечься от дел насущных.
   Неизвестный чудак чудил вовсю. От пафоса речей хотелось бессовестно заржать, испортив тем самым весь эффект внезапности и выдав себя. Но вместе с тем где-то в душе шевелилось и раздражение - на тех, кто вот такими вот псевдо-ритуалами, спиритическими сеансами и прочей гадостью мог невольно привлечь внимание сил, которым не место в людской жизни. Подкравшись к слабо освещенной полянке, на которой и расположился молодой маг и волшебник, Фаолан замер, с кривой усмешкой размышляя над тем, как бы поудобнее и поэффектнее напугать его. Но чем дальше заходило действо, тем противнее становилось самому О'Райли, уже давно не желавшему иметь ничего общего ни с духами, ни с позабытыми давным-давно божками. Тихо плюнув себе под ноги, ангел удалился прочь так же тихо, как и подошел. В конце-концов, в парке достаточно места для них двоих...
   ...Но и это предположение оказалось ошибочным.
   Сначала до ушей ушедшего в себя Фаолана донесся треск и шум чужих шагов, а через секунду его атаковал комок перьев, верещавший что-то на своем птичьем наречии.
- Ты что такое делаешь, живодер?! - Завопил Фаолан, машинально прижимая к себе пойманную курицу, успокаивающе поглаживая ее по перышкам и с праведным гневом взирая на недавнего мага, колдуна и волшебника. "Ну хотя бы посуду с собой не захватил", - машинально отметил про себя ангел, когда его взгляд упал на зажатый в чужой руке нож. Сглотнув, Фао отступил на шаг и покрепче прижал к себе спасенную курочку.
- Я Гарду вызову! - ляпнул он первое, что пришло на ум, судорожно пытаясь решить, что же делать дальше: расправить крылья и напугать этого ненормального или же попытаться войти с ним в контакт и успокоить, сведя на нет желание прирезать как птицу, так и невольного свидетеля несвятого ритуала. Первый вариант был привлекательнее, но, увы, грозил Фаолану очередным выговором или даже увольнением с работы. - Слушай, посмотри на меня. Как тебя зовут, а? Ну далась тебе эта курица, ну в самом деле... Опусти ножик, будь человеком! Может, по кофе? Тут где-то определенно должны продавать кофе...

+1

4

Ну прекрасно, только свидетелей ему не хватало. Вырванная из контекста кровожадная мысль в данном направлении успела промелькнуть в голове Химеры, прежде чем он резко остановился прямо перед неожиданным препятствием в виде молодого мужчины, вряд ли старше него самого, который прижимал к себе взбалмошную курицу, продолжавшую квохтать. Замедлился Потомок болезненно и с помощью дерева, и теперь, оторвав наконец руку от ствола, рассматривал три содранных уже ногтя с печальным выражением обиженного почем зря ребёнка. К боли он был привычен, но все же это было не самое приятное ощущение в мире.
- Не надо Гарды! - черт, кроме проблем с Домом ему только проблем с ирландской полицией не хватало. Дерек вдохнул и выдохнул, пытаясь успокоиться и сосредоточиться на новой задаче, и прищурился, разглядывая сложённые за спиной невидимые для обычного глаза ангельские крылья незнакомца. Кажется, существа в Дублине были на каждом шагу, ну или такова была карма Сато. - О чем мы? Ах, да. Верни курицу, пожалуйста. Мне её завтра обратно отдавать - целой и невредимой, клянусь, - Сато слегка нервно улыбнулся, с трудом заставляя себя концентрироваться на ангеле и задаче прямо перед собой. Нож он импульсивно попытался убрать в карман, затем, осознав, что идея была не лучшей, просто неловко зажал его в кулаке лезвием от незнакомца.
Внезапно вспомнив, что процедура ритуала запрещала ему разговаривать с кем-то, кроме все той же несчастной курицы и молчаливого пейзажа, Сато от души хлопнул себя по лбу. Но было уже поздно, да и птицу он не смог убить, поэтому он лишь вздохнул и неловко протянул окровавленную ладонь, убрав телефон в карман и оставляя их в относительной темноте:
- Прости, что напугал. Меня зовут Дерек, и... постой, - он нахмурился, - сколько ты тут торчишь? Hast du belauscht? Твою ж мать немецкую... эм, подслушивал? - как всегда, пытаясь одновременно очень быстро соображать и говорить, Химера автоматически переключался на родной язык, не обращая внимания на то, что сейчас львиные зрачки за стёклами очков по-кошачьи расширились, пытаясь поймать как можно больше света. Из-за этого он видел все так, если бы пейзаж вокруг него искусственно осветлили, как фотографию на телефоне, но также со стороны это выглядело так, будто аниматор злостно налегал на наркотики. Несмотря это и на откровенно пугающую и непонятную обстановку, достойную фильма ужасов: тёмный и тихий парк, несчастная курица, нож в руке Потомка, кровь на одной из его ладоней от содранных ногтей, - он улыбнулся, а затем и вовсе заразительно рассмеялся, при этом пытаясь говорить:
- Насколько пафосным идиотом я звучал, а? Мой тебе совет: никогда не проигрывай пари тем людям, что зовут себя твоими друзьями, они просто мечтают выставить тебя идиотом... не то, чтобы я и так справлялся с этим совершенно самостоятельно, - Дерек открыто улыбнулся, наконец переводя дыхание. - А тебя почему в парк после закрытия занесло? Крылья размять захотелось? Прости ещё раз, что помешал, дай мне курицу - её Бики зовут, кстати, я её в зоомагазине одолжил, - я пойду соберу свои вещи и домой. Спать. Пари я все равно провалил. Хотя нет, сначала я Бики на своего соседа спущу, а потом уже спать.
Перескочив стадию первоначального испуга и неловкости, Сато приступил к привычной задаче забалтывания всех и вся, даже если в этой категории числились только ангел, которому он только что рассеянно выдал, что видит его крылья, и тихо квохчущая курица, которая явно хотела поучаствовать в разговоре. Дерек достаточно быстро понял, что будь крылатый послан из Дома по его душу, он не стал бы угрожать ему Гардой, поэтому даже не беспокоился на этот счёт.

+1

5

   Верил ли Фаолан незнакомцу? Да хрен собачий! Наверняка, если отдать ему птицу, та отправится в свой куриный рай этой же ночью. Юноша уже готов был открыть рот и высказать странному "колдуну" все, что он думает по поводу нынешней ситуации, но, замешкавшись, потом уже просто-напросто не смог выдавить из себя ничего толкового.
- Ик! Ф-фаолан. - Машинально перехватив протянутую руку, О'Райли перевел глаза ниже и бестолково уставился на кровоточащую ладонь Дерека. Журчание иностранной речи было смутно знакомым, Александр тоже ворчал порой что-то себе под нос или разговаривал с кем-то по телефону на этом жутковатом грубом наречии. "Везет мне на немцев", - улыбнулся Фаолан вспыхнувшей в голове мысли и позволил себе немного расслабиться. Может быть, Дерек действительно не был хладнокровным убийцей, он, похоже, и сам чувствует себя неловко из-за того, что за ним наблюдали.
- Очень пафосным и очень идиотом. - Подтвердив худшие опасения нового знакомца, Фао поудобнее перехватил куль с курицей, недовольно заквохтавшей что-то и попытавшейся клюнуть своего спасителя. А следующие реплики заставили бедного ангела насторожиться еще раз, судорожно перебирая в памяти последние полчаса. Может, это было иносказание, про крылья-то? Да, иначе и быть не могло, не свалился же Фаолан на голову этому человеку. А если тот говорил серьезно?..
- Э, нет, птицу я тебе не отдам - смотри, как пригрелась! Давай соберем твои вещи, а там, может, все же по кофе или чего покрепче? Сгладим неловкость знакомства, так сказать.
   Лучезарно улыбнувшись Дереку, О'Райли первым сделал шаг в сторону полянки, где должны были дожидаться своего хозяина расставленные предметы кулинарного культа. Однако, дойдя до поляны, ангел не удержался от удивленного свиста: круг, очерченный Дереком чуть ранее, полностью выгорел изнутри и теперь источал запах паленой травы, скисших листьев и горелых поленьев. Но запаха бензина или иного горючего ангел так и не смог уловить. Холодный пот окатил Фаолана с головы до ног, в голову навязчиво лезло смутное воспоминание о тенях, мечущихся в ночи, неясных стуках и неудавшемся побеге от этих самых аномалий. Сглотнув вставший в горле ком, Фаолан повернул побледневшее лицо к своему знакомому.
- Дерек... А ты сюда точно один пришел? Если это шутка такая, то у вас, ребята, о-очень странное чувство юмора.
   Даже переплетение веток над головой вмиг показалось гораздо плотнее, чем того требовалось для простого городского парка. А уж за визг тормозов, урчащий мотор или даже истеричную попсовую мелодию Фаолан сейчас был готов душу продать, лишь бы не вслушиваться в тягучую тишину, нарушаемую лишь шелестом веток и тихим завыванием ветра.

+1

6

Дерек крепко пожал достаточно узкую ладонь ангела, невольно испачкав её, и усмехнулся, снова доставая телефон и включая фонарик. В его голосе звучала не злая насмешка:
- Фаолан? Ты уверен в этом? - внезапно вылезший удивительно жесткий акцент, исказивший несчастную первую букву имени нового знакомого, указывал на происхождение Дерека из северных земель Германии. Хотя голос у него был глубоким, мягким и приятным, периодически родина давала о себе знать - но происходило это исключительно на именах собственных. Строго говоря, Бремен вместе с ещё одним городом составлял "землю имени себя" - Вольный ганзейский город Бремен. И нет, Дерек этим совсем не гордился больше положенного, нет. Враки. Ну хорошо, он готов был говорить о родине долго, со вкусом, на обоих языках, и что самое главное - находились слушатели, чему Сато был неимоверно рад.
- Я правильно произнёс? Прости, я пусть и двуязычен, и голос у меня профессионально поставлен, но я все же немец. И кореец, наполовину. Мой друг Эйдан, тоже ирландец - у вас сложные имена, о мой бог, - говорит, что иногда из-за моего акцента у него создаётся впечатление, будто у меня к...камни во рту щёлкают, - Дерек улыбнулся, споткнувшись о своё желание поначалу неосознанно напугать и так настороженного ангела упоминанием своих клыков. Периодически он реально ими щёлкал на О'Салливана - но то больше для драматизма; так он ничего не грыз и, упаси Боже, никого не кусал. Когда нужно было ради анимации переодеваться в вампира - цены им, змеиным или львиным, не было. Своё, природное, всегда лучше какого-то завалявшегося в магазине приколов пластика. Последний, кстати, бесил Химеру неимоверно.
На подтверждение того, что звучал он, мягко говоря, как фанатик, Дерек только рассмеялся, вспоминая ту хрень, что он нёс по милости интернета и пари, все же напугав курицу. Он нисколько не обижался: это вообще трудно было сделать, а когда Потомок ещё так искренне смеялся над собой - и вовсе невозможно.
- Я же говорю - я профессионал в выставлении себя идиотом, - наконец переведя дыхание, ответил Потомок, затем недоуменно склоняя голову к правому плечу. - Да расслабься ты. Не буду я никого резать: просто ритуал дома не прочитал, вот и притащил её с собой, - Сато чуял насторожённость ангела, но не мог понять, почему тот по-прежнему боится. Разве он уже не доказал свою полную непричастность ко всему темному и нелицеприятному, что крылатый уже мог себе придумать? В последнем, правда, винить его было трудно, но остальное вызывало даже некоторую обиду.
Предложение, тем не менее, Дерека заинтересовало.
- А нас с Бики пустят куда-нибудь? Хотя я могу её в сумку сунуть: сидела же там спокойно полчаса, ещё посидит. Идём, - Химера последовал за ангелом, освещая ему путь фонариком и продолжая непринуждённо болтать. - Я, вообще-то, не могу опьянеть, но лучше алкоголь, чем кофе. Я, эм, гиперактивный, поэтому мне как раз кофе лучше не пить - вдруг что-то перемкнет во вселенной и Земля остановится?.. или чёрная дыра возникнет. Или что там при парадоксах образуется. Осторожно, ветка...
Дерек остановился и замолк, выглядывая из-за плеча ангела. Обнаружив выжженный круг, Сато бесстрашно подошёл вплотную и опустился на корточки возле него, уже не скрываясь, что нюхает воздух. Как любой хищник из тех двух, чья кровь текла в его жилах, он ориентировался преимущественного по запаху. В случае львиной натуры - ещё и по звукам.
- Я точно был один и за мной никто не шёл, - озадаченно ответил Химера на вопрос Фаолана, поворачивая к нему голову и показывая обугленные черепки миски с землёй. К запаху пепелища добавился запах страха; сам Сато просто был сосредоточен.
- Не знаю, кто тут веселился, но он растоптал и сжёг все, что мог, - Дерек поёжился и зачерпнул чересчур тёмный пепел, поднося его к носу и чихая, разметывая его во все стороны. - Даже мою сумку и рюкзак! Смотри!
Химера поднял что-то с земли и подошёл к ангелу, встревожено глядя на него и протягивая ему ладонь с неопределимым куском металла, ещё тёплого на ощупь. В него намертво были впаяны чёрные прорезиненные нитки рюкзака.
- Поясню: это были мои ключи от дома. Даже если кто-то решил развести тут костёр и бросить в него все мои вещи, то ключи не успели бы расплавиться, а рюкзак - сгореть так быстро и без дыма, - Сато нервно распушил чёлку, кладя металл в карман и туда же отправляя нож лезвием вверх. Не до техники безопасности.
- Не знаю, что тут творится, но предлагаю делать отсюда все доступные конечности, - Дерек оглядывался, не замечая, что в попытке прислушаться трансформировал уши в львиные, и они теперь беспокойно стригли в поисках непривычных звуков. Интуиция Сато вопила об опасности, о том, что они не одни, и противное чувство полного непонимания происходящего нисколько не помогало успокоиться. Тем не менее, Химера чувствовал какую-то иррациональную ответственность за Фаолана: как-никак, он сам начал этот ритуал и втянул в это ангела, поэтому если он привлек сюда кого-то - или что-то - нехорошее, это будет целиком и полностью на совести незадачливого Потомка.

+1

7

   Первым порывом ангела было дернуться вперед, схватить Дерека за рукав и не дать приблизиться к странному опаленному кругу: небольшой опыт подсказывал, что ничего хорошего от таких вещей ждать не стоит и вообще следовало бы бежать отсюда со всех ног. Но протянутая рука успела ухватить лишь пустой воздух.
- А вот эту идею я поддерживаю на все сто процентов. - Невесело отозвался Фаолан на предложение о побеге и, неловко стащив с плеч куртку, постарался сделать из нее своеобразную сумку, куда и сгрузил возмущенно закудахтавшую курицу. В какой-то момент, когда пернатая тварь в конец достала ангела, он уже готов был сунуть ее в руки старого хозяина и посоветовать ему приготовить себе вкусный куриный бульон, О'Райли поднял глаза на Дерека, да так и застыл с открытым ртом, нелепо заморгав и даже на всякий случай помотав головой. Странное видение не исчезло, даже напротив - будто стало гораздо четче.
- Так ты один из нас! - С каким-то облегчением выдохнул Фаолан и невольно заулыбался. Встретить в парке одного из представителей сверхъестественного мира было настоящей удачей - не придется объяснять, что за хрень творится вокруг, Дерек наверняка в своей жизни с подобной хренью сталкивался и принимает чудеса и странности как сами собой разумеющиеся события. - Чувак, какая бы кровь в тебе не была намешана, я безумно рад, что ты... гхм, такой. А теперь пойдем...
   Фаолан понятия не имел, куда же им идти. Вокруг были одни деревья и ничего, кроме деревьев, холодный воздух, пахнущий павшими листьями и первыми заморозками, кусал за нос и за уши, не давая никаких подсказок, куда держать путь. Запущенное приложение-навигатор, как назло, также отказывалось работать, фиксируя положение смартфона где-то вообще на другом конце Дублина.
- Дьяволова бабушка! - Проворчал себе под нос ангел, раздраженно запихивая телефон обратно в карман джинсов и задирая голову: увы, доступ в небу все еще был заблокирован плотным переплетением веток, не взлететь. А осенний холод, между тем, начинал ощущаться все явственней, заставляя Фаолана ежиться и подрагивать. Но когда он, так уверенно ведущий Дерека в неизвестность, уже готов был остановиться и признать свою ошибку, впереди забрезжил неровный свет.
- О, гляди, там наверняка кто-то есть! Поднажмем, выберемся и... ох, я бы не отказался от чего-нибудь горячего. И от стейка.

P.S. Ну что, свалимся на наших ошарашенных сектантов? ))

+1

8

Дерек и не ожидал особого сопротивления на своё предложение: как бы, не ему одному было не по себе, поэтому он попытался найти около круга хоть что-то полезное, что можно было сохранить. К сожалению, он ничего не обнаружил, чего не скажешь о Фаолане. От его, лишь по человеческим стандартам тихой реакции на свои внушительные львиные уши Сато поморщился, закрывая пушистые "локаторы" ладонями, заодно осознавая их появление, но потом улыбнулся в ответ на явное облегчение крылатого. Он уже порядком привык к негативной реакции на своё наследие, и то, что кто-то был ему рад, пусть и лишь в силу обстоятельств, порадовало Потомка.
- Я Химера, - пояснил Дерек, щёлкая по одному из ушей и обращая его обратно в человеческое, прежде чем последовать за ангелом. Мало ли, кто им попадётся. - Ну, знаешь, огнедышащий лев с хвостом-драконом и зубастой козлиной головой из хребта? Вот, и во мне всего понемногу. Обычно я и так не скрываюсь - не могу контролировать метаморфизм. В итоге разговариваешь с человеком спокойно, а потом хоп - у тебя рога вырастают, и на тебе начинают практиковать экзорцизм.
Сато забрал у ангела недовольную курицу и слегка печально хмыкнул, мысленно заменяя слово "человек" на "девушка". Проблемы Потомков-Химер 101: о личной жизни, когда в тебе борется смешение аж четырёх видов крови, можно забыть, потому что все думают, что ты, как все эти животные, исключительно полигамен, несмотря на твою горячность и долгие ухаживания. Да и рога-клыки-шерсть на любителя. И смешно, и грустно.
Дерек достал свой телефон, когда заподозрил, что Фаолан не имеет ни малейшего понятия о том, куда идти, и убедился в этом, посмотрев на экран. Навигатор невинно показывал его местонахождение на каком-то кладбище на другом конце Дублина; Сато попробовал позвонить Эйдену, чтобы предупредить его, что он задержится, но был лишь оглушён в очередной раз жизнерадостным автоответчиком друга. Для чувствительного слуха Химеры голос другого Потомка был едва ли не равноценен по боли ультразвуку.
Потирая ухо и по-немецки чертыхаясь себе под нос, обещая купить О'Салливану кляп и заварить завязки на затылке, чтобы Банши не смог его снять, Дерек полностью пропустил слова ангела мимо себя и, со свойственной ему рассеянной концентрацией внимания, врезался прямо в замедлившегося Фаолана. Курицу он выронил, и та, кудахтая, убежала в ночь.
- Да что за...! - возмутиться на несвоевременную остановку Потомок успел прежде, чем они вдвоём покатились вниз под неожиданно возникший в относительной темноте холм. Если бы Сато был в состоянии, он бы пошутил по поводу удобного, прямо как в фильмах, склона, но сейчас он больше был занят тем, чтобы не выбить себе или Фао зубы и кости. Получалось с сомнительным успехом: например, заправленный в карман лезвием вверх нож только и ждал подобного момента, и когда они наконец остановились, по ощущениям, сбив ещё кого-то, Дерек, шипя от боли, выдернул его из своего бока, где он увяз наполовину - спасибо толстовке, что не глубже. Рана неглубокая, по ощущениям ничего важного не задето, но черт, менее неприятно от этого не становилось. Очки безнадёжно потерялись где-то в траве, поэтому картинка расплывалась перед глазами.
- Извини, - буркнул он Фаолану, слезая с него и с того, кого они сбили и с трудом поднимаясь на ноги. Болело абсолютно все, и Сато еле разогнулся, только собравшись принести извинения и несчастному, на которого они свалились. Но когда он наконец увидел, куда они приземлились, то просто застыл, бесцеремонно таращась на открывшуюся его змеиным глазам сцену.
В центре поляны горел очерченный кругом огромный костёр, на фоне которого чётко вырисовывались фигуры в чёрных плащах и, по виду, небольшая статуэтка. На импровизированных алтарях перед костром лежали убитые животные с распоротыми животами, и Дерек с трудом заставил себя проглотить подкативший к горлу ком, когда он понял, что одна из фигур держит в руке внутренности несчастного зверя. При этом рука застыла на полпути к тому, где у людей примерно находится рот - слепозмейка Сато со своего места мог только предполагать. Он и животных-то узнал по запаху крови и шерсти, пробивавшемуся даже сквозь гарь и жар.
Мгновенно оценив ситуацию, Химера, зажав вяло кровоточащую рану на боку, отступил от поверженного любителя свежатины, нащупывая Фаолана сзади и хватая его за руку в качестве хоть какого-то ориентира.
- Мне не нравятся, как они на нас смотрят, - тихо прошептал он, заглушаемый треском костра. - И я без очков почти ничего не вижу. Так что если бежать - хотя бы скажи, куда.

+1

9

- Бля. - С тоскливой обреченностью в голосе отозвался Фаолан, во все глаза пялясь на тайное сборище, внимание которого сейчас было приковано исключительно к двум незваным гостям. О, как бы хотелось, чтобы Дерек, если говорил правду о своих трансформациях, сейчас принял бы свой "натуральный" облик и напугал странных людишек. Но, судя по застывшей немой сцене, химера таки нагло наврал или просто постеснялся большого количества зрителей.
- Бля... - Гораздо тоньше и испуганнее повторил ангел, когда наконец-то рассмотрел кровавые детали на поляне. Чувство самосохранения просто вопило о том, что надо рвать отсюда когти, и в кои-то веки Фаолан был с ним согласен на все сто процентов. Он бы так и поступил, если бы не ребра, отбитые Дереком, запутавшиеся в волосах ветки и листья, да неуместная ответственность за горе-колдуна. Судьба бедной курицы, оставшейся одной в ночи, сейчас мало заботила О'Райли.
   Лесной жрец в берестяной маске медленно опустил ладонь с зажатыми в ней потрохами и кивнув своим последователям, резко выбросил вперед руку, указывая окровавленным кинжалом на парней. Поляна в один миг сбросила оковы оцепенения и пришла в движение: странные культисты, повинуясь приказу, потянулись схватить Дерека и Фаолана, ангел же, причудливо ругаясь на гаэлике, едва успел ухватить странно скрюченного собрата по несчастью под руку и рвануть обратно к темнеющей чаще то ли парка, то ли леса.
- Держись, не отставай! - Шипел на Потомка Фаолан, злясь на случайные задержки и за то, как медленно бежит Дерек. Что-то с химерой было не так, но прояснить причину, по которой Дерек так стремился попасть в лапы к культистам, он смог только тогда, когда запихнул их обоих под прикрытие старого поваленного дерева.
- Ты что творишь, а?! Что с тобой не так? - Тут же накинулся на нового приятеля Фаолан, не успев перевести дух. Однако, опустив глаза, ангел стыдливо прикусил язык.
- О... Прости. Дай посмотреть. - Церемониться не было времени, отпихнув зажимающую рану ладонь Дерека, ангел осторожно надавил пальцами на его бок и затаил дыхание: лечение требовало концентрации, а достичь ее было сложновато, когда все мысли были забиты лишь недавно увиденной сценой и желанием наконец-то выбраться из зачарованного парка.
- Так должно быть полегче. - С некоторым сомнением выдохнул Фаолан и устало откинулся назад, прислоняясь к старому дереву. Где-то совсем рядом шуршали культисты, но О'Райли, немного дезориентированный исцелением, воспринимал опасность смутно, будто сквозь пелену. - Бред какой-то. Кто это такие, откуда они вообще? А что если... если мы не выберемся отсюда?

+1

10

Дерек едва поспевал за тянущим его прочь от сатанинского собрания ангелом, ощущая себя так, будто попал в невесомость. Без очков мир казался враждебно большим и неясным, от чего вестибулярный аппарат сходил с ума и давал понять это раздражающим головокружением, да и рана не особо помогала увеличению скорости движения. И это еще ничего важного не было задето, а если бы было? Он тогда вообще на поляне и остался бы , поскольку не позволил бы Фаолану тащить себя. Если честно, он сомневался, что тот вообще смог бы это сделать: он мог ошибаться, но из них двоих в плане физической развитости он поставил бы на себя.
Как только они остановились - или, точнее, их остановил ангел, затолкав неповоротливого временно Сато за трухлявое дерево и заставив его упасть на колени, - крылатый ожидаемо накинулся на него с ругательствами, но быстро осекся. Видимо, увидел, что Дерек крепко держится за бок, закрывая источник расползавшегося по тонкой футболкой под толстовкой и по джинсам на поясе красного пятна. Хищническую сущность самого раненого очень раздражал запах крови, обостряя его чувства еще больше, в извечном инстинкте "бей-или-беги".
- Прости! - виновато ответил Химера, отводя взгляд, прижимая вновь вылезшие львиные уши к голове и быстро подняв два слоя одежды, чтобы освободить ангелу доступ к ране. - Я большой идиот, я знаю, прости... - он резко  оборвал себя, понимая, что своим торопливым потоком сознания нисколько не облегчает новому знакомому задачу. С трудом перестав щуриться, чтобы разглядеть, что же там делает Фаолан, Дерек поднял голову настолько, насколько мог, чтобы не высовываться из-за бревна, мониторя окружающее их пространство на предмет угрозы. Нервно прядая львиными ушами, Сато дождался, пока спутник отнимет руки от его затянувшейся корочкой куда менее глубокой теперь раны, и трансформировался полностью, обращая свою кожу в змеиную и теперь добавляя чувствительный кончик языка к сканированию запахов вокруг.
- С-спас-сибо. И прекрати праз-сдновать трус-са, они нас-с ещ-ще не поймали, - строго оборвал он ослабевшего Фаолана. Шестерёнки в его голове крутились так отчаянно, что казалось, из ушей сейчас повалит пар перегретого механизма - не сказать, чтобы необычная картина для его предка. Мелькающий между тонких клыков раздвоенный язык придавал его произношению неожиданную шепелявость, но именно благодаря нему Дерек знал в точности, где находятся их преследователи.
Он склонил голову набок и внезапно усмехнулся, стуча себя когтем по лбу. Свет бледной луны и приглушенного фонарика телефона неровно перекатывался на обманчиво-влажной чешуйчатой коже Потомка, тускло отражаясь в глазах дезориентированного Фаолана.
- Они прочес-сывают лес-с двумя гребенками, - Дерек осторожно высунулся из-за бревна. - А мы как раз-с меж-шду двумя колоннами. Ес-сли бы не я... - он тяжело вздохнул и махнул рукой, сползая в укрытие полностью и скрючиваясь рядом с новым знакомым, отращивая еще и рога. - Они с-скоро будут тут, и у меня ес-сть идея. Но тебе нуж-шно мне подыграть. Мож-ш-еш-шь из-собраз-сить уж-шас?.. Нет, напус-сти на с-себя паф-фос-с! Будеш-шь с-слугой при пос-сланнике их бож-шка!
Дерек, несмотря на свой страх и саму мрачную ситуацию, был возбуждён. Это была самая отчаянная авантюра, которую он когда-либо проворачивал, самая странное и страшное представление, которое он давал и будет давать впоследствии, но оно того стоило.
Идея, которую он второпях объяснил Фаолану, была простой и наглой: Сато притворится идолом сектантов, которому они поклонялись на поляне и который якобы снизошёл до их молитв, а ангел предстанет его пророком или слугой - на этот счёт Химера сам не определился. Переводчиком воли, в общем. Главное, что требовалось от ангела - дождаться ищущих их фанатиков на поляне и как-то убедительно и пафосно представить Дерека, который с не меньшей помпой появится из-за деревьев. Со змеиной кожей, языком, львиными клыками, опускавшимися за пределы губ, и когтями, и козлиными рогами, ушами и зрачками Сато обязан был произвести впечатление на эти несчастные заблудшие души и как-то отвязаться от них впоследствии.
В любом случае, решать надо было быстро. Времени было в обрез.

+1

11

   Измотанный исцелением, Фаолан откинулся на шершавый ствол дерева, прикрыл глаза и попытался перевести дух. Мысли сменялись так быстро, что в голове вместо ясной картинки присутствовал лишь белый шум, раздражающий своей неопределенностью и бестолковостью. Руки и ноги подрагивали - то ли от холода, то ли от расшалившихся нервов; ангел был близок к тому, чтобы, забив на самостоятельность и гордость, жалобно звать родителей, Кройца или молиться небесам, лишь бы хоть кто-то пришел и вытащил его из этого кошмара.
   Но кошмар продолжился, стоило открыть глаза и перевести взгляд на Дерека. Возглас удивления и крик ужаса застряли в горле, глаза Фаолана словно стали еще больше - не каждый день увидишь Потомка, который так вольно распоряжается своей трансформацией! Ужасно хотелось закричать, обозвать нового приятеля идиотом и снова затаиться где-нибудь в укрытии, дожидаясь рассвета, но, как ни обидно это было признавать, Дерек был прав: никто им не поможет, надо выбираться самостоятельно. И идти ва-банк.

   Он слушал объяснения Дерека вполуха, улавливая лишь обрывки и лихорадочно пытаясь сшить из этих лоскутков цельное одеяло плана. Получалось из рук вон плохо, однако полного понимания ангелу и не потребовалось - он и так был зачарован и напуган трансформацией Потомка, такой необычной и яркой. Словно зачарованный, он поднялся вслед за Дереком, медленно вышел на небольшую прогалину и, не удержавшись на ногах, опустился на колени, не отрывая взгляда от Сато. Уже через несколько секунд где-то неподалеку хрустнули под чужими ногами веточки, зашуршали палые листья, а темнота меж деревьев сгустилась, принимая образ человеческих фигур, окруживших Фао и Дерека со всех сторон.
- Узрите! - Сиплым голосом произнес ангел, протягивая руку к существу, в которое обратился Дерек. - Он пришел на ваш зов.
   Ангел даже не зрением - кожей почувствовал, как по рядам людей пробежала волна сомнения, как зашуршали шепотки, сменившиеся тишиной в тот момент, когда из толпы вышла, медленно ступая, одна-единственная фигура в берестяной маске. У застывшего в коленопреклонном положении Фаолана зашевелились волосы на затылке, когда он почувствовал нечто. Словно дуновение теплого ветра, но ветер этот продувал насквозь, пробирая до костей и касаясь струн сверхъестественной сути  ангела. Нестерпимо заныла спина, крылья так и рвались наружу, а тело жаждало полета, ощущения свободного падения и приятной усталости. Кем бы ни был жрец культа, он смог достичь определенных успехов в своем кровавом деле, смог призвать некую силу, что еще не находила себе конкретного воплощения, но уже разливалась в воздухе, следуя за своим "хозяином". И это пугало - люди не должны обладать подобной силой. Никогда.
- Мы ждали тебя. - Голос из-под маски был приятным, глубоким, обволакивал тонкой пеленой и заставлял вслушиваться в себя. Фаолан, вздрогнувший, когда на его затылок в небрежной ласке легла запачканная кровью рука, даже не удивился, что именно этого человека сделали главным жрецом. Прячущийся за маской человек обладал определенной харизмой, лишь укрепившейся от лесных ритуалов.
- Выпусти его, - Все тем же хриплым голосом отозвался ангел, поспешно перебивая жреца на полуслове, отчаянно надеясь, что тот не поймет подвоха, а Дерек не вздумает перевоплощаться обратно в милого паренька. - Он жаждет вернуться в мир, но у него еще недостаточно сил, чтобы преодолеть магию этого места. Ты должен стать проводником. Сделай это!

+1

12

Единственное, о чем заставлял себя думать Дерек, вытаскивая ангела из ненадёжного укрытия на поляну - лишь бы тот не свалился ничком ему под ноги. Заставлял - чтобы не думать об очевидных прорехах в плане, которые были больше, чем дырки в открытом сыре. Столько всего могло пойти не так: им могли не поверить, ирландец упадёт носом в песок и не встанет, Дерек не сможет нормально разговаривать с клыками, или... или еще куча вещей, которые сейчас не приходили в голову Сато. Исцеление, страх неизвестного и опасность явно надломили боевой дух Фаолана, ложась дополнительным бременем на совесть Потомка и одновременно подстегивая его самого. Он был настолько сосредоточен, насколько мог; нервно оглядываясь на любой шорох и провожая взглядом вспугнутых погоней птицей, синеволосый по-прежнему упрямо шёл вперёд, до центра открытого пространства, не давая себе впасть в страх и уныние. От его убедительности сейчас зависят их жизни.
Стоило ему отпустить руку Фаолана, как тот опустился на колени: его взгляд, в котором удивление было намешано со страхом, крайне расстраивал Дерека, хотя он и оно идеален для представления. Этого он опасался всегда, именно поэтому он всегда отказывался показывать свою полную трансформацию новым любопытным знакомым, даже если они относились к разряду сверхъестественных существ. Она пугала их, как бы сильно они не старались это скрыть, и Сато всегда чувствовал этот страх, научился различать его за несколько лет. Мать предупреждала его об этом, но он наивно верил в то, что с ним будет по-другому: у него же нет хвоста! Оказалось, обличие рогатого и пушистого недо-Ихтиандра пугало не меньше, чем змеиный хвост.
Покачав головой, будто вытряхивая из неё негативные мысли и эмоции, Дерек стянул с себя толстовку и футболку и разулся, с содроганием ступая на прелую листву. Уже подсохшая кровь органично вписывалась в его задумку, но образ еще не был завершён. Спрятав одежду под тем самым бревном, откуда они только что вылезли, Сато разорвал свои джинсы когтями в нескольких местах и, вздрогнув и зашипев, в последнюю секунду провёл когтями обоих рук по груди, создавая впечатление болезненной трансформации. Будто что-то вырвалось из тела, как кровь, что сейчас весело стекала по груди до джинс из неглубоких царапин.
Людские гребёнки наконец встретились и образовали неправильный круг, разглядывая их. Фаолан, все ещё коленопреклонённый, протянул к нему руку, хрипло представляя, и Дерек зашипел на ближайших к нему сектантов, заставив их отпрянуть назад. Он начинал подрагивать: змеиная кожа не делала его холоднокровным, но тепло в атмосферу отдавала быстро. Тем не менее, он старался выглядеть угрожающе и величественно, особо не переигрывая и не поджимая когтистые пальцы ног, как ребёнок, ищущий тепло. Стоило сказать, у него это получалось: закутанные в чёрные балахоны люди не стремились подойти ближе, рассматривая его со страхом и каким-то почтением. Где-то далеко в прошлом Химера впервые утирала слезы гордости за своего в основном нерадивого пра-пра-много-раз-пра-правнука.
Внезапно наступила тишина: теперь Потомка оглушало биение сердец множества людей и одинокие шаги жреца в берестяной маске, направлявшегося к нему. Его роба шелестела по траве, но в какой-то момент все звуки исчезли; Дерек невольно прижал уши и глухо зашипел, нутром чувствуя опасность, исходившую от главы культа. Если у Фаолана это чувство вызывало к жизни крылья и желание полёта, то Сато чувствовал животный голод и жажду крови - те два инстинкта, что в основном управляли его далёким предком, сподвигая на уничтожение греческих сел и городов, беспорядочное пожирание скота и людей и многие другие зверства.
«Убивать».
Хриплые слова Фаолана вырвали его из страшного транса. Он вскинулся, будто просыпаясь от дремы, наконец отрывая глаза от заляпанного кровью жреца. Дерек только сейчас осознал, что застыл, как змея перед заклинателем, смотря на главу культа, и его внезапное движение заставило подобравшихся было людей в плащах снова отпрянуть. Но еще более внезапным для самого Сато было самое настоящее животное рычание, вырвавшееся из его глотки, из-за которого несколько людей аж отпрыгнули от неведомого им существа прямо на своих товарищей сзади, умиравших от любопытства. Кто-то, похоже, даже упал.
С большим трудом не выказав своего удивления, оставаясь удивительно угрожающим, Химера щёлкнул клыками на уже испуганных сектантов и повернулся к жрецу. 10. 10 лет, с самого момента первой трансформации, он не мог научиться правильно рычать, выдавая лишь жалкие потуги, достойные маленьких львят, и уже смирился с данным фактом. А тут - за секунду! Пожалуйста! Что это - стресс, напряжение? Дерек очень не хотел думать о том, что это мог быть только что произошедший опыт соприкосновения с какой-то неведомой силой, от которой волосы до сих пор гордо стояли дыбом.
Кстати, о волосах.
Сато шагнул к жрецу, слегка покачиваясь, будто он имел нетвёрдый контроль над телом, затем снова тихо зарычал, на глазах сектантов отращивая еще и гриву с синим акцентом, как на волосах, вызывая волну шепотков и даже одинокий громкий вздох удивления.
- Шшшххасссс... Вы призвали меня из земли, из огня. Вы звали меня... долго, ваши голоса... шшшшхх... пронзали ночь и спокойствие тьмы, и я пришел к вам, - голос Сато вовсе не походил на его привычный, глубокий и приятный. Сейчас он делал паузы, шипел, невольно щёлкал клыками и его голос звучал глухо и грубо: было ощущение, будто он в последний раз разговаривал месяц назад, и говорит он с большим трудом. - Кровь зовёт меня... Нужно своё тело, - Дерек шипяще выдохнул, устало опуская голову на грудь, как будто он и впрямь утомился. Он внимательно контролировал происходящее, чётко выдерживая образ. Дерек протянул руку, указывая на Фаолана. - Слуга поможет... шшхххх. Переведёт. Ваш язык... недостоин моего языка... - раздвоенный язык блеснул между клыков. Дерек неестественно дёрнулся, будто что-то ломало его изнутри, и снова выпрямился. - Огня, - потребовал он, протягивая когтистую, чешуйчатую руку, покрытую уже запекшейся кровью.
Никогда ему еще не приходилось использовать все свои способности Химеры и актёра на полную катушку. Но аниматор старался быть не столько страшным, сколько жутким в маленьких деталях: именно они делали образ аутентичным, и считал, не без основания, что у него пока неплохо получалось. Сейчас в ход пойдёт его устойчивость к огню, а потом и жуткая смесь немецкого с корейским собственного давнего изобретения в качестве языка неведомого языческого божка, за который Дерек заранее мысленно извинился перед Фаоланом. Если бы только он знал своё собственное имя!

+1

13

   Крик замер в горле Фаолана, когда он увидел, что идиоты-культисты, повинуясь едва заметному кивку своего главы, таки подали ему факел, через секунду перекочевавший в ладонь Дерека. Нужно было броситься вперед, остановить это безумие прежде, чем сумасшедшие люди и не менее сумасшедший Потомок спалят последнего до хрустящей корочки, но ноги словно налились свинцом, тело застыло, как деревянное, и лишь мелкая дрожь, пробегавшая по телу, еще доказывала, что ангел не отключился и не помер окончательно.
   Словно в полусне О'Райли наблюдал за тем, как Сато неспешно подносит к себе факел, как огонь льнет к нему, будто разлученный любовник, как ласково лижут языки пламени странную измененную кожу... Фаолан уже готов был почуять запах паленой шерсти и горелой плоти, услышать удивленный возглась, а после - крик, полный мучительной боли, но ничего подобного не было. Пламя словно подчинилось Дереку, водой скатившись под ноги и затухнув в прохладной почве, заиграло огоньками в ладони, а потом исчезло, небрежно раздавленное будничным жестом. Странное оцепенение, владевшее Фаоланом, наконец-то спало и он, выпрямившись, поспешно шагнул к Потомку, склоняясь к пушистому уху и чувствуя себя рядом с Дереком в гораздо большей безопасности, нежели с культистами за спиной.
- Ты псих! - Зашипел ангел как можно тише, опасливо косясь на стоящего неподалеку мужчину в маске. - Ты же мог погибнуть! Да я сам чуть в штаны не наложил! Давай я скажу им, чтобы вывели тебя отсюда. А там как-нибудь разберемся...
   Слишком долго шушукаться они не могли, это выглядело бы слишком подозрительно, а потому Фаолан, отступив от "божества", почтительно склонил голову, чувствуя, как ему в затылок впилось по крайней мере десять пар глаз. "Выберемся - обязательно выведу этих... этих... на чистую воду!" - мысленно поклялся ангел, вслушиваясь в жуткую тарабарщину, которую то ли шипел, то ли выплевывал Дерек. Отдельные слова будто бы были смутно знакомыми, но заморачиваться над смыслом Фао не стал, не до этого было.
- Выведи его на тропу. - Приказным тоном обратился юноша к Берестяной Маске, расправляя плечи и словно становясь на голову выше своего собственного роста. Сейчас он был проводником воли странного чудовища-божества, а значит, имел больше прав командовать. Но колебания жреца чуть было не лишили ангела с таким трудом добытой уверенности в себе.
- Она начинается от алтаря. - Нехотя отозвался жрец, не скрывая досады в голосе, но пока еще не смея перечить лесному божеству.
- Веди! - Поджав губы, кивнул Фаолан. Возвращаться к кровавому кругу не хотелось, но особого выбора у них с Дереком не было. "Потерпи еще немного", - мысленно взмолился ангел, зацепив взглядом старое дерево, под которым остались валяться вещи Потомка.

   Чем ближе подходила процессия из бога, его жреца, переводчика и растянувшихся за ними теней-последователей к костру с жертвенными животными, тем ярче становилась сила, пропитывающая воздух. Словно разлитое электричество, она заставляла волосы на теле вставать дыбом, рождала в душе беспокойство и желание то ли упасть ниц, то ли бежать без оглядки. И вместе с тем, ангел чуял - жрец в маске был прав, около алтаря была прореха, через которую можно было улизнуть из странного, застывшего вне времени и пространства то ли леса, то ли парка...

+1

14

Дерек был в своей стихии, пусть и не в своей тарелке. Факел, который ему подали, он наградил презрительным шипением возмущённого недостойным сосудом сноба, но все же снисходительно поднёс его к обнаженной груди, позволяя пламени перекинуться на чешую и гриву. Как и всегда, такой слабый огонь не смог навредить Потомку: волной прокатившись по его торсу, он на секунду превратил его в слабо угадываемый силуэт в пламенных языках, распространившись даже на волосы, но затем быстро потух. Нет материала для горения: для Сато это было привычно и не удивительно, поэтому он собрал рукой подбирающиеся к его джинсам остаточные огоньки, позволяя потухшему факелу упасть в траву. Полюбовавшись пламенем, танцующим в его тёмных глазах, он сжал кулак, перекрывая жизнь умирающему с шипением прохудившегося шланга пламени, и на секунду застыл, подняв его к небу, будто завершая какой-то одному ему известный ритуал.
Он явно добился нужного эффекта, судя по ошарашенным лицам сектантов, и даже сам смог немного согреться - приятный бонус, из-за которого пронзительная влажность холодного воздуха ощущалась лишь отчётливее. Тщательно следя за тем, чтобы не переигрывать, Дерек опустил руку, разжимая ее, показывая всем целостность тускло переливающейся в неровном свете кожи, и величественно склонил голову к подскочившему Фаолану, едва удерживаясь, чтобы не улыбнуться и не испортить эффект. Ему хотелось извиниться за то, что не рассказал о всех своих способностях заранее, предупредить, чтобы расслабился, иначе он выглядит неестественно - ему хотелось много чего. Но он лишь постриг ухом, в которое шипел ангел (щекотно), и пренебрежительно махнул на него когтистой рукой, заставляя отступить, случайно заляпав его щеку сажей. Пока Дерек был в образе, еще и в таком сложном, он обязан был сосредотачиваться изо всех сил: он не мог позволять себе паниковать, размышлять о том, кем были сектанты, о какой, к Химере, тропе говорил Фаолан и что он ожидал от культистов. Для него "вывести" означало "довести до выхода из парка", не более: он был простым Потомком, всего три месяца как живущим в Ирландии, и не был вовлечён и/или посвящён ни во что мистическое, происходившее в городе. Он стоял на особом учёте и наблюдении в Доме из-за своих спонтанных трансформаций и нечаянных нарушений тем самым режима секретности, но не более. Тем не менее, он решил довериться ангелу - ничего другого просто не оставалось.
Тяжело ступая вслед за жрецом, оставляя следы во влажной и холодной почве, Сато принюхивался к воздуху, пропитанному кровью, стриг ушами и отчаянно старался не спотыкаться о камни и ветки, во множестве рассыпанные под ногами. Без своих очков он был практически слепым кротом, и хотя чувствительный змеиный язык подсказывал ему расположение крупных препятствий, мелкие он просто не успевал определить при их нынешнем темпе движения.
Чем ближе к кровавому кругу они подходили, тем больше усилий прилагал Химера, чтобы не прижимать уши к голове, как испуганный львёнок. Сила, которая колебала воздух, как марево от костра, заставила его гриву топорщиться, будто наэлектризованную, придавливала человеческую ипостась к земле и, наоборот, возвышала животную, вменяя ей, доныне спящей, неизведанные ранее желания. Дерек боялся себя, того, что резонирует внутри него: с хрустом он сжал и разжал когтистые руки, поднял их к рогам, проводя по ним со скрежетом. Он нервничал, и его концентрация начинала истончаться; внимание и фокус прыгали, подобно испуганному кролику, когда Сато первым вышел на поляну, обогнав жреца, и остановился прямо перед костром, ловя на себя отскакивающие искры. Неведомая сила давила и взывала сквозь века к спящей внутри него крови, алыми подтеками застывшей на нем. Пряный, густой запах щекотал язык и чувствительные ноздри.
- Зов, - прошипел он, перекрывая треск языков пламени, и, склонившись, взял полусгоревшую палку, без усилий и боли держа ее за пламенеющий конец. Обернувшись, он подошёл прямиком к средоточию силы, с усилием оставляя уши стоячими и обнажая клыки. Все в нем кричало об опасности, и он не совсем хотел шагать туда один: а что, если эта хрень одноразовая, и Фаолан тут застрянет?

+1

15

   Смутная тревога, возникшая по пути, росла и крепла с каждым пройденным метром. Тяжелое чувство недосказанности, неправильности и желания куда-то бежать сию же секунду терзали душу, приходилось прикладывать много сил на то, чтобы дышать спокойно, не мотать головой по сторонам и не дрожать, как лист на ветру, от неизвестности. Фаолан при всем своем желании не мог объяснить себе происхождение этого чувства - оно возникло не из-за сектантов, не из-за Дерека, чей причудливый облик пугал и восхищал одновременно, но из-за чего-то иного, неведомого ангелу до сих пор.
   Неизвестность обрела смутно знакомые черты лишь тогда, когда Потомок вновь показал свою силу и заговорил. Зов. Да, это был именно он - тянущий за собой невидимыми нитями, бессловесный, но ощутимый. Фаолан на секунду даже подивился, что сам не смог распознать этого явления - ведь о нем предупреждали в Доме! Что же там говорили Координаторы и начальство? Что-то о Третьей Дороге, сосредоточении неизвестной мистической силы и ее разрушительных последствиях, о том, что она коварно затягивает в свои сети живых Существ, очаровывая их, лишая воли...
- Дерек, осторожно!
   Наплевав на маскировку, на вздохнувших, как один, сектантов где-то за спиной, ангел рванул вперед, движимый как страхом за жизнь своего непутевого спасителя, так и собственным желанием ступить на манящую, волшебную тропу, чьи очертания смутно трепетали дрожащим воздухом над землей и уводили куда-то вперед.
   Дыхание перехватило неведомой силой, крылья ангела наконец-то раскрылись, ослепив даже самого Фаолана своей белизной, и юноша, резко взмахнув ими, бросился на Потомка.

* * *

   Перед плотно закрытыми глазами плясали огненные искры, под пальцами вздымалась чужая грудь, а одно крыло недвусмысленно давало о себе знать легкой болью и покалыванием. С трудом разлепив веки, ангел так же осторожно развернул перьевой кокон, в который он заключил их с Дереком, и бесцеремонно отпихнул от себя Потомка, раздраженно пошевелив крыльями и пригладив помявшиеся перья.
- Никогда, никогда больше так не делай! - Только и сумел выдавить из себя лохматый и изгвазданный в осенней грязи Фаолан, сердито поглядывая на полураздетого Дерека. Сердце наконец-то успокаивалось, кровь перестала застилать глаза, а разум, освободившись от назойливого шепота, вновь мог удивляться и задаваться вопросами.
- Что это, дьявол их раздери, было? - Пробормотал Фао, оглядываясь и потирая себя за плечи. Осень отнюдь не радовала теплой погодой, а куртка осталась где-то в зачарованном лесу, как и проклятущая курица. - И куда все подевались? Смотри, тут будто никого и не было. И я слышу машины! Город! Но... Там, возле костра, словно что-то тянуло меня вперед, к чему-то смутно знакомому... Тебе же знакомо чувство, когда возвращаешься домой после долгого отсутствия? Когда сердце щемит и в животе все крутит от предвкушения встречи? Вот это было то же самое, только сильнее. А потом помню только звон в ушах и крики. Ох, да и хрен с ними! Ты как, живой? Предлагаю поскорее добраться до цивилизации и больше никогда, ни за что не практиковать никаких обрядов из интернета!

+1


Вы здесь » Practical Demonkeeping » Основная игра » [16.10.2016] Практическая магия


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC