« Он хочет узнать, как... так вышло, что такая взрослая скотина уже не способна сдерживать свою сущность? Он мог это уже в свои четыре! »

"Ночной разговор"

Разыскиваем!



Рейтинг: 18+
Жанр: городское фэнтези, мистика

Место: Ирландия, г. Дублин
Время: осень-зима 2016 г.

Practical Demonkeeping

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Practical Demonkeeping » История » [08.09.2015] Если больной очень хочет жить, врачи бессильны


[08.09.2015] Если больной очень хочет жить, врачи бессильны

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://www.stihi.ru/pics/2013/06/23/8944.jpg

Время и Место:
Дублин, 8 августа 2015 года

Участники:
Софи Легран, Кейн Маршалл

Предупреждения:
Иногда навыки полевой медицины могут пригодиться и в мирное время.

Отредактировано Софи Легран (02-04-2017 23:35:02)

0

2

Все с самого начала пошло не по плану. Кейн не любил, когда что-то шло не по плану, особенно в делах – это характеризует организатора не с лучшей стороны. А он был профессионалом, который мог и должен предусмотреть наперед все, что можно и, особенно, все, что нельзя.
Но эта встреча вывернула на какой-то совершенно уж дикий путь, и повлиять на что бы то ни было Кейн уже не мог. Поэтому все дальнейшей было не его виной, а клиента. Это клиент притащил с собой каких-то головорезов, которым приличный человек и руки не подаст, это клиент не сумел до конца осознать, что за товар ему предлагают и сколько он стоит на самом деле и, уже тем более, это была  его вина, что обозначенные головорезы вдруг решили взять ситуацию в свои руки и не только сорвали сделку, но и устроили перестрелку. Итог – четыре трупа, отсутствие прибыли и собственное ранение.
Разумеется, товар они не получили – ни один делец не отдаст свой товар за просто так, даже не попробовав отбиться. Кейн не только попробовал, но и вполне успешно осуществил сию акцию – пачкать руки самостоятельно он не любил, но мог, если было очень нужно. А в этот раз было – его телохранитель окровавил пол первым.
Оружие пришлось выбросить – если вдруг он упадет на улице, рану можно будет списать на что угодно, но доказать его участие в чем бы то ни было не удастся. Хотя, конечно, являться в больницу с огнестрелом было очень плохой идеей, так что это был очень запасной вариант, если не сработают остальные.
Кейн неторопливо шел по улице, запахнувшись в тонкий плащ и незаметно зажимая рукой рану на боку. Пока что кровь пропитывала рубашку и верхнюю часть брюк, но скоро она доберется и до плаща, даром, что темного, а после может начать капать на землю. Но до этого момента дойти не должно было – по расчетам Кейна, он должен был оказаться у врача гораздо раньше. У своего собственного врача, который получает достаточно много, чтобы не задавать ненужных вопросов.
Но строптивая Судьба никак не желала выполнять намеченный человеком план – сначала он не нашел своей машины. Район был приличный, хоть и не очень обжитой, однако прежде на вещи Кейна никто не покушался. Впрочем, разобраться с машиной и ее вероятными угонщиками он сможет и потом, хуже было другое – двигаться в направление врача придется пешком, по крайней мере, какое-то время. А потом ловить такси или, на худой конец, попутку – ждать машину было слишком долго.
Но пройдя каких-то пять минут и только выбравшись из блока строящихся зданий, где и была назначена недоброй памяти встреча, Кейн понял, что ему гораздо хуже, чем должно бы быть. И становится все хуже – поэтому действовать придется быстро. Но на шоссе было пусто, а идти в более оживленное место у него, похоже, не было времени. Однако тут ему на глаза попалась припаркованная у обочины машина. Кейн никогда прежде не баловался взломом, но у него перед глазами уже начинали проявляться темные круги. Он пошел в ту сторону с намерением попытаться сделать хоть что-то, как к той же машине подошла женщина, достала ключи и автомобиль, негромко пискнув, отключил сигнализацию. Тем лучше – не придется тратить на это совсем не лишние сейчас силы. Кейн поплотнее запахнулся в плащ, нацепил на лицо приятную, хоть и несколько вымученную, улыбки и неторопливо подошел к женщине, стараясь не напугать.
- Добрый день, мэм, - поздоровался он, - простите, что беспокою вас, но вы не могли бы подсказать, как мне…
Он хотел закончить «…добраться до ближайшего госпиталя», но не успел – его явственно шатнуло, и пришлось ухватиться рукой за край машины, чтобы не упасть. В глазах потемнело, а кровь из-под плаща начала капать ему на ботинки.

+2

3

http://demonovod.rusff.ru/i/blank.gif   Софи неторопливо шла вдоль улицы, наслаждаясь хорошей погодой. Она выехала на прием к маленькой пациентке, в семью, которую наблюдала уже третье поколение. Сначала бабушку, с которой познакомилась в Лондоне. Потом, уже в Ирландии – все троих её детей, двух бойких мальчишек и не отстающую от них девочку. Теперь Иггрейн родила, первой из детей Мелиан подарив ей очаровательного внучка. Ребенок, появившийся на свет немного раньше положенного срока, был вверен заботам доктора Легран. Француженка посещала его чуть чаще, чем то положено для наблюдения малышей. Мальчишка, несмотря на то, что был активен, криклив и с энтузиазмом махал в воздухе ручками и ножками, очень медленно набирал вес.
   Район был приличный, хотя еще молодой и только растущий. На другой стороне улицы, через дорогу шумела стройка: там высился еще лишенный окон и крыши скелет будущего многоэтажного дома. Опасаться здесь было нечего, поэтому женщина легкомысленно шла по тротуару, поигрывая зажатой в руке старомодной сумочкой-саквояжем. Строгая блузка, светло-синий костюм двойка из хорошей ткани, черные туфли на высоком каблуке и стянутые в причудливый, но сдержанный узел на затылке довершали образ. Вот только, наверное, он больше создавал впечатление о докторе Легран не как о враче-педиатре, а о бизнес-леди из одного из офисных центров вначале улицы. Впрочем, Софи это совершенно не волновало.
   Улыбаясь каким-то своим мыслям и подумывая о приближающемся времени обеда, француженка подошла к своей машине. Не иначе как навеянный легким ветерком приступ беспечности не дал ей озадачиться подозрительно трущимся возле её автомобиля незнакомцем. Легран достала из кармана жакета брелок сигнализации и нажала на кнопку. Пискнув и приветственно моргнув фарами, «Ровер» разблокировал передние двери. Еще при покупке машины Софи попросила продавца настроить все так, чтобы задние открывались только при снятии блокировки вручную. В целях безопасности, да и редко когда на задних пассажирских сиденьях оказывался кто-то.
   - Добрый, - немного рассеянно отозвалась Софи. Она уже протянула руку к ручке двери с пассажирской стороны, чтобы бросить на сиденье сумочку, но обращение заставило француженку поднять глаза и перевести взгляд на подошедшего к ней мужчину. С ним было что-то не так, Легран это чувствовала. Однако пока не могла с уверенностью сказать, в чем именно проблема и что ее смущает.
   - Вы в порядке? – мужчина, так и не успев задать женщине свой вопрос, вдруг качнулся в сторону «Ровера». Его настолько ощутимо повело в сторону, что равновесие ему удалось сохранить лишь схватившись рукой за крышу автомобиля. Перед глазами Софи промелькнули картинки прошлого, давнего и не очень. Того, где француженка помогала раненым. Решение она приняла буквально за доли секунды. – Осторожно! – одним движением доктор подставила плечо и придержала незнакомца, чтобы он не свалился. – Вам лучше присесть, подождите.
   Легран кое-как дотянулась до дверной ручки и открыла машину. И только тогда, когда она пыталась сделать это и одновременно не завалить мужчину и не уронить сумочку, Софи невольно опустила взгляд и увидела темные пятна на асфальте аккурат возле ног незнакомца. Вариантов могло быть множество, но все осколки паззла складывались только в одну картину.
   - Вы ранены? Садитесь! – женщина подтолкнула мужчину к открытой двери, чтобы он мог сесть. Если он рухнет, все только усложнится. – Я врач, - Софи подозревала в глубине души, что плохой идеей было выпалить это сейчас. Но чувство долга и альтруизм в очередной раз превалировали над здравым смыслом.

+2

4

Она не испугалась, не закричала, не попробовала оттолкнуть его и уехать, что сейчас было бы несложно. Кейн только мимоходом успел подумать, что, похоже, все-таки повезло для разнообразия после череды неудач. Мимоходом, потому что сознание начало расплываться, а голова становилась ватной. Не от боли - боль была тупой и ноющей, но не такой уж сильной. Неужели от потери крови? Но не так уж много ее он должен потерять за это время. Обычно он не оказывался под пулями, ранили его до этого всего дважды – один раз ножом, второй раз тоже огнестрельным, еще в самом начале его трудовой деятельности. И это было совсем не так.
Кейн не сел, а почти упал на сиденье машины; организм тут же решил воспользоваться удобным случаем и вообще принять горизонтальное положение, но Кейн взял волю в кулак и заставил себя смирно сидеть.
- Да? Значит, мне очень повезло… - пробормотал он, стараясь привычно улыбнуться, но вышло плохо.
Врач, надо же! Нарваться на врача раненным действительно большая удача, хотя к таким совпадениям Кейн всегда относился скептически. С другой стороны, а чем еще это могло быть?
Скрывать свое ранение дальше не имело смысла – во-первых, и так было очевидно, что ему плохо, во-вторых, врач все равно это быстро поймет – на то он и врач. Поэтому в дело будет пущена очередная легенда.
- Да, я… ранен, - пробормотал он и раздвинул полы плаща. Даже на темной ткани рубашки было видно, что на боку расплылось немалых размеров мокрое пятно, коричневый брючный ремень почернел, и вся рука, зажимавшая рану, была в крови.
- Я приехал на встречу и… какие-то люди… угнали машину, а меня…
Это должно было звучать как версия внезапного ограбления последи безлюдной улицы с последующим ранением, но говорить было очень тяжело.
- Вы можете отвезти меня к моему доктору? – собрался с силами Кейн, чтобы проговорить всю фразу связно. – Он живет буквально в соседнем квартале, до больницы ехать куда дольше.
Ехать было, может быть, и не дольше, но ехать в больницу он отчаянно не хотел – будет много ненужных расспросов.
- Извините, что хочу вас использовать в качестве шофера, но, пожалуйста! Мой врач знает, что нужно делать – он мне точно поможет. Мне не так уж и плохо…
И Кейн против воли тяжело привалился плечом к спинке сиденья. Ему было плохо, и очень. Говорить было тяжело, думать – тоже, лицо женщины расплывалось перед глазами. Любой нормальный человек, тем более, врач, сразу же решил везти его именно в больницу, но Кейн старался убедить ее этого не делать, шепча адрес своего врача как заклинание.
Почему ему так плохо? Всего лишь ранение по касательной – он хорошо это почувствовал, все-таки бодигард свою работу сделал хотя бы отчасти – закрыл патрона своим телом, так что Кейна задело не сильно. Так почему ему так плохо? Или эти сволочи начинили чем-то свои патроны?!

+1

5

http://demonovod.rusff.ru/i/blank.gif   Для того, чтобы добровольно полезть помогать человеку с непонятным ранением, надо быть либо идиотом, либо наивным ангелом. Софи Легран сочетала в себе, видимо, и то, и другое.  Мужчину пришлось поддержать и практически затолкать на сиденье, потому что самого его ноги держать отказывались. Одежду тут же украсило свежее пятно крови.
   - Практически, Вы нарвались на чудо, - пробормотала Софи, присаживаясь на корточки возле мужчины. На его боку расползлось значительных размеров бурое пятно, свидетельствовавшее о сильном кровотечении. Француженка осторожно осмотрела рану, едва касаясь её кончиками пальцев, чтобы не потревожить. Светлые брови озадаченно и встревоженно сошлись к переносице. Выглядела она, если Софи еще не растеряла прежних навыков полевой медсестры, хуже, чем ей было положено.
   Вам в полицию нужно обратиться, - пробормотала француженка, поднимаясь. Рану следовало первично обработать, и женщина намеревалась достать из стоящего на заднем сидении рабочего чемоданчика аптечку. На такие случаи она не была рассчитана, но хотя бы бинты у Софи с собой были.
   - Все в порядке, разберемся, - сказала женщина, открывая заднюю дверцу машины. Смутно она подозревала, что любой врач мужчину не устраивает не просто так. И в обычную больницу он отказывается ехать по вполне определенной причине: у него огнестрел, с которым всё не так чисто. Но даже при таком раскладе Легран не могла его бросить. – Диктуйте адрес.
   Ухудшение в состоянии мужчины стало для Софи не неожиданностью, но неприятной проблемой. Он продолжал оставаться в сознании, но спутанном и неясном. Незнакомец что-то неясно бормотал. Отдаленно это было похоже на адрес, но расслышать его полностью женщина не сумела, даже наклонившись.
   Француженка обеспокоенно вернулась к своему внеплановому пациенту с чемоданчиком. Дальнейший осмотр раны и прилагающегося к ней тела показал, что имело место быть что-то постороннее. Какая-то дрянь, в лучшем случае мешающая процессу свертывания крови. В худшем же она его и вовсе остановила,  а то и усилила кровотечение. Софи напряженно прикусила губу, пытаясь принять решение. Ладонь дрогнула над раной, когда. на всякий случай проверив сознательность больного, француженка принялась залечивать его рану, делясь энергией. Полностью исцелить её ангелу было не под силу, а вот немного улучшить состояние пациента - вполне. Когда отдала все, что могла - принялась перевязывать.
   Адрес Софи так и не разобрала. Мужчина повторял его, будто мантру, но слишком неразборчиво и тихо. Поэтому француженка с трудом загрузила тяжелого незнакомца в машину так, чтобы закрыть дверь, откинула спинку сиденья, перемещая его в полулежачее положение, и пошла за руль. В голове крутился целый ворох мыслей. Что делать, если остановят? Куда его вообще везти?
   В итоге мужчина оказался в гараже доктора Легран. Машину она туда практически не ставила, в основном паркуясь возле дома. Так что постепенно съемное помещение переквалифицировалось в склад вещей и старой мебели.

+1

6

- Да-да, конечно… - забормотал Кейн вполсилы. Разумеется, сразу же после выхода от врача он позвонит в полицию, обязательно. Но доброго доктора с голубыми глазами тогда уже рядом не будет, поэтому она не узнает, куда он позвонит и позвонит ли вообще.
Женщина колдовала над его боком, а Кейн находился уже в полуобморочном состоянии. Кажется, он сделал все, что мог, - теперь оставалось только надеяться на ее искусство и на собственную удачу, потому что он больше не контролировал ситуацию. Куда бы она его ни повезла, и что бы ни делала – сопротивляться он не мог, да и вряд ли бы вообще понял, что происходит.
Он почти ничего не чувствовал, кроме легких прикосновений к одежде и коже, кажется, она начала его перевязывать. Будь он вменяем – то проследил бы за ней, что она делает, как и насколько хорошо, но тут его мягко, но настойчиво перевели в полулежащее положение, и предатель-организм этим тут же воспользовался. Кейн отключился.
Когда он пришел в себя, то сначала увидел непонятную поверхность прямо у себя перед глазами. Потом почувствовал, как затекли шея и спина, и, наконец, понял, где находится – в салоне машины. Машина стояла где-то в помещении – видимо, чей-то гараж. Еще несколько секунд – и он, наконец, вспомнил, как мог тут оказаться, и что было до этого. Значит, та женщина – врач –  не отвезла его к его врачу, иначе бы он лежал на кушетке в кабинете. Она сама не сумела бы вытащить его из машины, но сумел бы его доктор. Но и в больницу она не поехала – это было хорошо, но не слишком.
Кейн скосил глаза вниз и потрогал рукой бок. Там были бинты со следами проступающей крови, но болело не очень сильно. А главное – муть перед глазами почти растаяла, и его больше не тянуло провалиться в бессознательное.
- Твою же мать! – громко и отчетливо сказал Кейн, снова откидываясь на спинку сиденья. Сразу после встречи с врачом он вспомнил и предшествовавшее – ранение, перестрелку, сорванную сделку. Дела были так себе – он остался при своем, но без денег, без охраны, без оружия и не знал, что произошло за то время, что он был в отключке. Не решила ли барышня за это время вызвать полицию?..
Нужно было подниматься, быстро соображать и делать ноги.

+1

7

http://demonovod.rusff.ru/i/blank.gif   В звонок в полицию о факте нападения Софи не верила. Прожив на Земле больше ста лет, она не сумела сохранить достаточный запас наивности и веры в людей. Её пациент поэтому так и просил отвезти его к какому-то «своему» доктору, а не в ближайший госпиталь. Самым безопасным было бы бросить его прямо тут же, в переулке. Или отвезти свою случайную находку в больницу неподалеку, оставить там и исчезнуть раньше, чем доброй саморитянке начнут задавать вопросы. Но француженка не могла поступить так.
   Вместо этого доктор Легран привезла странного мужчину в свой гараж. Далеко не самое лучшее решение проблемы, хоть и худшим его тоже не назовешь. «Умнее» было бы, например, притащить его к себе домой.
   Ничего, кроме автомобильной аптечки, у Софи в гараже, конечно же, не хранилось. Поэтому женщине пришлось оставить машину с раненым в гараже, запереть его от посторонних на массивный навесной замок и пешком отправиться за медикаментами и инструментами домой. Перед уходом женщина еще раз проверила состояние мужчины, дабы удостовериться, что до её возвращения он доживет и ей не придется думать, куда резко девать неопознанный труп. Благо, идти было не так далеко: около квартала или пятнадцати-двадцати минут времени в одну сторону. Итого около часа, если считать, что все необходимое доктор Легран будет искать достаточно долго.
   В итоге раскрасневшаяся и тяжело дышащая после быстрой ходьбы Софи вернулась к гаражу примерно через пятьдесят минут. Ключ не пожелал с первого раза попасть в замочную скважину. Руки из-за волнения и спешки меленько подрагивали, заставляя его вихлять из стороны в сторону. Пришлось остановиться, выдохнуть и успокоиться прежде, чем попробовать еще раз и на теперь уже суметь открыть замок. Женщина потянула на себя тяжелую железную дверь, отворившуюся с противным скрипом, так и резанувшим по слуху. В гараж из проёма проникла тонкая полоска дневного света.
   Софи практически сразу же закрыла дверь снова. Щелкнув выключателем, притаившимся на стене слева, она заменила дневной свет на тусклый электрический от висящей на потолке лампы. Пристроив чемоданчик с медицинскими вещами на стеллаж возле стены, женщина подошла к машине.
   Мужчина пришел в себя, о чем и оповестил весьма громким ругательством. Всерьез его можно было не опасаться, он был ещё слишком слаб, но на всякий случай Легран решила держаться с осторожностью.
   - Смотрю, вам уже лучше? – сказала француженка, открывая дверь автомобиля. – До вашего, - Софи особенно выделила это слово голосом. – Доктора я вас все-таки не довезла, вы отключились раньше, чем сумели внятно назвать мне адрес. Видимо, пуля была в какой-то дряни, которая до сих пор не дает кровотечению остановиться толком. Как себя чувствуете? – последний вопрос был первостепенным по сравнению с тем, что нужно было решать, как быть с этим свалившимся в машину подарком судьбы дальше. Может, набрать номер полиции все же стоило? Или хотя бы позвонить кое-кому из работавших там знакомых?

+2

8

Пока Кейн сидел и прикидывал, как лучше поступить, раздался мерзкий звук открываемой двери. Он поморщился – во-первых, звук был неприятный, во-вторых, это значило, что он больше не один. Хотя гулких сирен полицейских машин слышно не было, пока что.
Дверь машины открыла светловолосая женщина, Кейн повернул голову и посмотрел на нее. Да, кажется, это была она – доктор. Тогда ее лицо расплывалось у него перед глазами. Весьма симпатичное лицо, надо сказать – она чем-то напомнила Кейну Энн, его невесту.
- Да, мне уже лучше, спасибо, - вежливо ответил Кейн. Интересно, она слышала его громкую реплику минутой раньше или нет?
Потом он прислушался к организму и понял, что ему действительно лучше. Он чувствовал сильную слабость, но его больше не мутило, и голова работала ясно – а это всегда самое главное.
- Только слабость во всем теле и пить хочется.
Пожалуй, это и правда были его единственными проблемами в данный момент. Не считая его шаткого положения, конечно.
- Вы хорошо меня залатали, спасибо. Но…
Ему надо было уходить отсюда. Даже если она не вызвала ни скорую, ни полицию, ни мужа-амбала – задерживаться здесь не стоило. Потому что если дать человеку возможность как следует подумать – человек может начать думать в неблагоприятном для Кейна направлении.
Поэтому он с трудом оторвал от мягкой спинки налитую как будто свинцом спину и попробовал развернуться на сиденье, готовясь встать.
- …я думаю, мне нужно идти. Обо мне, наверное, уже беспокоятся, и полиция… Надо сообщить.
Он изобразил на лице озабоченность человека, который попал в неприятную ситуацию и хочет, чтобы она поскорее закончилась. Хозяйка машины была чудо как хороша, и в иных обстоятельствах он бы не проигнорировал этот факт – но не сейчас.
- Не люблю злоупотреблять чужим гостеприимством, - Кейн улыбнулся женщине и внезапно предпринял попытку встать.
Попытка успешно провалилась – он тут же рухнул назад, ноги отказывались его держать.
- Черт! – снова выругался он, но уже тихо и беззлобно. Похоже, прямо сейчас выбраться из чужой машины ему пока не светило.

+1

9

http://demonovod.rusff.ru/i/blank.gif   Мужчина выглядел уже лучше, да и чувствовал себя, определенно, бодрее, чем тогда, когда свалился под ноги Софи в полубреду из-за потери крови. Женщина догадывалась, что это обманчивое впечатление, что стоит ему чуть-чуть напрячься и организм снова даст сбой, но переубеждать упрямца не стала. Она уже догадывалась, что он попытается удрать прямо сейчас, обломится и будет готов к конструктивному диалогу.
   - Сейчас воды принесу, - вздохнула женщина, отворачиваясь от мужчины, чтобы достать из сумки бутылку. – Слабость пройдет со временем, если не будете перегружаться, - Легран открутила крышечку и протянула воду незнакомцу, только сейчас вспомнив, что даже не догадалась спросить его имени. – Вот, пейте. Даже еще и не начинала. У вас так и есть дырка в боку, я только наложила давящую повязку и немного остановила кровотечение. Так что вы зря благодарите.
   За попыткой мужчины подняться на ноги Софи наблюдала не без тревоги, присущей практически любому врачу, когда он видит попытку больного навредить самому себе. Но дергать его, наверное, было бесполезно, пришлось сдержаться и дать обжечься.
   - Наигрались в героя? – спокойно поинтересовалась женщина, когда мужчина рухнул обратно на сиденье машины, потому что ноги его подвели. – Я уже поняла, что полиция для вас нежелательна, не волнуйтесь. В конце концов, это ваше дело, куда вы вляпались, если это не отразится на мне из-за того, что я вам помогаю, - Легран вопросительно взглянула на незнакомца, как бы запрашивая подтверждение тому, что ей не аукнется роль доброй самаритянки. – Придется вам еще немного злоупотребить моим гостеприимством. Рана из-за вашего самоуправства наверняка снова открылась, - Софи вздохнула и еще пару секунд посверлила мужчину укоризненным взглядом. – Как к вам можно обращаться? – спрашивать имя, скорее всего, было бессмысленно. Незнакомец назовет первое попавшееся или давно задуманное, но к нему нужно было как-то обращаться. Вариант же «Эй ты!» француженке не нравился.
   - Отдохните немного и давайте попробуем все-таки переместить вас на диван, там мне будет удобнее возиться с раной, - женщина отступила назад и кивнула на немного продавленное койко-место, притулившееся в нескольких шагах от стены гаража. – Сейчас, - смущенно пробормотала Софи, принимаясь убирать с дивана лишние вещи. – Сможете встать с моей помощью?

+1

10

Кейн послушно кивал на рекомендации – разумеется, все так и будет, никакого перенапряжения и так далее. Это самый лучший способ взаимодействия с врачами, как он убедился, - слушать и соглашаться. Они должны сказать, а ты должен выслушать, а что будет дальше – дело десятое.
- Спасибо, - вежливо ответил он, принимая бутылку. Вода была очень к месту, он сразу выпил половину, и жажда отступила.
- Все равно спасибо – вы мне оказали первую помощь, без вас я бы истек кровью на месте.
Это была констатация факта, без ложной скромности доктор оказала ему большую услугу. А, может быть, и жизнь спасла, кто знает? А теперь ему нужно было ко врачу, который зашьет ту дыру в боку и даст отлежаться без вопросов и полиции хоть пару дней.
Перетерпев приступ боли и поплывшие круги перед глазами от попытки встать, Кейн внимательно посмотрел на женщину. Она оказалась умна – поняла, хотя бы отчасти, в чем суть дела.  Продолжать врать не имело смысла, и было просто глупо – умные люди обижаются на такое и начинают думать, что их считают за идиотов. И обычно это плохо заканчивается для недальновидных лжецов.
- Не отразится, обещаю, - спокойно ответил Кейна после минутного размышления, бросая играть в простоватую жертву нападения. – Но хочу, чтобы вы знали, я – не маньяк, не киллер и даже не бандит.
Это была чистая правда – та ее часть, которую ей стоило знать.
- Меня зовут Кейн. Кейн Маршалл. Могу даже показать визитку.
И в этом вопросе стоило говорить правду – во-первых, она уже могла обыскать его и найти пресловутые визитки в кармане, а теперь проверяла его «на вшивость», а во-вторых, он известное лицо в определенных кругах. Все равно если его выследят, или она таки сообщила в полицию – псевдонимы ему не помогут.
Ее предложение было весьма заманчивым – просто потому, что встать и уйти он сейчас не мог. Можно было, кончено, позвонить и вызвать своих людей, но, во-первых, передвигался он с трудом, а во-вторых, врач явно была настроена решительно – не отпускать новоявленного пациента, пока не разберется с ним до конца.
- Смогу, - просто ответил Кейн и постарался встать снова, уже медленно и осторожно, держась сначала за сиденье и машину, а потом – за плечо доктора. До предложенного места он таки добрел, хотя пару раз ему показалось, что колени сейчас просто подогнуться, и он упадет. Кажется, тогда он сжал ее плечо сильнее, чем нужно.
Кейн упал на сиденье и откинулся на спинку, сползая вниз, чтобы подставить раненный бок. Сидя было куда лучше, чем стоя; он снова приложился к бутылке с водой.
- Вы смелая женщина, - сказал он вдруг, наблюдая за ней. – Не только не побоялись помочь незнакомому человеку с пулевым ранением, но еще и привезли куда-то к себе и обещали не вызывать полицию.
Это не был комплимент, просто констатация факта. На взгляд Кейна это было красиво, благородно, человеколюбиво… и совершенно глупо. Она ведь не знала, кто он, но все равно пообещала помочь, причем даже без условий. Нет, он не расслабился, начав доверять ей безоговорочно, но определенное облегчение испытал.
- Полиция мне действительно весьма нежелательна, но ничего противозаконного и даже просто плохого я не сделал. Просто оказался не в то время, не в том месте. Я говорю это, чтобы вы знали, что ничего плохого с моей стороны вам не угрожает. Разве что закапанная кровью мебель.
Он чуть улыбнулся уголком рта. Это должно было слегка разрядить обстановку, подозрения ближних своих в преступлениях всегда вредят коммуникации, а он рассчитывал на ее помощь.
- Кстати, я был невежлив. Потому что не спросил, как мне обращаться к вам?

+1

11

http://demonovod.rusff.ru/i/blank.gif   - За оставление человека в опасности вообще-то полагается наказание, - с улыбкой сказала Софи. Инструкции её больной слушал краем уха, явно не собираясь исполнять, так что она ни на чем не настаивала больше. Отчасти она могла понять его нежелание связываться с полицией. Нелепо и странно, но благородная доктор Легран, истинная леди, волонтер многих организаций и далее по списку достоинств, могла бы считаться военной преступницей. Она сбежала из госпиталя и подменила документы, положив мертвеца на место живого раненого, которому хотела помочь исчезнуть, чтобы он избежал отправки на фронт. Француженка до сих пор не знала, как относиться к тому своему поступку. И даже спустя век терзалась муками совести и хранила в особой шкатулке медальон с именем того солдата, которого она выдала за другого.
   - Вы не похожи на бандита, маньяка или наемного убийцу, - после нескольких секунд раздумий сказала Софи. Типичный криминальный элемент в её представлении должен был иметь более грубые черты. – Скорее, на интеллигентного мафиози двадцатых-тридцатых годов. Знаете, такого, как в старых фильмах, - женщина улыбнулась, больше собственным ностальгическим воспоминаниям о нравившемся ей времени, нежели неожиданному сравнению. – Очень приятно, мистер Маршалл. И… Я рада, что вы дали мне слово не втягивать меня в неприятности.
   Второй раз к попытке встать мужчина подошел более осмысленно и аккуратно. Сначала он держался за машину, потом Софи подставила ему плечо и привычным движением приобняла за талию. Где-то внутри проснулось чувство дежа вю: сколько раз она уже помогала вот так передвигаться раненым? Только за первую Мировую – бесчисленное множество. С каждым шагом мистер Маршалл наваливался на служившую ему опорой женщину всё ощутимее, кажется, сам того не замечая. Но им удалось всё же дотянуть до дивана и почти аккуратно уронить мужчину на сиденье.
   - Вы мне льстите, - усмехнулась Легран, распрямляя уставшую спину и вытирая предплечьем со лба выступившие на нем мелкие капельки пота. – Это не смелость, это чистой воды безрассудство. Вы ведь даже раненый остаетесь мужчиной, существом по определению более сильным, чем я, - Софи сказала это совершенно ровно, без тени страха или беспокойства. Простая констатация очевидного факта. – Ну, и пулевое ранение.
   Женщина вернулась к стеллажу возле машины, где оставила сумку с необходимыми лекарствами и перевязочным материалом.
   - Знали бы вы, какой удачей я обладаю в этом деле, - рассмеялась Софи. – Оказываюсь не там и не тогда с завидной регулярностью. Впрочем, - женщина поставила сумку на притулившийся рядом с диваном колченогий столик, предварительно сдвинув громоздившиеся на нем вещи. – Не могу сказать, что в сложившейся ситуации нет моего интереса. Профессионального, не обессудьте, - француженка чуть прищурилась, рассматривая Кейна. – Вынуждена признать, что ваша рана ведет себя немного хуже, чем должна. Кровь останавливается плохо, будто бы нехотя. И мне интересно, почему. Вы принимаете какие-то лекарства вроде гепарина?
   Первым делом Софи предположила самое логичное. Если рана не поддавалась её ангельским способностям, то, значит, над поверхностью видна только лишь часть айсберга. И подводная его половина интриговала гораздо больше.
   - В любом случае, я могу вас зашить. Мой опыт полевого врача тут пригодится. Или принять временные меры отвезти к вашему доктору. Решать в любом случае вам, - Софи неопределенно дернула плечом, выдавая нетерпение. Ей хотелось разгадать эту медицинскую загадку. – Это я не представилась. Меня зовут Софи, Софи Легран, - женщина улыбнулась и протянула мужчине ладонь.

Отредактировано Софи Легран (11-07-2017 15:10:27)

+1

12

- В наше время многие считают, что собственная шкура дороже всего, даже оставления кого-то в опасности. Рад узнать, что еще бывают исключения, - Кейн вежливо наклонил голову в сторону доктора.
Он бы оставил. То есть, в ситуации выбора между своим благополучием и чужим – оставил бы, и без угрызений совести, которой у него, на его объективный взгляд, никогда не было.
На ее сравнение Кейн улыбнулся. Его, пожалуй, нельзя было причислить к списку мафиози или в полном смысле «криминальных элементов», но и до законопослушного гражданина ему было довольно далеко. Но люди обычно всегда судят книги по обложкам – именно поэтому он потратил столько времени, чтобы развить в себе обаяние, научиться располагать к себе, следить за манерами и даже выражением лица. Как хороший актер, который готовится к серьезным ролям, изучал свою мимику, взгляды, жесты и исправлял, исправлял, исправлял.
- Интеллигентный мафиози? Даже не знаю, это повод расстроиться или наоборот? – он снова улыбнулся. – Но шляпа-федора мне бы пошла, я думаю. И черный костюм с гамашами.
Все-таки у этих ребят начала прошлого века был свой стиль. Вот только «Томми-ган», официально именуемый пистолетом-пулеметом Thompson, был в этом образе лишним – слишком грязно. И вообще, быть на передовой куда хуже, чем думают многие, - настоящая власть исходит из-за их спин.
Кейн честно попытался аккуратно сесть на диван, но не вышло, - получилось только аккуратно упасть и морщиться от боли в боку. К счастью, уже не такой сильной, как прежде. Неужели врач усела дать ему обезболивающее? Он посмотрел на нее еще раз, внимательно – она вполне отдавала себе отчет в том, что делает, но все равно делала. Ему это было непонятно, но уважение все равно вызывало.
- Иногда разница между тем и другим не столь уж велика, - особенно если дает схожий эффект. И, чем бы это ни было, я вам за это благодарен.
В таких ситуациях лишней благодарности быть не может, на всякий случай.
- Нет, не принимаю. Никаких лекарств, гомеопатии и любых других медикаментозных средств.
И никогда не принимал, хотя в криминальной среде это не было редкостью. Но Кейн предпочитал иметь всегда трезвый ум и контролировать себя. Вероятно, доктору сейчас надо было это знать.
- Полевого врача? – он вздернул брови чуть более удивленно, чем следовало в необременительном диалоге. Любопытно, значит, барышня побывала в «горячих точках». Их сейчас хватало, и работы там наверняка тоже было немало, но представить, что данная конкретная женщина туда ездила, без подсказки было сложновато. Кейн не стал спрашивать, почему, зачем и где именно она была – это его не касалось, да и, строго говоря, не было так уж интересно. Однако теперь становилось немного понятно, почему она не испугалась – полевой врач всяко должен был видеть вещи и похуже. Не говоря уже о бомбежках, талибах и что там еще могло быть.
- Очень приятно, - Кейн пожал протянутую ладонь. – Что ж, доктор Легран, раз вы предоставили мне выбор – я, пожалуй, проголосую за первый вариант. Вы уже тут, а я уже лежи на вашем диване, а до моего врача еще придется ехать. Если вы сможете меня зашить – то шейте.
Он немного помолчал, возвращаясь к мыслям о ранении.
- А знаете, возможно, вы правы насчет лекарств. Но не моих. Те люди, что устроили перестрелку, - они могли… в общем, есть вероятность, что у них могли быть не совсем обычные пули.
Или не совсем обычное оружие или, черт его знает, что там вообще могло быть. Эти ублюдки слишком часто имели дело с Ними и, кто знает, какие меры принимали, чтобы смочь покалечить не только людей. Чеснок, святая вода, земля с кладбища? Нет, это все сказки, но мало ли средств успело изобрести человечество от защиты от… кого угодно, помимо человека.
- Видите ли, - Кейн постарался сформулировать точно и ясно, без диких подробностей, - те люди были немного… не в себе. То есть, достаточно адекватны, чтобы жить среди нас, но недостаточно, чтобы хорошо понимать границы реальности. Своего рода эксцентрики. Помешанные на мистике. Я никогда не придавал этому особого значения, но… Они вполне могли что-то сделать со своим оружием, чтобы смочь защититься от, скажем так, не совсем людей. Ну, знаете, вампиры, оборотни, эльфы – такие глупости. Таких сейчас много развелось – кто сатанист, кто уфолог, кто привидений ловит… А тут им некстати подвернулся я.
Кейн улыбнулся, всем своим видом выражая сочувствие бедным умалишенным, принимающим подобные сказки за чистую монету. Потому что форменная глупость ведь – это любому ясно. И человеку с медицинским образованием тоже будет.

+1

13

http://demonovod.rusff.ru/i/blank.gif   - Так разве было не во все времена? – усмехнулась Софи. Люди, готовые рискнуть своим благополучием ради чужого, всегда были скорее исключением из правил, нежели правилом. Слишком долго ангел прожила на свете, чтобы ждать от окружающих светлого альтруизма. Иногда ей даже становилось жаль, что опыт не выбил его из нее.
   - Да, - с улыбкой подтвердила француженка. – Вы настолько вписываетесь в образ из старых фильмов и более новых лент, что я могу очень хорошо представить вам в этой шляпе, черном костюме и с непременной сигаретой в зубах. По-моему, это время было сложным и подчас страшным, но очень красивым. В детстве я мечтала увидеть его, так что считайте, что интеллигентный мафиози – это практически комплимент, - Софи снова улыбнулась. Она даже немного ностальгически скучала по тому Лондону. И по туманам над Темзой.
   - Аккуратнее, - одернула женщина излишне прыткого пациента, упавшего на диван и тут же сморщившегося от боли. Каждое движение бередило рану, и без того никак не желавшую заживать. На боку у Кейна сквозь повязку выступило предательское красное пятно, напоминавшее о том, что резкие движения лучше не совершать. – Рана снова открылась, - досадливо нахмурилась француженка, отвлекаясь на возню с медикаментами и инструментами. – Сидите тихо! – сказано было строгим тоном, не вызывавшим желания пререкаться и перечить. Она уже знала, что, вероятно, придется снова влить в Кейна немного своей энергии. Эта рана ей откровенно не нравилась.
   В ответ на благодарность Легран только кивнула. Оглянувшись по сторонам, она нашла взглядом табуретку и подтащила её поближе к дивану, чтобы ей было, куда сесть. Опустившись на ненадежный трехногий элемент меблировки, женщина пару секунд привыкала к его шаткости. Не хотелось свалиться на собственного же пациента или на обломки некогда крепкого табурета.
   - По мне сложно это предположить, да? – весело улыбнулась Софи, ничуть не обидевшись на сквозившее в голосе Кейна удивление. Она и сама бы не поверила, что отражавшаяся в зеркале по утрам хрупенькая блондиночка ничуть не тянет на героиню, порядка шести раз бывавшую в африканских странах третьего мира и даже умеющую стрелять. – Африка, в основном. Изначально я вообще-то ехала туда с гуманитарными целями, сугубо мирными, но сами можете догадаться… - француженка вздохнула и как-то неопределенно передернула плечами. Африканские боевики и иже с ними не заморачивались целями пребывания в землях, которые они считали своими, посторонних. Эти люди просто нападали на не понравившиеся им селения и лагеря.
   - Ну хорошо, - кивнула Софи. – Тогда позвольте… - женщина принялась сосредоточенно разматывать обратно ею же наложенную повязку, стараясь максимально осторожно отделять слои бинта один от другого. – Зашить смогу, даже довольно аккуратно, - запоздало пообещала Легран, на секунду отрываясь от своего занятия, чтобы бросить на Кейна заинтересованный взгляд. – Не совсем обычные пули? – переспросила француженка, хмурясь. Становилось почти любопытно, что же этот мужчина сделал и кому не угодил, раз против него используют не самые распространенные патроны.  Но расспрашивать дальше Софи не стала, решив, что ответ её не так и интересует. В конце концов, старое доброе «Меньше знаешь – крепче спишь» ещё никто не отменял.
   - Фанатики… - задумчиво пробормотала женщина, откладывая в сторону обрывки местами пропитанных кровью бинтов. Легран бросила на столик ножницы и принялась перебирать имеющиеся у нее в запасе лекарстве. Не без анестезии же Кейна штопать… - Религиозные деятели, может, какие-то? – увлеченность француженки ампулами стала немного чрезмерной. Ей приходилось давить улыбку, потому что сказочки, о которых так снисходительно отзывался её пациент, на самом деле были реальностью. Может, эльфов, вампиров и оборотней на самом деле и не существовало, но какие-то потомки, из-за которых родились эти легенды, обязаны были быть. Софи решительно выбрала ампулу. – Сейчас сделаю вам обезболивающее. Оно местное и довольно слабое, отходить со всеми приключениями потом не должно. Знаете, а всякого рода мистиков и экстрасенсов сейчас много. Мне приходилось сталкиваться с теми, кто по религиозно-сектантским убеждениям отказывался от медицинской помощи. Да и пару случаев, когда разным гадателям и экстрасенсам верили больше, чем квалифицированным врачам, могу рассказать. Вы хотя бы не из таких? – Софи, как раз приготовившаяся вколоть обезболивающее, застыла со шприцом, любопытно поглядывая на Кейна. А вдруг он и правда из фанатиков?

+1

14

Африка? Кейн невольно задумался. Разве в последние годы в Африке происходили вооруженные конфликты? Гуманитарная помощь – это да, Врачи без границ и прочее, но… Хотя повстанцев и тиранов там наверняка хватало и так, было кому помогать и где попадать под пули. Значит, доктор была смелая – это раз, привыкла к опасностям – это два, и вероятно была склонна к риску – это три. Человек, панически опасающийся за свою жизнь, не поедет на другой континент в нестабильные военные условия ни из-за каких целей – особенно, если может хорошо устроиться на родине. А что если после всего этого привлечь доктора Легран на свою сторону? Врачей, готовых молча штопать пациентов и не задавать вопросы о происхождении денег в уплату, хватало – но не все из них вызывали доверие, не все были готовы вылезать из постели ночью ради приема и не всем хватало той суммы, которую оговаривали в начале. Кейн уже какое-то время подумывал прекратить свои отношения с текущим «лечащим врачом» - у него были подозрения, что тот влип в гораздо худшую историю, чем Кейн мог себе позволить. А доктор Легран, похоже, была предана делу заботы о пациентах и в некоторой степени альтруистична – хорошее качество для специалиста, такие люди часто не прост надбавку и не пытаются торговаться.
- Прекрасно, тогда шейте, – ответил Кейн, скосив глаза на собственный бок. Вид раны ему не понравился, в основном потому, что это был его бок, а он не любил, когда на нем оставались лишние отметины – это вызывало ненужные вопросы.
- Возможно, что да. Прежде, знаете, люди кидались с факелами и осиновыми колами на тех, кто держал дома черных кошек или бубнил себе под нос, идя по улице, а сейчас… Сейчас достать настоящее оружие значительно проще. Хотя лично я им ничего не делал – пожалуй, на мафиози начала прошлого века я действительно мог бы быть похож, но вот на колдуна – вряд ли, не люблю одежду до пола, и остроконечные шляпы с блестками мне не идут.
Он натянуто улыбнулся. Наверное, все это звучало как бред – примерно так оно и должно было звучать, но Кейн опасался, что перегнул палку отсутствия реализма. Надо было привести пример с сатанистами и лозоискателями – это прозвучало бы правдоподобнее. И опаснее. Но, кажется, добрый доктор поняла его верно.
- Ну, что вы, какой из меня экстрасенс? – Кейн снова улыбнулся, разговор свернул в нужную сторону. – Или, тем более, религиозный деятель? Я грешен только тем, что продаю вещи, составляющую преимущественно антикварную ценность.
Тут правда была более чем уместна – тем более, что свое имя он уже и так назвал. А списать происки фанатиков на защиту якобы реликвий – более чем логично.
- Среди них иногда попадаются и религиозные символы, это правда, но все по-настоящему ценные вещи уже давно лежат в соборах и музеях, мне попадаются либо копии, либо малозначительные реликвии. Но для некоторых, не спорю, они имеют большое значение – и не только в финансовом смысле. Вы удивитесь, сколько денег люди готовы платить за кусочек тряпки, о который, якобы, король Франции Филипп IV Красивый в XIII веке вытирал грязные руки – даже с неподтвержденной ценностью, между прочим! Это не говоря о разных амулетах, талисманах и прочих вещах, которым приписывают таинственные свойства – в этой среде своих фанатиков тоже хватает.

+1

15

http://demonovod.rusff.ru/i/blank.gif   - Там почти всегда идут какие-то конфликты, - вздохнула Софи, словно услышав мысли Кейна про то, когда имели место быть вооруженные стычки в Африке. Она и сама уже спохватилась, что сейчас о ситуации в странах третьего мира совершенно не в курсе, давно уже выпала из среды и новостного потока. Но можно было смело предполагать, к сожалению, что аборигены с автоматами на африканских просторах не стали страшной сказкой и до сих пор.
   - А вдруг вы и вовсе потомок эльфов? – рассмеялась Легран, аккуратно раскладывая и разбирая инструменты и обрабатывая будущий шовный материал. – Лягте, пожалуйста, мне будет так удобнее Вас зашивать. Не помню, может быть, я уже спрашивала, но… У вас нет аллергии на анестетики или другие лекарства? Как у вас с восприимчивостью к ним? – женщина сразу посерьезнела, накинув себе пару лет. Оперировать незнакомого больного, не читая его медицинской карты, могло быть рискованно. Так что оставалось лишь надеяться, что мужчина неплохо знает свой организм и, как минимум, противопоказания.
   Дождавшись, пока пациент устроится, женщина вколола ему местное обезболивающее и покосилась на стрелку висящих на запястье часов, прикидывая, когда лекарство начнет действовать. У них оставалось еще порядочно времени на почти светскую беседу, так что Софи устроилась на стуле рядом с диваном.
   - Не знаю, - честно сказала француженка, рассмеявшись. – На Мерлина Вы вроде похожи не так сильно, никаких волшебных палочек и хрустальных шаров тоже вроде не демонстрировали пока. В свою религию обратить не пытались, так что… Либо хорошо маскируетесь, либо действительно невиновны. Так Вы искусствовед или как правильно называется ваша профессия?
   Софи снова сверилась с часами. Времени прошло уже достаточно, чтобы анестетик начал действовать. Но для верности она решила подождать еще несколько минут.
   - Серьезно? – выдохнула женщина. – Бешеные деньги за кусок тряпки, которой лишь по легендам вытирал руки после обеда французский король? – на то, чтобы это переварить это, потребовалось некоторое время. Конечно, необдуманные траты бывают у каждого, все время от времени не сдерживаются и у кассы в супермаркете кидают в корзину одну из навязчиво разложенных так шоколадок, леденцов в ярком упаковке или пакетик чипсов. Но спустить огромную сумму на непонятную грязную тряпку… - Мне этого, наверное, все же не понять, - честно призналась Софи после недолгого удивленного молчания. – Может, во мне говорит что-то, очень далекое от мира искусства и исторических ценностей, но… Лучше бы эти деньги отправились на благотворительность или другую форму помощи тем, кто нуждается в них для выживания, - женщина, методично ощупывавшая бок Кейна возле раны, вздохнула и улыбнулась. – Я неисправимая альтруистка. Вам не больно? Сейчас я начну понемногу зашивать вашу рану. Швов, в общем-то, планируется не так уж и много. Но может быть немного больно. Если станет невозможно терпеть, скажите мне.
   Больше медлить не было причин, так что Легран надела стерильные перчатки и взялась за иглу, делая первый стежок. Пока еще осторожно, опасаясь, что пациент еще не совсем утратил чувствительность.

+1

16

- Эльфов? – от неожиданности Кейн коротко хохотнул, но сразу же замолчал и поморщился – смех болезненно отдался в рану. – Сомневаюсь, иначе бы я знал – да и острые уши отсутствуют, с бессмертием за компанию.
Творчество профессора Толкина Кейн читал, но сугубо из практических соображений – книги и рукописи тоже были предметом дорогой купле-продажи и подчас стоили больше, чем драгоценности и драгметаллы.
Последовав указанию врача, Кейн, как сумел, сполз на сидение, постаравшись принять максимально горизонтальное положение.
- Аллергии нет, реакция, по словам врачей, в рамках нормы.
Состояние своего здоровья Кейн знал достаточно хорошо – ежегодный визит ко врачу занимал в педантичном списке его дел такое же место, как и любая другая встреча. По той же причине его образ жизни можно было назвать условно здоровым – сложно делать дела, когда тебя подводит собственный организм. А условным он был потому, что некоторые вредные привычки вроде курения все же имели место.
- Боюсь, у моей профессии нет официального названия, - Кейн снова попробовал любезно улыбнуться, вышло не слишком хорошо из-за положения и боли, - я – все понемногу. Отчасти искусствовед, отчасти историк, отчасти оценщик, отчасти консультант, отчасти… менеджер по продаже. Да, пожалуй, так будет точнее всего, - менеджер по продаже редких и старинных вещей. Ищу для своих клиентов нужные им лоты и свожу их с теми, кто продает искомое за комиссионные.
Это была только верхушка айсберга, упоминаемая в налоговой декларации, но про свои дела с «черным рынком», разумеется, Кейн милому доктору рассказывать не собирался.
- Кто-то собирает древние тряпочки, кто-то – рукописи и старинные книги, кто-то – драгоценности, а другие коллекционируют дорогие машины, наряды, яхты или людей, - Кейн пожал плечами как сумел. – Собирательство в природе человека, вопрос только в сумме. Кому-то нужен новый iPhone, а кому-то – игрушка из… как называются эти шоколадные яйца для детей… Kinder Surprise?
Слова о благотворительности Кейн решил не комментировать – он тоже поддерживал некоторые из них, но делал это не из желания кому-то помочь, а ради создания репутации. Врач же явно имела в виду другое.
- Нет, уже почти нет, - ответил он; чувствительность мало-помалу проходила, и боль исчезала. – Шейте, если что – я потерплю.
Чего-чего, а терпеть Кейн умел – все-таки это было не первое его ранение, хоть в «горячих точках» он никогда не был. Боли от иглы почти не было, только легкие уколы – болеть начнет после, когда вернется чувствительность, но тогда у него уже точно будет обезболивающее в нужном количестве.

+1

17

http://demonovod.rusff.ru/i/blank.gif   - Полегче, - улыбнулась Софи, когда засмеявшийся пациент быстро сморщился от боли в ране. – Между прочим, в детстве и юности творчество Профессора было в числе моих любимейших произведений. Его книги, наверное, единственные, которые я перечитываю раз в пару-тройку лет и которые при этом не надоедают. Так что, наверное, я бы не отказалась, если бы в них было что-то правдивое. Тем более, что тот кропотливый научный подход, который мы там видим, не может не восхищать, - женщина улыбалась и продолжала болтать, по привычке заговаривая зубы. Слишком долго француженка проработала педиатром, и некоторые привычки намертво въелись в кровь, став рефлексами. Например, привычка забалтывать пациентов, отвлекая их от собственных иногда не самых приятных ощущений.
   - Хорошо, - меланхолично кивнула Легран, продолжая осмотр и обработку раны. Судя по той характеристике, которую дал мистер Кейн своей профессии, легальной была только лишь часть его деятельности. И вполне возможно, что и не самая доходная. Но совать нос и расспрашивать девушка не стала.
   - Наверное, Вам приходится многое знать из истории и кучи других смежных областей, - заметила женщина, возясь со шприцом с обезболивающим. Когда-то очень давно она хотела стать историком. Сейчас же от этого осталась только любовь к чтению соответствующих книг. Однако этого было достаточно, чтобы в обращенном на Кейна взгляде Софи сквозило уважение.
   - Наверное, это что-то первобытное, - с усмешкой сказала француженка. У них было немного времени до того, как обезболивающее подействует, и его можно было потратить на беседу. – Вроде создания запасов на черный день. Знаете, бывает очень сложно выбрасывать вещи, даже если ты их и не касалась лет десять. В голове все равно крутится: а вдруг когда-нибудь это мне все-таки пригодится?
   Получив разрешение начинать, Софи приступила к зашиванию раны. К счастью, ничего ужасного вроде рваных краев у нее не наблюдалось. На наложение швов у доктора Легран ушло совсем немного времени. Было бы даже еще меньше, если бы она с тревогой не наблюдала за состоянием пациента, опасаясь за него.
   - Ну, вот и все, - заключила женщина, закончив с раной. Она закрепила нить и отложила в сторону иглу. Еще раз всё проверив, француженка принялась стягивать с рук стерильные перчатки, вымазанные чужой кровью. – Вам будет лучше ещё какое-то время не вставать. Иначе швы могут снова разойтись и начать кровить. Так что полежите и отдохните, - Софи улыбнулась. Она уже собирала инструменты, но вставать со стула пока не торопилась. Хотелось удостовериться, что её пациент не попытается удрать, едва только

+1

18

- Мне жаль вас разочаровывать, - улыбнулся Кейн, - лично я принадлежу к расе людей, это совершенно точно. Впрочем, будь это не так – я бы вряд ли сказал иное.
Кейн вдруг задумался, а сколько, интересно, людей знают о существовании не-людей? Не обязательно в мире, даже в Великобритании и Ирландии? Сотня? Нет, вряд ли, наверно больше. Тысяча? Отсюда закономерно вытекал вопрос, а сколько Их существует в том же Королевстве?.. Очень интересный по-своему вопрос, но он вряд ли когда-нибудь узнает на него ответ.
- В основном из истории и искусствоведения – все-таки я провожу только первичную оценку подлинности, сертификаты выдают соответствующие специалисты. Мне же нужны общие сведения, что, допустим, указанная вещь не могла принадлежать такой-то исторической личности, так как подобные предметы были изобретены на пару столетий позже. Тут ошибка «плюс-минус век» может возникнуть довольно легко.
На самом деле нюансов там была куча, начиная с репутации продавца, но на такие прозаические темы людям обычно было неинтересно говорить. Кейн же поддерживал разговор, и довольно охотно, чтобы, во-первых, отвлечься от происходящего, во-вторых, узнать о докторе немного больше – для справки.
Боль не ощущалась, только прикосновения к коже как механическое действие, но думать о том, что сейчас тебя зашивают, не хотелось. Все же, у врачей должны быть стальные нервы, а значит и конкретно эта врач не так проста – тем более, после «горячих точек».
- Да, многие руководствуются этим принципом – кто-то копит ненужные вещи, а кому-то порой очень везет. Например, когда начинает распродавать содержимое бабушкиных сундуков и внезапно выясняет, что какая-нибудь покрытая патиной брошка стоит больше, чем весь его дом.
Одно время Кейн очень увлекался такими вещами – искал в интернете объявления о продаже старых вещей, заглядывал на «блошиные рынки» и гаражные распродажи – подчас там удавалось покупать почти за бесценок то, что потом уходило нужным людям с добавлением двух, а то и трех нулей. Разумеется, так бывало нечасто, но ему нравился сам процесс – он заменял ему то, что другие называют «азартом». А потом ему надоело, да и времени на это уже не стало.
- Так что если у вас где-то завалялись вещи старших родственников – не торопитесь сразу выбрасывать, там может найтись что-то интересное, - пошутил он в виде профессионального совета. Хотя, кто знает, всякое бывает.
Наконец процедура была закончена. Кейн скосил глаза – выглядело все чисто и аккуратно, не хуже, чем после визита в больницу. Что ж, значит, с этой стороны все в порядке.
- Хорошо, не буду, - покорно согласился Кейн, - это явно не в моих интересах.
Сколько времени понадобиться, чтобы швы немного зажили, и можно было уйти? Сутки? Двое? Своим людям он, конечно, позвонит сразу же после ухода доктора – чтобы знали, что произошло, кто виноват и где сам Кейн, но сюда их вызывать он не будет, обойдется простым такси, потом, когда сможет.
- Мне неловко так нагло пользоваться вашим гостеприимством, поэтому прошу вас сказать мне, что я могу встать сразу же, как вы это поймете по состоянию моей раны. Мне бы не хотелось причинять вам лишнее беспокойство.
И так долго оставаться такой хорошей мишенью.

+1

19

http://demonovod.rusff.ru/i/blank.gif   - О, не волнуйтесь – вы не так сильно меня разочаровали, - мягко улыбнулась Софи. – Я давно уже не верю в чудеса. Хотя иногда мне бы искренне хотелось, чтобы где-то существовала капелька доброго волшебства.
   Слушать Кейна оказалось легко и приятно – у него обнаружился неплохой такой талант рассказчика. Тем более, что область была интересной, да и светская беседа помогала им обоим отвлечься и не дергаться из-за процесса зашивания раны.
   - А спорные случаи бывали? – для поддержания разговора поинтересовалась француженка. – Когда возраст не выходило определить с нужной точностью или информации не хватало? – женщина усмехнулась, машинально зашивая рану и закрепляя шов. У нее дома было кое-что из прошлого, несколько памятных предметов, стоимость которым ей вдруг стало любопытно узнать. Не то, чтобы она надеялась, что какая-то из них окажется неожиданно ценной, но интерес, вспыхнув, не тропился угасать.
   - И часто вам удавалось сделать такие находки? – с улыбкой спросила Легран. С раной она уже закончила, и даже уже практически убрала инструменты, но разговор не спешил увядать. Наверное, это могло бы быть хорошим знаком.
   - Определенно, - предельно серьезно сказала Софи. – Вы же не враг себе, но мы иногда переоцениваем свой организм, думая, что он куда как крепче. Этим даже врачи грешат, так что я обязана была предупредить, - женщина словно бы извинялась за то, что вынуждена была озвучить очевидную вещь. Она привыкла к тому, что непроговоренная мелочь – это то, что обязательно будет нарушено.
   - Ничего страшного. В конце концов, я давала клятву и всё такое, - француженка беспечно улыбнулась. Возможно, она вместе со своим альтруизмом и дремлющим инстинктом самосохранения вполне могла бы и сумасшедшей показаться Кейну. Но для нее в помощи людям, пусть и практически незнакомым, было нечто такое, что заставляло делать это даже без собственной выгоды. – А причин держать вас здесь дольше необходимого у меня нет. Так что я отпущу вас сразу же, как вы толком оправитесь от своей раны, чтобы суметь уйти и не навредить себе этим, - Софи снова улыбнулась. – Вы пока отдыхайте. Я чуть позже вернусь и принесу вам поесть и что-нибудь теплое, вроде одеяла. Надо вас как-то поудобнее устроить. Как вы, кстати, относитесь к лазанье? – француженка прекрасно ощущала, что пребывание здесь в тягость Кейну. Он не доверяет ей и предпочел бы находиться в надежном месте у проверенных людей. Софи его в чем-то понимала, да и сама на его месте хотела бы того же самого. Но выбора особенно не было. Пока ещё встать, не рискуя тем, чтобы швы разошлись и не начали заново кровоточить, было практически невозможно. Кейну придется немного потерпеть, а Легран, в свою очередь, постарается сделать так, чтобы его пребывание здесь было хотя бы терпимым.
   Прояснив ещё пару вопросов, Софи направилась к выходу из гаража, держа путь домой. Она пообещала вернуться с нужными вещами и твердо намеревалась слово свое сдержать. А для этого ещё нужно было кое-что подготовить.

+1

20

- Честно говоря, эти спорные случаи возникают все время, - Кейн улыбнулся, - потому что продавцы обычно стараются накрутить цену, а покупатели, наоборот, сбить. К тому же, оценка с точностью до цента обычно затруднительна, особенно, если речь идет о культурных ценностях. Так что в мои функции входит и урегулирование таких вопросов тоже.
Кейн постарался улечься поудобнее, но так, чтобы не тревожить рану.
- Время от времени – гораздо чаще, чем принято считать, но слишком редко, чтобы заниматься только этим. Нужно иметь либо много свободного времени, либо настоящий азарт к таким поискам – я же занимался этим просто умеренного интереса ради.
А теперь Кейну предстояла самая сложная часть – просто расслабиться и ничего не делать. Конечно, ничего у него не получиться, полностью расслабиться он обычно не мог даже у себя дома, что уж говорить о подобных обстоятельствах. Но надо как-то выждать положенное время и дать ране хоть немного затянуться.
- Прекрасно отношусь, - ответил он с улыбкой, - особенно к домашней.
Что ж, его еще и покормят тут. От домашней еды, приготовленной не профессиональной кухаркой, он давно отвык, но в текущем положении его бы устроили даже простые бутерброды.
- Спасибо, доктор, вы сделали для меня больше, чем один незнакомый человек обычно может сделать для другого.
Кейн снова улыбнулся, повторение благодарности в подобных обстоятельствах лишним не будет точно. Одними словами он, разумеется, не ограничится – после его ухода доктор Легран получит еще как минимум цветы. И дело тут было не в его чувстве признательности – в признательность как таковую он не верил, зато быть у кого-то в долгу очень не любил. А именно это он сейчас и делал – был в долгу у врача, спасшего ему жизнь. Будто они в больнице – врач был бы вознагражден своей зарплатой, а она приняла на себя заботу о нем совершенно добровольно и бескорыстно.
Дождавшись, когда она уйдет, Кейн достал телефон и набрал номер. Нужно успокоить своих людей, невесту и клиентов, а заодно и сообщить кому надо о том, что произошло несколькими часами ранее. Эти люди ему теперь крупно должны.

+1


Вы здесь » Practical Demonkeeping » История » [08.09.2015] Если больной очень хочет жить, врачи бессильны


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC